Российский план «шаг за шагом» и пуск АЭС в Бушере

В последние недели предпринимаются усилия, направленные на выход из тупика, образовавшегося в вопросе реализации иранской атомной программы. Переговорный процесс между Ираном и странами «шестерки» (5 постоянных членов Совета Безопасности плюс Германия) находится в глубокой стагнации, а с января нынешнего года он просто заморожен. Недавно Россия выступила с инициативой плана, который по версии Associated Press выглядит следующим образов: международное сообщество должно будет делать уступки Ирану в ответ на каждый его шаг в сторону большей прозрачности ядерной программы. Как полагают иранцы, уступки подразумевают смягчение действующих в отношении Ирана санкций. Таким образом, в соответствии с российским планом, Иран будет постепенно выполнять требования МАГАТЭ, а Совбез ООН – отменять санкции. По заявлению президента ИРИ Махмуда Ахмадинежада, Иран положительно воспринимает российскую идею о решении «шаг за шагом» и готов сформулировать предложения по сотрудничеству в данной сфере.

Вопросы рассмотрения российского предложения как раз были главными в повестке дня состоявшегося 17-19 августа визита в Москву главы МИД ИРИ Али-Акбара Салехи. Находясь в Москве и встречаясь со своим российским коллегой, глава МИД ИРИ сказал, что план «Шаг за шагом» является приемлемой базой для возобновления переговоров в формате «Иран и группа 5 плюс 1». Взяв его за основу, сказал Али-Акбар Салехи, можно начать переговоры и довести их до успешного конца. Салехи полагает, судя по его высказываниям, сделанным в российской столице, что переговоры подобны длинному пути, в начале которого кто-то делает первый шаг, но до сих пор неясно, кто же окажется инициатором этого процесса. Однако движение необходимо, потому что оно, по заявлению российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, поможет устранить обеспокоенность мирового сообщества по поводу иранской атомной программы. Такова же и реакция США, которую озвучила представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд: «Мы приветствуем любые попытки России убедить Иран, что ему пора сменить курс и начать выполнять свои международные обязательства».

Как писала московская газета «Коммерсантъ», ссылаясь на анонимного российского дипломата, несмотря на то, что европейские страны согласились рассмотреть этот план, в Белом Доме высказали мнение о том, что вероятность его реализации весьма низка, и есть опасность того, что он может привести к установлению новых и более жестких антииранских санкций. В сущности, сказал он, это и не план, а блок предложений.

Рассматривая фон последних заявлений по ядерной тематике, отметим, что переговоры в Москве проходили на фоне очередных заявлений главы российского МИДа о скором, в течение ближайших недель, пуске в эксплуатацию АЭС в Бушере и о том, что в эти дни проходят последние консультации в этой связи. Обратим внимание на то, что в эти же дни – 17 августа — д-р Феридун Аббаси, председатель иранской Организации по атомной энергетике, высказывает мнение о том, что реальные сроки пуска в эксплуатацию АЭС в Бушере — ноябрь-декабрь нынешнего года. На вопрос о том, а как же быть с заранее объявленными сроками, когда речь шла о пуске до конца нынешнего августа, д-р Аббаси сказал, что не стоит говорить о четких сроках, потому что необходимо еще серьезно поработать над вопросами обеспечения безопасности на объекте.

В целом, в многочисленных публикациях иранских СМИ по проблеме пуска АЭС в Бушере, возводимой российскими специалистами, заметно, что в отношениях двух стран по-прежнему ясно ощущается плохо скрываемое недоверие. В то же время не потеряла своей актуальности до сих озвучиваемая многими в Иране пословица «Хар че аз Рус расад никуст» («Все, что исходит от России – к добру»). В завершение своего визита в Москву глава дипломатического ведомства ИРИ Али-Акбар Салехи сказал, что Иран внимательно изучит российское предложение по поводу переговоров по иранской атомной программе, и только тогда выскажет свое мнение по этому поводу. При этом, уточнил Салехи, мы привлечем к экспертизе авторитетных специалистов. Однако уже в пятницу 19 августа агентство ИСНА написало, что Иран получил российские предложения только в ходе визита главы МИДа в Москву, хотя прозвучали они гораздо раньше. . Как написало агентств, создается впечатление, что российский план более всего представляет собой реализацию усилий по уравновешиванию возможных в будущем санкций ЕС и санкционных действий со стороны всего мирового сообщества против Ирана в связи с реализацией возможного военного компонента его атомной программы. Заявление ИСНА прозвучало на фоне сделанных Салехи во время поездки в Москву заявлений о том, что российский план открывает ясную перспективу продолжения диалога между Ираном и международной шестеркой.

В Иране, между тем, такой оптимистический взгляд не встречает значимой поддержки. Обратимся в этой связи к мнению популярного парламентария Хишматоллы Фалохатпише – авторитетного члена Комиссии национальной безопасности и внешней политике Собрания исламского Совета(парламента), который в своей статье в праворадикальной газете «Ресалат» написал в конце истекшей недели, что нет достаточных оснований верить российским лидерам. Фалохатпише выразил мнение и о том, что Россия поддержала те санкции, которые были введены по инициативе европейских стран против Ирана и несет за это полную ответственность. А поэтому, резюмирует Фалохатпише, от нее всегда можно ждать чего-то неожиданного и неприятного. «Если мы обратимся к четырем пакетам санкций, введенным Советом Безопасности против Иран, — написал в газете Фалохатпише,- и постараемся выяснить роль в этом России, то увидим, что все ее усилия преследовали лишь одну, близкую России цель – избежать включения в число объектов, подлежащих санкционным мерам, АЭС в Бушере. Задержав на 11 лет пуск в эксплуатацию важного для Ирана объекта, Россия целиком сосредоточилась на экономическом аспекте, стремясь урвать как можно больше дивидендов для себя». Распалившись в своей критике негативной роли России в иранском атомном проекте, Фалохатпише увидел российский след и в вопросе внесения вируса «Staxnet» в программное обеспечение деятельности компьютеров иранского атомного проекта: «Тем самым Россия постаралась и здесь сорвать введение в строй АЭС в Бушере». В заключение своей статьи известный иранский политик написал: «Красная линия для России – помощь в создании промышленного цикла обогащения урана для иранских атомных объектов. Дальнейшие переговоры с руководством России, страны, не играющей уже заметной роли в мировых процессах и реально превращающейся в игрока третьего разряда на мировом геополитическом поле, не имеют никакой перспективы». Популярная тегеранская газета «Сийасатэ руз» не столь радикальна, и посвятив передовую статью визиту Салехи в Москву, назвала план «шаг за шагом» последней надеждой Ирана в его взаимоотношениях с Западом в деле реализации атомной программы. Консервативная газета «Шарк» тоже проанализировала эту же проблему в своей аналитической колонке, где пришла к выводу, что главным условием успеха этого плана является наличие достаточной воли у лидеров Ирана и Европы и уважение каждой из сторон к границам дозволенного, то есть к своему рода «красным линиям». Для Запада это – не допустить появления у Ирана атомного оружия, что касается Ирана, то для него это заключается овладением права на реализацию обогащения урана.

Справедливости ради отметим, что проблематика невыполнения Россией своих договорных обязательств по АЭС в Бушере не нова, и уже давно и часто муссируется в иранской прессе. С самого начала строительства там не раз писали о больших сомнениях в том, что Россия ритмично и в срок выполнит свои договорные обязательства. Как известно, контракт, был рассчитан на 5 лет. В год, когда строительство должно было завершиться – 1999, во время своего апрельского визита в Иран тогдашний глава российского Минатома Евгений Адамов отметил, что на строительстве занято более 1000 российских специалистов и оно успешно приближается к завершающей фазе. Однако заместитель Адамова, профессор Виктор Михайлов, работавший ранее 3 года главой этого ведомства, сказал в том же 1999 г., что то, что делается в Бушере, может быть охарактеризована как «много шума из ничего» . Самую большую сенсацию в этой связи преподнесла 8 мая 1999 г. тегеранская реформистская газета «Салам» .Отвечая на вопросы читателей о состоянии дел на Бушерской АЭС, «Салам» сообщила, что на самом деле строительство началось лишь в прошлом ( то есть, 1998 г. – В.М.) году, и что за неспособность организовать должным образом строительно-монтажные работы был снят с должности глава Организации по атомной энергии Ирана в должности вице-президента д-р Реза Амроллахи. Вот почему, заключает газета, ни о каком завершении строительства в определенный ему срок в 5 лет говорить не приходится. Но тот же Евгений Адамов, выступая в иранском Собрании исламского Совета (парламенте) в январе 1999 г., во всеуслышание заявил, что первая очередь станции в Бушере вступит в строй еще до конца того же года. Тегеранская «Хамшахри» отмечала 8 сентября 1999 г. что если бы за строительство реакторов взялись страны Запада, это стоило бы гораздо дороже. Но страны Запада и ныне еще не готовы сотрудничать с Ираном в такой рискованной сфере. Вот почему Ирану не оставалось ничего другого, кроме как обратиться к России. А строительство АЭС в Буш«ре ни шатко ни валко продолжилось и с началом нового XXI в., причем теми же темпами. На сегодня сроки переноса пуска в эксплуатацию корректируются каждый год, и в такой ситуации трудно говорить о каким-либо доверии к стране, помогающей Ирану реализовать его атомный проект.

42.48MB | MySQL:92 | 0,974sec