Иранский президент и его правительство в ожидании «красной черты»

Противостояние президента с духовным лидером и парламентом стало обыденным явлением последних двух лет внутриполитической жизни Ирана. За это время депутаты неоднократно обвиняли правительство М.Ахмадинежада в нарушении прерогатив парламента. Следует заметить, что в затянувшемся споре парламента с правительством по вопросу о процедуре слияния министерств духовный лидер встал на сторону парламента, что и обусловило, конечно, с санкции духовного лидера, начало антипрезидентской политической кампании.

Характерной чертой этой кампании является удар по ближайшему окружению президента. Конечно, можно было бы предположить, что в другой ситуации острие критики могли бы направить непосредственно против самого М.Ахмадинежада. Тем не менее, вопреки ожиданиям, его политические оппоненты избрали более изощренную тактику борьбы против строптивого президента. Она состоит в усилении давления на ближайшее президентское окружение, которое является своего рода генератором или «мозговым центром» всех его идей или начинаний. Для этой цели подвергается скрупулезному изучению политическое прошлое каждого его сподвижника в правительстве. Кроме того, делается попытка анализа 30-летней истории налаживания и развития контактов между президентом и его окружением, что дает основание утверждать, что связь президента с единомышленниками базируется исключительно на групповом, узкоэгоистическом политическом интересе.

Знакомство с подобным материалом представляет определенную ценность не столько из-за желания узнать, какие люди окружают иранского президента, сколько понять, какие факторы формируют механизм продвижения по служебной лестнице вверх к политическому олимпу в ИРИ.

Ведущаяся охота на ключевых фигурах окружения президента преследует своей целью ослабление позиций последнего, что, по замыслу его политических оппонентов, должен сделать его более «покладистым». После того, как в течение последних месяцев были арестованы некоторые лица, тесно связанные с ближайшим окружением М.Ахмадинежада, командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) бригадный генерал Мохаммад Али Джафари заявил, что они были обвинены в «экономических и моральных правонарушениях», а также в связях с деструктивными силами, намеренными свергнуть исламский режим в стране. Примечательно, что, по указанию духовного лидера аятоллы Али Хаменеи, фамилии задержанных лиц не стали достоянием гласности.

Скорее всего, можно предположить, что исчерпав весь дозволенный законом инструментарий «урезонить» президента, духовный лидер решил одернуть М.Ахмадинежада именно таким образом.

Можно с уверенностью сказать, что в этой связи кажется неслучайным появление статьи, распространенной через информационное агентство «Базтаб-онлайн» под заголовком «Откуда явились Ахмадинежад и «урмийское звено?». Чтобы ввести читателя в курс дела, поясним, что автор материала под «урмийским звеном» подразумевает группу лиц из ближаайшего окружения Ахмадинежада, выходцев из Урмии – нынешнего административного центра западноазербайджанской провинции Ирана.

«Достаточен лишь один взгляд на прошлое Махмуда Ахмадинежада, — пишет автор публикации в своем введении, — и беглое знакомство с историей его деятельности, чтобы всплыли перед нами имена лиц, сопровождавших или сотрудничавших с ним, о которых знает общественность Ирана. Среди них такие имена, как Моджтаба Самаре Хашеми, Садек Махсули, Эсфандиар Рахим Машаи, Али Никзад, Али Акбар Мехрабиан, Али Реза Шейх Аттар, Мохаммад Алиабади, которых можно увидеть рядом с нынешним президентом». Весь упор в статье делается на длительный процесс формирования «команды» президента.

2005 г. в Иране для всех оказался неожиданным: на президентских выборах победил бывший мэр Тегерана М.Ахмадинежад, который, как казалось тогда, кроме членов тегеранского горсовета и довольно узкого круга его единомышленников не мог рассчитывать на помощь со стороны. Победа «неизвестного» в широких политических кругах страны кандидата вызвала жгучий интерес к его мировоззренческому багажу. Все были в ожидании ответа на вопрос, насколько он готов претворить в жизнь свои предвыборные лозунги.

Если судить по публикации, поведение президента изначально ввергло в заблуждение иранское общество. С одной стороны, его заявление: «Неужели проблема нашего правительства заключается в нескольких женских локонах или в одежде парней?!» – как бы свидетельствовало о его некотором отклонении от стандартного, исламского подхода к внешнему виду граждан. Мол, перед правительством стоят более серьезные задачи, а именно создание рабочих мест и удовлетворение социальных нужд. По его утверждению, они и являлись реальными проблемами для правительства. С другой стороны, ходили слухи о нем, как об идеологически очень «подкованном» человеке, который намерен возродить строгости первых лет исламской революции. Подобный «ярлык» оказался ко двору, и людям пришлось затаить дыхание в ожидании грядущих перемен.

Автор публикации считает победу Ахмадинежада на президентских выборах беспрецедентной за 30-летнюю историю существования ИРИ, когда человек, никогда не занимавший пост министра или даже кресло депутата, не входивший в число известных политических деятелей, не имевший с бывшими президентами, и председателями парламента никаких связей, смог стать главой исполнительной власти. По утверждению автора, будущий президент очень желал казаться таким человеком: беспартийный, выходец из народа, критикующий существующее положение, человек слова и новых идей…

На счет фактора неожиданности, конечно, не следует заблуждаться – именно такой имидж кандидата в президенты и был нужен лагерю фундаменталистов для победы над реформистами.

Следует заметить, что команда президента сформировалась еще в первые годы исламской революции в Иранском Азербайджане. В те годы М.Ахмадинежад был начальником уезда Маку, а затем губернатором Хоя. Что касается его будущего сподвижника Моджтабы Самаре Хашеми, то он тогда занимал должность заместителя губернатора провинции Азербайджан. Мохаммад Алиабади тем временем уже находился на руководящей должности в системе Корпуса стражей исламской революции (КСИР), а нынешний глава президентской администрации – Э.Машаи также служил в составе КСИР в Тонекабуне, в провинции Мазандеран, откуда он перешел в министерство разведки. Поскольку последний имел «профессиональный» интерес к изучению этно-национального вопроса в стране, включая вопрос о курдах, то был направлен на запад страны, где он примкнул к «урмийскому звену». Необходимо напомнить, что два других члена этого «звена», а именно Алиреза Шейх Аттар и Табеш, который был заместителем министра МВД в составе второго правительства Али Акбара Хашеми Рафсанджани, в разное время занимали должность губернатора провинции Азербайджан. Именно эти фигуры и стали основоположниками «урмийсского звена», члены которого занимали руководящие посты в Ардебиле, Курдистане, в мунуципалитете Тегерана, и, наконец, в составе исполнительной власти страны. По утверждению информационного агентства, еще тогда М.Ахмадинежад стал формировать свой круг надежных единомышленников. Предполагают, что все началось в Университете науки и промышленности, где образовался треугольник в лице Садека Махсули, Самаре Моджтаба Хашеми и Махмуда Ахмадинежада, который и стал основным ядром упомянутого «звена». Из университета многие члены этого «звена» в дальнейшем переместились на запад страны.

1986 год стал знаменательным как для самого «звена», которое в этом году обосновалось на западе страны, так и для М.Ахмадинежада, занявшего пост вице-губернатора Курдистана. Тогда из-за продолжавшейся войны с Ираком (1980-1988 гг.) не было никаких возможностей сбора всех членов «звена» в этом регионе, так например, один из его членов — Парвиз Фаттах – работал в составе диверсионной команды КСИР за рубежом, а командовал ею Садек Махсули. Что же касается Э.Машаи, то он, ввиду своей профессиональной «привязанности» к Курдистану, занимался разработкой стратегии исламского режима применительно к иранским курдам уже в составе новообразованного министерства разведки, продолжая сохранять при этом связь с единомышленниками.

Хотя после окончания войны пути «треугольника» разошлись, тем не менее, связи сохранились и каждый из них стал продвигаться дальше по служебной лестнице: Садек Махсули стал работать в сфере нефтяной промышленности и чрезмерно разбогател, став одним из крупнейших миллиардеров в Иране, М.Ахмадинежад занял пост нубернатора Ардебиля, а Парвиз Фаттах стал заведывать договорным сектором проектов по благоустройству фонда «Хатам оль-Анбиа». К тому времени группа пополняется новыми членами. Среди них Али Акбар Мехрабиан, Алиреза Никзад, Аббас-заде Мешкини, и Фатхоллахи. В настоящее время Фатхоллахи является заместителем министра иностранных дел. Следует заметить, что все вышеперечисленные лица были представлены М.Ахмадинежаду в Ардебиле во время его губернаторства. Что касается Мехрабиана и Никзада, то оба лица в дальнейшем занимали пост министра промышленности и градостройтельства в составе девятого и десятого правительств соответственно. Абасс-заде Мешкини в настоящее время занимает пост генерального директора по политическим вопросам МВД республики. Наряду с этим бывшие соратники М.Ахмадинежада по Азербайджану проложили себе путь в Министерство иностранных дел. Так Моджтаба Самаре Хашеми, по указанию Садека Махсули, который является свояком бывшего министра иностранных дел Али Акбара Велаяти, перешел в МИД, спустя некотрое время стал генеральным директором управления кадров этого министерства. Там же нашел свое место и Саид Джалили (нынешний секретарь Высшего совета национальной безопасности). Между тем Э.Машаи становится генеральным директором по вопросам общественности МВД и начинает работать вместе с Табешем, занимавшим пост заместителя министра внутренних дел по политическим вопросам.

Движение «урмийского звена» вверх по служебной лестнице было приостановлено в результате прихода к власти реформистов во главе с Мохаммадом Хатами. Победа реформистов лишила членов «урмийского звена» завоеванных позиций в структурах исполнительной власти. Тогда М.Ахмадинежад решил вернуться в университет для получения степени доктора в области благоустройства и транспортного движения, а Э.Машаи становится директором радио «Паям», остальные же члены группы также переходят в разные неправительственные фонды. Во время нахождения реформистов у власти М.Ахмадинежад делает попытку попасть в парламент через тегеранский избирательный округ, однако терпит неудачу.

Выборы в городской совет Тегерана стали второй попыткой сбора членов упомянутого «звена». М.Ахмадинежад, который был занят в качестве члена-основоположника Общества «Исаргяран (жертвующие)» и вел организационно-партийную работу в качестве ответственного за сектор последователей линии имама и духовного лидера, принимает на себя ответственность проведения вторых выборов в городской совет. Он, с согласия Мохаммад Реза Бахонара, генерального секретаря Исламского общества инженеров, подключился к выборам и стал набирать молодых и малонеизвестных лиц для присутствия в неофициальном списке в созданной им организации консервативного направления «Абадгяран-е иран-е эслами (Обустроители исламского Ирана)», взявшего на свое вооружение популизм. На муниципальных выборах в феврале 2003 г. эта организация набрала большинство голосов, а уже в мае того же года, по решению городского совета, М.Ахмадинежад был избран главой муниципалитета.

После победы М.Ахмадинежада на муниципальных выборах члены «урмийского звена», включая его первоначальное ядро, присоединилсь к нему: Мохаммад Алиабади занял важную должность по техническим вопросам и благоустройству, Бехбехани, бывший министр дорог также оказался в муниципалитете Тегерана. Э.Машаи застолбил за собой должность председателя Организации по культуре и исскуству муниципалитета, а Самаре Хашеми стал ответственным за избирательный штаб своего ближайшего друга. Остальные помощники этой группы развили деятельность во время девятых президентских выборов.

Двухлетний опыт деятельности в рамках муниципалитета Тегерана создало условия для команды «новых фундаменталистов» приобрести опыт управления таким крупнейшим муниципалитетом ИРИ, каким являлся Тегеран.

Хотя делались заявления о том, что команда мэра не имеет ни малейшего намерения участвовать в девятых президентских выборах, однако уже тогда было множество свидетельств утверждать противоположное.

В последние годы восьмого президентства, как реформисты, так и фундаменталисты, выставили по несколько кандидатур на президентских выборах, в частности фундаменталисты выставили пятерых канидатов: Али Лариджани, Мохаммада Бакера Калибафа, Мохаммада Резаи, Али Акбара Велаяти и Махмуда Ахмадинежада. Вся идея участия пятерых кандидатов, автором которой был ходжат оль-эслам Али Акбар Натек Нури, заключалась в том, чтобы все пятеро выступили бы своими програмами, причем было решено в конце сделать ставку на одного конкретного кандидата. Согласно всем предварительным оценкам, М.Ахмадинежад располагался в самом конце списка, однако так изменилась обстановка на выборах, что в первом круге выборов ему отдали предпочтение фундаменталисты и он прошел во второй. Тогда соперничество между Али Акбаром Хашеми Рафсанджани и Махмудом Ахмадинежадом окончилось поражением первого.

Теперь «урмийское звено» могло занять высшие места в девятом правительстве. Садек Махсули, после скандального импичмента Али Кордана, стал министром внутренних дел и провел десятые президентские выборы. Али Акбар Мехрабиан после оставки Алиреза Тахмасби перешел в министерство промышленности и полезных ископаемых и до слияния двух министерств — промышленности и торговли — находился на этом посту. Мохаммад Алиабади, потерпев поражение на муниципальных выборах от Мохаммада Бакера Калибафа, получил от Ахмадинежада председательство Организации по физическому воспитанию. Алиреза Никзад в десятом правительстве возглавил министерство жилищного строительства и градостроительства. Парвиз Фаттах стал министром энергетики, а Алиреза Шейх Аттар, после поста заместителя министра иностранных дел, был назначен послом Ирана в Германии.

Между тем в политических кругах все больше говорят о двух фигурах – постоянных сподвижниках М.Ахмадинежада – Моджтабе Самаре Хашеми и Эсфандияре Рахим Машаи. Хотя Машаи не с самого начала фигурировал в составе упомянутого «треугольника», тем не менее, в бытность

М.Ахмадинежада на посту мера Тегерана, Э.Машаи очень сблизился с ним.

Такова, вкратце, деятельность «урмийского звена». Следует заметить, что подобный неожиданный интерес к нему не может быть беспредметным. Не вызывает сомнения целенаправленность данной публикации — показать корпоративность интересов «урмийского звена». Как бы то ни было, на фоне последних высказываний духовного лидера и председателя парламента относительно тех или иных шагов десятого правительства, подкрепленного неоднократными обвинениями в «кумовстве» М.Ахмадинежада, следует предположить, что политическая кампания, направленная на «обуздание» строптивого президента, начатая с согласия духовного лидера, продолжится.

Вместе с тем, никто в настоящее время не рискнет предсказать, в каком направлении будет двигаться «урмийское звено» — сдаст ли оно свои позиции или пойдет на обострение отношений с духовным лидером и парламентом.

Как известно, антипрезидентский настрой в парламенте достиг своего пика. В парламенте высказывают крайнее недовольство тем, что М.Ахмадинежадсчитает себя правомочным не считаться с мнением парламента по многим важным вопросам. Одним из самых болезненных вопросов является вопрос о сокращении состава правительства путем слияния министерств. Хотя и было принято решение осуществить слияние министерств, тем не менее, парламент отвел правительству два года для разработки плана по их слиянию. Следовательно, предполагалось, что в дальнейшем правительство представит результаты своей работы в парламент. Однако правительство, сославшись на неясности в специальном законе о слиянии министерств, решило без одобрения парламента приступить к осуществлению процесса их слияния. Это вызвало критику со стороны парламента, поскольку согласно конституции, право трактовки закона принадлежит ему. Под выдуманным предлогом неотложности слияния министерств, правительство не обратилось за разъяснениями в парламент, а немедля приступило к увольнению министров. Можно не сомневаться в том, что глава правительства спешил с решением этого вопроса для того, чтобы поставить парламент перед свершившимся фактом. Со своей стороны, председатель парламента Али Лариджани утверждает, что не было никакой необходимости в поспешном увольнении министров. Вся загвоздка состоит в том, что теперь правительство утверждает, что на самом деле оно не проводит слияние министерств, а помещает одно или два министерства в структуру одного министерства. А раз так, то нет никакой необходимости для правительства обращаться в парламент для одобрения его действий!

В ситуации, когда президент не находит общего языка с парламентом, на сторону последнего встал и авторитетный Наблюдательный совет, который поддерживает позицию парламента – слияние министерств должно производиться по утверждению парламента, а министры должны получить вотум доверия законодательного органа.

Ситуация с законностью слияния министерств зашла в тупик. Чтобы выйти из него Али Лариджани вынужден предложить следующий компромиссный план: обе стороны конфликта формируют команды из своих представителей, в задачу которых и будет входить решение вопроса. С другой стороны, он по-прежнему утверждает, что нет никакой необходимости торопить процесс слияния министерств, поскольку на это было отведено два года.

Тем временем давление на ближайшее окружение президента нарастает, что вынудило М.Ахмадинежада заявить о том, что действия его оппонентов достигли предельной точки — «красной черты». По его заявлению, в случае ареста одного из членов его правительства он будет вынужден предать гласности «взрывоопасный» для всего политического строя материал.

В заключение, можно сказать, что за всем процессом противостояния исполнительной и законодательной властей в Иране просматривается накал борьбы за власть внутри самой политической элиты. Опасаясь дальнейшего обострения ситуации, духовный лидер призывал стороны «не дать врагам пропагандистский подарок в преддверии парламентских выборов». В зависимости от того, какой путь выхода из тупика найдут конфликтующие стороны, можно будет судить о будущей расстановке сил в политической элите страны.

43.62MB | MySQL:92 | 0,963sec