Конфликт между племенами Юга Йемена и «Аль-Каидой»

Конфликт в Абьяне имеет исторические корни. Режим А.А. Салеха наработал серьезный опыт взаимодействия с радикальными исламистскими группировками. Его корни уходят в конец 80-х годов прошлого столетия, когда «афганские арабы» стали возвращаться на родину в Йемен. Многие из них нашли себя в йеменских вооруженных силах и спецслужбах. Именно «афганские арабы» сыграли определяющую роль в присоединении юга страны, оказав помощь А.А. Салеху. Наряду с этим в недавнем прошлом правящий режим использовал сторонников «чистого ислама» в борьбе с сепаратистами-шиитами, выступающими за независимость северной провинции Саада.

В недавнем интервью перешедший на сторону оппозиции генерал-майор армии ЙР Али Мохсен аль-Ахмар обвинил Салеха в заигрывании с АКАП. Президент Йемена позволил исламистам захватить некоторые населенные пункты на юге страны, чтобы продемонстрировать Западу и особенно США угрозу, которая исходит от террористов. Таким образом, преувеличивая угрозу со стороны исламистов, правящий режим добивается от Вашингтона выделения ему дополнительных средств на борьбу с экстремизмом.

На фоне серьезного политического и социально-экономического кризиса у оппозиции в Йемене возникает все больше опасений, что правящий режим намеренно развязывает войну с «Аль-Каидой» в Абьяне для получения дополнительной финансовой помощи от Запада. По оценкам йеменских политических и военных руководителей, нынешнее противостояние в г. Занджибаре, некоторое время назад захваченном радикальными исламистами, является кульминацией многолетней стратегии манипуляций «Аль-Каиды».

В вооруженных силах Йемена в настоящее время наблюдается серьезный раскол. Некоторые военнослужащие перешли на сторону оппозиции, ряд из них остаются верными правящему режиму. По заявлениям командиров 25-й бригады, расположенной в Занджибаре, их подразделение не подчиняется ни правящему режиму, ни оппозиции и будет бороться до конца, чтобы не допустить прорыва «Аль-Каиды» из этого города в другие провинции страны.

Согласно официальным сообщениям, г. Занджибаре после двух дней боев с правительственными силами был взят в конце мая приблизительно 300 боевиками, которых правительство идентифицировало как «Аль-Каиду». При этом жители города по-разному описывают происходившие там события. В частности, немало утверждений, что Занджибар был намеренно оставлен правительственными войсками. Только 25-я бригада отказалась оставлять свои позиции. В результате она была окружена исламистами, которые успели получить подкрепление до того, как вооруженные формирования местных племен отрезали дороги к городу.

Режим Салеха попытался извлечь выгоду из захвата Занджибара, подав это как следствие нестабильности, возникшей в результате антирежимных протестных выступлений. Используя эту нестабильность, радикалы от ислама стремятся создать в Йемене халифат. После захвата города на радикальных исламистских форумах появились сообщения о провозглашении «Аль-Каидой» «Исламского эмирата Абьян».

Министр иностранных дел Йемена отверг все обвинения в адрес правительства относительно использования правящим режимом ситуации в Занджибаре в собственных интересах для получения дополнительных финансовых вливаний со стороны Запада для противодействия экстремизму.

Али Насер Мухаммед, ведущая фигура в сепаратистском движении «Хирак джанубий», рассматривает захват г. Занджибаре исламистами как попытку правящего режима привлечь международное внимание к проблеме Южного Йемена, нестабильность в котором и рост протестных настроений ведут к усилению позиций экстремистов в этом регионе.

Генерал Мухаммед аль-Савмали, командующий 25-й бригадой, дислоцированной на востоке Занджибара, отказался последовать примеру покинувших город силовых структур, располагавшихся там. Генерал язвительно заметил: «Всевышний благословляет наших коллег, оставивших военную технику и боеприпасы в дар «Аль-Каиде».., я не хочу заходить слишком далеко и обвинять их сговоре с «Аль-Каидой» против нас, но мы можем сказать, что это трусость и страх, которые заполнили их после того, как губернатор, его заместитель и начальники департаментов покинули Занджибар».

Командира 25-й бригады считают близким союзником генерал-майора Али Мохсена аль-Ахмара, влиятельного генерала в йеменской армии, который бросил вызов правящему режиму. В мае он присоединился к восьми другим генералам, подписавшись под так называемым «Заявлением Номер Один», в котором президент обвинялся в «сдаче» Абьяна террористам. Несмотря на серьезную нехватку продовольствия и воды в его гарнизоне, генерал утверждает, что его действия — это «национальная, религиозная и моральная обязанность перед Всевышним, перед родиной. Это не дает ему права покинуть Занджибар».

Некоторое время радикальные исламисты в Йемене действовали в тесной координации с местными племенами, находящимися в конфронтации Салеху и покровительствующих «Аль-Каиде». Однако, почувствовав силу, они взяли курс на независимую линию. Захват города и последовавшая вслед за этим волна беженцев в близлежащие населенные пункты встретили неоднозначную реакцию со стороны старейшин, обязанных отстаивать права членов своего рода.

В результате вождь Шейх Абдулла Балиди из племени балид, населяющего Абьян, обратился с просьбой к местным каланам, особенно к влиятельному племени аль-Фадл, объединиться против исламистов. Обращение было встречено неоднозначно, так как многие из боевиков были уроженцами провинций Шабва и Мариб. Шейх Абдулла также обвинил власти в заинтересованности в затягивании конфликта в Абьяне. Некоторые из исламистов прибыли из третьих стран (Египта, Саудовской Аравии и Сомали) через аденский аэропорт как туристы. «Они используют религию в качестве инструмента, в то время как некоторые из них не осведомлены об исламе. У некоторых из них нет никакой цели. Многие из них — дети, у которых есть энтузиазм бороться, и некоторые из них были куплены за деньги». К середине июля соплеменники в городах Абьяна начали выдавливать исламистов, узнав о последствиях захвата Занджибара.

К противостоянию также присоединились отряды численностью до 450 человек, сформированные из местных племен. Один из племенных вождей Абьяна, Шейх Ахмад ар-Рахви, достиг с командиром 25-й бригады соглашения об участии вооруженных формирований местных кланов на стороне военных. В качестве главного аргумента в пользу этого решения А. ар-Рахви привел то, что методы партизанской войны, применяемые исламистами, лучше знакомы местным жителям, чем правительственным войскам. Командующий бригады, находясь фактически в окружении, в этой связи высказался в одобрительных тонах: «Мы хотим, чтобы эти племена сыграли свою роль в войне против «Аль-Каиды», потому что они знают свою территорию лучше, чем регулярная армия».

Одновременно племенное ополчение блокировало подходы к городу и воспрепятствовало приходу подкрепления к боевикам «Аль-Каиды». Во время боестолкновения один исламист был убит и десять взяты в плен.

В другом населенном пункте Абьяна, в г. Лавдар, формирования клана авазила заставили радикалов отступить, захватив при этом значительное количество оружия и боеприпасов.

Подключение к боевым действиям на стороне правительственных войск стало не проявлением симпатии к правящему режиму, а стремлением противостоять салафитам. Другой старейшина, аль-Джадани, в этой связи отметил: «Режим и «Аль-Каида» — две стороны одной медали, и трудно найти различие между ними».

По оценкам военных, местные кланы во многом вследствие симпатии к сражающимся в окружении боевиков «Аль-Каиды» присоединились к военным. В то же время среди лидеров племен возросло недовольство «самостоятельностью» салафитов, которые, из тактических соображений проявляли лояльность к традициям йеменцев. Вместе с тем по мере увеличения их количества и боеспособности они намерены реализовать свою собственную идеологическую линию, далекую от норм местного традиционного общества.

43.51MB | MySQL:87 | 0,706sec