Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (27 июня – 3 июля 2011 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с событиями в Ливии и Сирии. Правительство Ливии и повстанцы заявили о своем согласии с предложением Африканского союза (АС) начать переговоры о будущем страны. В Сирии 1 июля прошли наиболее массовые демонстрации оппозиционных сил со времени начала антиправительственных выступлений в марте 2011г.

2 июля на саммите Африканского союза в Малабо (Экваториальная Гвинея) была принята «дорожная карта» урегулирования конфликта в Ливии. Правительству Ливии и повстанцам предложено провести столице Эфиопии Аддис-Абебе переговоры с целью достижения прекращения огня, создания переходного правительства и последующего проведения демократических выборов. При этом ливийский лидер М. Каддафи в переговорах участвовать не будет. Вместе с тем, в документе АС не упоминается о том, должен ли Каддафи уйти в отставку. Сторонники М. Каддафи и повстанцы сообщили о своем согласии провести переговоры о будущем Ливии. В то же время повстанцы подчеркивают, что начнут диалог только при условии неучастия в нем М. Каддафи. Ранее, 27 июня Международный уголовный суд (МУС) в Гааге выдал ордер на арест М. Каддафи, которому предъявлены обвинения в совершении преступлений против человечности при подавлении протестных выступлений в Ливии. Также выданы ордера на арест его сына С. аль-Ислама и начальника ливийской разведки М. Сеннусси. Правительство Ливии признало решение МУС незаконным. На саммите АС было заявлено, что решение суда в Гааге является контрпродуктивным, поскольку «оно препятствует делу мира в Ливии».

1 июля М. Каддафи, выступая по случаю ста дней со времени начала военной операции западной коалиции против Ливии, пригрозил НАТО совершать нападения на территории Европы, если альянс не прекратит военные действия в стране. В ответ командование НАТО заявило, что усилит нанесение ударов по войскам и объектам, находящимся на территории, кон-тролируемой сторонниками Каддафи. На минувшей неделе стало известно, что французские военные снабжали по воздуху оружием ливийских повстанцев на западе страны. Президент США Б. Обама заявил 29 июня, что его администрация не откажется от поддержки операции НАТО в Ливии, а участие в ней американских войск полностью соответствует законам США. В Вашингтоне в очередной раз потребовали от М. Каддафи уйти в отставку и заявили о готовности продолжать оказывать ливийским повстанцам только «несмертоносную помощь». На фронтах боевых действий в Ливии на минувшей неделе существенных изменений не произошло. Войска, верные М. Каддафи, отбили наступление повстанцев на город Бир-аль-Ганам, рас-положенный в 80 км к югу от Триполи.

Напряженная обстановка сохраняется в Сирии, где продолжается противостояние правящего режима с оппозиционными силами. На всем протяжении минувшей неделе в стране происходили демонстрации оппозиционеров и сторонников правительства. 1 июля во многих сирийских городах состоялись наиболее массовые антирежимные манифестации, участники которых требовали отставки президента САР Б. Асада. В ходе столкновений манифестантов с силами безопасности имеются жертвы с обеих сторон. Б. Асад 2 июля отправил в отставку губернатора провинции Хама, где прошли наиболее крупные выступления противников режима. Сообщается о вводе в Хаму войск с бронетехникой. Подчеркнем, что значительная часть оппозиции, особенно ее зарубежное крыло, отказывается вступать в переговоры с властями, считая их бесперспективными, т. к. правящий режим, по мнению его противников, «не способен трансформироваться». Правительство САР пытается восстановить контроль над ситуацией в стране как политическими, так и силовыми мерами. В северных районах страны вблизи границ с Ливаном и Турцией продолжаются спецоперации против вооруженных противников режима. В то же время власти САР сообщили, что до 5 тыс. сирийских беженцев вернулись домой из Турции, где еще остается 10 тыс. сирийцев. 27 июня в Дамаске впервые была проведена санкционированная властями встреча представителей оппозиции. Ее участники призвали к «мирному и безопасному переходу к демократической системе» и заявили о готовности к диалогу с правительством. Аналогичная встреча состоялась и во втором по величине городе страны Алеппо. На минувшей неделе в Москве побывала делегация сирийской зарубежной оппозиции, которая подчеркнула заинтересованность в том, чтобы «Москва не просто голосовала за резолюцию в Совете Безопасности ООН, но и стояла у истоков перемен в Сирии». Власти планируют провести 10 июля консультации с представителями оппозиции для обсуждения программы национального диалога с целью поиска путей выхода страны из кризиса. В ответ ряд руководителей оппозиции заявили о намерении провести 16 июля в Дамаске собственную конференцию «национального спасения».

1 июля в Марокко состоялся референдум по конституционной реформе, инициированный королем Мохаммедом VI. Подавляющее большинство его участников (свыше 98 проц) одобрили предложенные монархом изменения в системе государственной власти. В частности, будут расширены права правительства и премьер-министра. Последний будет избираться партией, получившей большинство голосов в парламенте. В то же время король остается главой государства и верховным главнокомандующим вооруженными силами. Оппозиция считает изменения в конституцию недостаточными.

На минувшей неделе обострилась внутриполитическая ситуация в Египте. В ночь с 28 на 29 июня в центре Каира на площади «Ат-Тахрир» произошли столкновения участников молодежной акции протеста с полицией. Участники акции критиковали руководство МВД АРЕ и требовали его замены, а также выступали за отставку правящего военного режима и проведение в стране более глубоких реформ. Акция переросла в массовые беспорядки. В ходе столкновений с полицией пострадали свыше 1000 человек. 1 июля на площади «Ат-Тахрир» состоялась новая демонстрация молодежных организаций. На этот раз она была менее многочисленной и прошла в целом без инцидентов.

Госсекретарь США Х. Клинтон 30 июня сообщила, что вашингтонская администрация поддерживает «ограниченные контакты» с египетскими «братьями-мусульманами» в рамках линии на установление связей со всеми политическими силами АРЕ. Со своей стороны, представитель «братьев» заявил, что исламисты «приветствуют диалог с Америкой, чтобы избавиться от недоразумений и восполнить пробелы».

30 июня утвержденный ООН Специальный трибунал по Ливану (СТЛ) передал прокуратуре этой страны обвинительное заключение и ордера на арест лиц, подозреваемых в причастности к убийству в 2005 г. бывшего главы ливанского правительства Р. Харири. Сообщается, что все четверо подозреваемых – ливанцы и принадлежат к радикальной шиитской организа-ции «Хизбалла», причем двое из них занимают в ней высокие посты. Власти Ливана должны в течение 30 дней сообщить СТЛ о мерах, принятых по задержанию подозреваемых. Руководство «Хизбаллы» назвало выводы трибунала «политизированными и предвзятыми», а лидер организации Х. Насрулла категорически отверг возможность ареста своих однопартийцев. Видный ливанский политик В. Джумблат считает, что стабильность и безопасность в стране важнее, чем справедливость. Премьер-министр Ливана Н. Микати заявил 2 июля, что правительство удовлетворит требование СТЛ лишь в случае получения неопровержимых доказательств вины подозреваемых лиц.

На прошедшей неделе президент Судана О. аль-Башир посетил с визитом Китай. В Пекине ему было заявлено, что КНР стремится расширять политические и торгово-экономические отношения с Суданом, выступает «за выстраивание добрососедских отношений между Севером и Югом Судана».

Власти Севера и Юга Судана договорились о создании демилитаризованной зоны вдоль линии совместной границы. Согласно соглашению, войска сторон должны отойти от линии границы на расстояние не менее 10 км.

2 июля О. аль-Башир сообщил, что отдал суданской армии приказ продолжать боевые действия в граничащей с Югом провинции Южный Кордофан до тех пор, пока ее территория не будет «очищена» от сил, выступающих на стороне южан.

Сложная обстановка сохраняется в Йемене. Исполняющий обязанности главы государства вице-президент А. М. Хади признал, что власти страны потеряли контроль над пятью из 20 йеменских провинций. На юге Йемена продолжаются вооруженные столкновения правительственных войск с боевиками радикальных исламистских группировок, в т. ч. местного ответвле-ния «Аль-Кадиы». Боевики удерживают в своих руках город Зинджибар. Тем временем на минувшей неделе в столице страны Сане и многих других городах республики вновь прошли массовые демонстрации с требованиями отставки президента Йемена А. А. Салеха (находится в Саудовской Аравии на лечении) и смены существующего в стране режима.

2 июля в Бахрейне начался диалог между сторонниками правящего режима и оппозицией. Власти заявляют, что он будет проходить без каких-либо предварительных условий и ограничений. Лидер крупнейшей оппозиционной шиитской партии «Аль-Вифак» А. Сальман сообщил, что оппозиция вступает в переговоры, не отказываясь от требования создания правительства, «которое будет представлять волю народа», т. е. шиитского большинства населения страны. В целом же оппозиция скептически оценивает перспективы начавшегося диалога. Ранее, 30 июня король Бахрейна Х. Аль Халифа объявил о создании независимой комиссии по расследованию беспорядков, происходивших в стране в феврале-марте этого года. Бахрейнский монарх признал «право граждан выражать свое мнение мирным способом – законно». Между тем 2 июля полиция разогнала демонстрантов, выступавших против начавшегося диалога.

Саудовская Аравия в скором времени сократит свое военное присутствие в Бахрейне (1000 чел.), «но это не означает, что войска будут полностью выведены, так как угрозы все еще сохраняются». Кувейт 2 июля объявил о выводе из Бахрейна катеров своих ВМС.

По информации СМИ, бывший глава саудовской разведки принц Т. аль-Фейсал заявил, что его страна будет добиваться получения ядерного оружия, если его создаст Иран.

Бывшие афганские военачальники, выходцы из национальных меньшинств (таджики, узбеки, хазарейцы) объявили о создании коалиции, оппозиционной президенту страны Х. Карзаю, которого они обвиняют в присвоении чрезмерных властных полномочий.

Напряженная обстановка сохраняется на афгано-пакистанской границе. По информации командования ВС Афганистана, за последние четыре недели пакистанцы совершили 155 артиллерийских и 9 ракетных обстрелов территории страны. Погибли и получили ранения десятки мирных жителей.

Министерство обороны Пакистана 30 июня потребовало от США освободить авиабазу базу на юге страны, которую американцы используют для запуска беспилотников, наносящих удары по боевикам «Аль-Каиды» и талибам. Пакистан также потребовал высылки из страны британских инструкторов, обучавших местных пограничников, но при этом намерен сохранить обмен информацией с Великобританией по вопросам борьбы с терроризмом.

В Иране 27 июня начались десятидневные ежегодные учения Корпуса стражей исламской революции «Великий пророк-6», в ходе которых на прошедшей неделе были произведены многочисленные пуски ракет класса «земля-земля» различной дальности – от 400 до 2000 км. Командующий ракетно-космическими силами КСИР генерал А. А. Хаджизаде заявил, что Иран не нуждается в ракетах с дальностью пуска свыше 2000 км, так как его противники США (американские военные объекты в регионе, — авт.) и «сионистский режим» находятся в пределах досягаемости имеющихся на вооружении ракет типа «Саджиль» и «Шехаб» (модификация «Гадр-Ф»), а другие страны в качестве вероятных противников Исламской республики не рассматриваются. Сообщается о создании в ИРИ шахтных пусковых установок для ракет.

Приложение

 

 

О проблемах обеспечения национальной безопасности Алжира

 

 

Алжир является самым крупным по территории, численности населения, экономическому и военному потенциалу государством на северо-западе Африки, что традиционно подпитывает амбициозность алжирского руководства, его стремление утвердить ведущую роль страны в регионе. Данное обстоятельство напрямую сказывается и на проблемах обеспечения национальной безопасности АНДР, приоритетах государственной политики в этой сфере. Прежде всего, речь идет о перманентном наращивании Алжиром своего военного потенциала. Большое внимание уделяется также борьбе с террористической угрозой, имеющей как внутренние, так и внешние корни. На вопросы национальной безопасности оказывают влияние и сохраняющиеся территориальные и иные противоречия с некоторыми из соседних стран, прежде всего, с Марокко. В последнее время все более ощутимую угрозу безопасности Алжира представляет вооруженный конфликт в Ливии. Что касается внутренних аспектов национальной безопасности, то здесь главным является вопрос о путях дальнейшего развития страны. В условиях усиления деятельности оппозиционных политических сил, требующих проведения глубоких демократических реформ, правящий режим прилагает усилия по недопущению дестабилизации обстановки в стране. Не снята с повестки дня проблема противостояния сторонников светского и исламского путей развития Алжира, требуют своего решения и вопросы берберского населения.

Подходы к решению проблемы Западной Сахары, наличие территориально-пограничных споров, соперничество за лидерство в регионе традиционно осложняют отношения между Алжиром и Марокко. Причем вопрос о прохождении границы между двумя странами далек от своего решения, а западносахарское урегулирование вообще находится в тупике. Вместе с тем, история алжирско-марокканских отношений показывает, что руководители обоих государств не стремятся резко обострять ситуацию, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния. К тому же у Алжира и Марокко имеются и важные совместные интересы, прежде всего экономические.

Алжир выступает за политическое урегулирование ситуации в Ливии, поддерживает контакты со всеми сторонами ливийского конфликта. В то же время в Алжире считают, что отношения с Ливией будут «очень напряженными», если к власти в Триполи придут повстанцы. Алжирцы негативно относятся к иностранному вмешательству в Ливии, называют «непропорциональными» и не соответствующими резолюции 1973 СБ ООН воздушные бомбардировки этой страны, призывают к немедленному прекращению боевых действий, обвиняя западную коалицию в том, что та своими действиями «усложнила кризис». Правительство АНДР отказало коалиции в использовании воздушного пространства страны в интересах ведения войны в Ливии.

Алжир выступает за поддержание безопасности и стабильности в Западном Средиземноморье, позитивно относится к инициативам и мероприятиям, направленным на достижение этих целей. Алжирское руководство поддерживает идею о превращении Средиземного моря в «озеро мира и сотрудничества», считает, что участие страны «в новой схеме сотрудничества в Средиземноморье позволит АНДР быть важной стороной при любом развитии ситуации в сфере политики безопасности в регионе наравне с другими средиземноморскими партнерами». Алжир в течение длительного времени рассматривал НАТО в качестве враждебной, агрессивной организации, но сейчас «альянс превратился в партнера, с которым интересно и даже первостепенно важно сотрудничать». В то же время Алжир не поддержал создание специального Африканского командования ВС США. В целом в условиях сохраняющейся сложной внутриполитической обстановки алжирское руководство проводит курс на избежание втягивания страны в конфликты с соседними государствами.

Сложная военно-политическая обстановка в Северной Африке обязывает Алжир иметь боеспособные вооруженные силы для защиты суверенитета и территориальной целостности страны. ВС также активно участвуют в борьбе с вооруженными формированиями исламистов и террористами. В условиях активизации противников правящего режима армия, как хорошо организованный и дисциплинированный организм, остается влиятельной силой, от позиции которой во многом будет зависеть дальнейшее развитие ситуации в АНДР.

Правящему режиму в начале нынешнего столетия удалось подавить основные силы экстремистских исламистских группировок, снять угрозу действующей власти с их стороны. Тем не менее, говорить о полной победе над экстремистами и террористами в Алжире пока не оснований. Несмотря на понесенные тяжелые потери, радикальные исламисты смогли сохранить часть своих сил и регулярно продолжают совершать различного рода насильственные действия. Сохраняются и глубинные причины для распространения в Алжире идеологии джихадизма, что связано с социально-экономическими и политическими факторами. На сегодняшний день наиболее крупной, влиятельной и активной террористической группировкой в Северо-Западной Африке, действующей преимущественно в АНДР, является «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ). Ее главной целью является недопущение полной стабилизации обстановки в Алжире. В то же время отмечается определенная непоследовательность в действиях алжирских властей по отношению к радикальным исламистам: с одной стороны, они по-стоянно усиливают борьбу с ними, а с другой – периодически амнистируют тех, кто уже оказался за решеткой за свои преступные деяния. Алжир придает большое значение международному сотрудничеству в борьбе с терроризмом. АНДР участвует в «Транссахарской контртеррористической инициативе», разработанной США. Получило развитие и двусторонне сотрудничество с американцами в вопросах противодействия терроризму. АНДР координирует антитеррористические усилия с Мавританией, Мали и Нигером. Алжир принял «исключительные меры» безопасности на границе с Ливией, т. к. разграбившие армейские склады ливийские мятежники продают оружие боевикам АКИМ. В целом, правительство Алжира, несмотря на прилагаемые усилия, вряд ли сможет в обозримой перспективе полностью подавить действующие в стране вооруженные экстремистские и террористические силы исламистов.

Следует отметить и рост наркотической угрозы. В последние годы АНДР из транзитного пункта по переброске наркотиков в Европу превратилась в активного потребителя наркотиков.

В январе-феврале 2011 г. в Алжире происходили массовые протестные выступления и беспорядки, главным образом с участием молодежи. Их участники требовали проведения коренных политических и экономических реформ, раздавались призывы к смене существующего режима. Однако тунисский, египетский, а тем более ливийский сценарий в Алжире не повто-рился. Власти, используя силу и объявив о ряде мер социального и политического характера, смогли удержать ситуацию под контролем. Так, в феврале в АНДР был отменен режим чрезвычайного положения. Сказалась и разобщенность оппозиционных сил. Немаловажным обстоятельством стало то, что местным исламистам не удалось возглавить протестное движение, хотя они активно пытались сделать это. Молодые алжирцы, хорошо связанные с внешним миром благодаря Интернету и спутниковому телевидению, оказались невосприимчивы к лозунгам радикалов от ислама. Тем не менее, напряженность в стране сохраняется. Ведь основные политические и многие социально-экономические требования протестующих власти все еще не удовлетворили, а последние события отчетливо продемонстрировали «нежелание широких слоев алжирского общества жить по правилам, спущенным сверху традиционной политической элитой».

Негативно сказывается на обстановке в стране нерешенность берберской проблемы. Берберы (кабилы), особенно радикальное крыло Движения за автономию Кабилии, настойчиво продолжают борьбу за предоставление районам с компактным берберским населением автономии, отстаивают право на возможность без ограничений и дискриминации пользоваться своим языком и развивать национальную культуру. В целом кабильская проблема, в случае непринятия мер по ее разрешению, может стать опасным фактором, который негативно скажется на ситуации в Алжире.

В целом, по мнению западных экспертов, существующий в Алжире «авторитарно-плюралистический» режим все еще сохраняет запас прочности, а его руководство проявляет необходимую гибкость (хотя и не всегда) в решении внутренних проблем. И все же главной проблемой национальной безопасности Алжира в настоящее время и на ближайшую перспективу остается дальнейшая нормализация обстановки в стране. Это потребует от правящего режима огромных усилий в политической и социально-экономической областях, в сфере безопасности. Алжир также продолжит активную деятельность по обеспечению внешней безопасности. Значительные усилия будут прилагаться по укреплению армии и структур обеспечения внутренней безопасности.

62.42MB | MySQL:101 | 0,538sec