О проблеме проведения реформ в Иракском Курдистане

События в Тунисе и Египте, закончившиеся уходом с властного олимпа этих стран многолетних правителей, оказали влияние на многие другие страны и регионы Ближнего и Среднего Востока. В начале 2011 г., особенно в феврале, по второму по величине городу Иракского Курдистана Сулеймании прокатилась волна молодёжных протестов против курдистанских властей. Столкновения с правоохранительными органами привели к жертвам.

В ходе этих демонстраций протеста сулейманийская молодёжь выдвигала неформализованные лозунги. В основном речь шла о коррумпированности властей, высоком уровнем безработицы и т.п.

Президент Курдистана, позиционирующий себя «отцом нации», заявил, что власти предпримут серьёзные реформы в различных областях для удовлетворения многих требований протестующих. Был создан комитет по проведению реформ. Однако очевидно, что и Масуд Барзани и другие наиболее высокопоставленные представители курдистанской властной элиты не могли не понимать, что никакие реальные реформы в Курдистане не могут быть осуществлены. Реформы, которые были бы направлены на то, чтобы заставить южнокурдистанское общество работать, привели бы к ещё большему социальному взрыву, чего очень сильно опасаются власти. Таким образом, руководство Ираксого Курдистана не могло не понимать, что реформы означают лишь совершенствование сформированной в этом регионе патерналистско-иждивенческой системе.

Спустя несколько месяцев после создания комитета по проведению реформ среди руководства ДПК стали высказываться сомнения в способности комитета осуществить реальные реформы. В этом смысле весьма примечательным является интервью двух видных представителей курдистанской политической элиты – члена руководящего совета ДПК Адама Барзани и известного курдского политика Махмуда Османа, показывающая глубину заблуждений южнокурдистанской элиты, непонимания ею современных законов управления и повтора идей об «умном и добром царе» и «плохих боярах».

Адам Барзани в этом интервью заявлял о желании президента М.Барзани «решить проблемы курдского народа» и обеспечить успех программы реформ, отмечая, что «реформа не может быть сделана одним человеком. Президент не может быть везде, чтобы видеть все своими глазами». По его словами, «комитеты по реформе в настоящее время отвечают за планы реформ и информируют президента о нем. Но… некоторые из них не говорят президенту, что происходит на самом деле». Более того, по мнению А.Барзани, «даже некоторые члены комитетов, возможно, уже вовлечены в коррупцию», и он задаётся риторическим вопросом: как может кто-то, причастный к коррупции, выявлять факты коррупции?» Член руководящего совета ДПК отмечал, что много проектов были осуществлено [формально] на законном основании, однако, если провести тщательное расследование, в них будет обнаружена коррупция. Более того, он даже подвергал критике один из столпов экономической политики РегПК, а, в частности, ДПК и особенно Нечирвана Барзани – инвестиционное законодательство Курдистана и Закон об инвестициях, который делает «бедных ещё беднее, а богатых ещё богаче». Кроме того, как считает А.Барзани «есть много тёмных сторон, которые не были достаточно раскрыты президенту». Он заявлял и о том, что в ДПК, среди «некоторых членов», имеется серьёзная оппозиция реформам, проведение которых буксуется из-за этого, предостерегая, что терпение населения Курдистана небезгранично.

Махмуд Осман откровенно признавал, что у курдистанских властей нет большого желания проводить реформы, признавая при этом, что власти нигде не желают проводить серьёзные изменения. Президент Курдистана, по его словам, в одиночку осуществить реформы не может, парламент не играет ни какой роли. Кто был уволен или осуждён за коррупцию? – задавался вопросом Махмуд Осман. Поэтому вера населения региона в то, что реформы будут осуществлены, ничтожна. Однако недовольство населения растёт и если реформы не будут проведены, регион «взорвётся». Препятствуют реформам, по мнению Махмуда Османа, ряд высокопоставленных членов ДПК и ПСК, вовлечённых в коррупцию.

Таким образом, веря в лучшие порывы президента М.Барзани, один из членов руководства ДПК считает, что он не получает даже полной информации о ситуации в регионе. Однако в Иракском Курдистане никто из руководства Региона и/или правящих партий не желает и задумываться о том, что мировая практика выработала единственный возможный реальный источник правдивой информации для лидера – свободные средства массовой информации (и об этом имеется многочисленная политологическая литература) и сильные демократические институты, важнейшим из которых является представительная власть. Между тем парламент в Иракском Курдистане не играет никакой роли и, по-видимому, ответственность за это должны нести не только «некоторые члены» каких-то партий или комитетов. Коррупция в Регионе не наказуема, поскольку стала системной. Согласно широко распространённому мнению в Иракском Курдистане, пожалуй, лишь президент Масуд Барзани, широко известный своей личной порядочностью и скромностью, не вовлечён в неё, не участвует в различных проектах, представляя собой своеобразный тип аскетичного политического деятеля (не случайно, его мечтой является провести остаток жизни в родном селении). Именно фигура Масуда Барзани является компромиссной и в значительной степени консолидирующей. Трудно назвать другую такую политическую фигуру в Иракском Курдистане с безупречной репутацией. Так называемые [младо]реформаторы достигли успеха лишь на ниве «распила» и «откатов».

Политическая элита ДПК и в целом Иракского Курдистана понимает, что недовольство населения нарастает, не отрицая возможности нового всплеска гражданского протеста и беспорядков, осознавая при этом, что обещания реформ невыполнимы. Однако ей выгодно объяснять неспособность и невозможность для неё осуществлять реальные реформы, которые могут быть лишь непопулярными (и даже рискнём предположить, ещё более непопулярными, чем нынешние коррупция и др. имеющиеся проблемы), саботажем «некоторых» лиц.

28.13MB | MySQL:67 | 0,797sec