О «черных рыцарях» Ирана

С лета 2010 г. в западных экспертных кругах не утихает дискуссия относительно эффективности односторонних санкций, принятых США, ЕС, а также целым рядом стран против Ирана. Несмотря на всю очевидность того, что указанные меры пока не смогли достичь своей главной цели – изменить подход Тегерана к решению ядерной проблемы, некоторые зарубежные аналитики по-прежнему спешат заявить о полном успехе новых санкций.[i] В частности, в качестве подтверждения своей точки зрения они ссылаются на якобы имеющее место сокращение торгово-экономического и политического сотрудничества Тегерана с ведущими мировыми державами и их партнерами. Отдельно акцентируется тот факт, что руководству Ирана теперь остается рассчитывать исключительно на взаимодействие со странами третьего мира и государствами-изгоями (такими как Белоруссия, Куба, Венесуэла).[ii]

Оставим в стороне тот факт, что делая подобные заявления эти люди, в частности, «забывают» о активно развивающемся сотрудничестве ИРИ с Китаем и сохраняющихся, несмотря на санкции, значительных объемах товарооборота с Германией и Южной Кореей,[iii] а зададимся другим вопросом: стоит ли настолько недооценивать роль малых партнеров Ирана? Некоторые эксперты, специализирующиеся на теоретических вопросах применения экономических санкций и повышения их эффективности, используют особый термин «черный рыцарь» (black knight). Им обозначаются малые торгово-экономические партнеры страны, находящейся под действием санкций, которые ради получения дополнительной прибыли или выгоды какого-либо иного рода (в том числе, и политической) помогают ей нарушать санкционный режим (или, как минимум, ослабляют негативные последствия его введения).[iv]

В случае с Ираном, санкции 2010 г. позволили примерить на себя роль «черного рыцаря» целому ряду стран, к которым кроме упомянутых Венесуэлы и Белоруссии, относятся Бразилия, Эквадор, Сирия, Малайзия, а также страны-члены Организации Экономического Сотрудничества (ОЭС), включая Турцию. Ранее их фирмы не могли полноценно конкурировать с присутствовавшими на рынках ИРИ крупными западными (и не только) компаниями. Однако постепенный уход последних открыл перед малыми торгово-экономическими партнерами Ирана целый ряд возможностей по наращиванию своего присутствия в этой стране.

Обращает на себя внимание, что самые ранние случаи появления «черных рыцарей» в истории санкционного режима против ИРИ были зафиксированы еще до его ужесточения в 2010 г. Причем первыми, кто попытался воспользоваться ситуацией в своих интересах, были энергетические компании и фирмы, торгующие оборудованием для нефтяной и газовой отраслей из Восточной Европы (в первую очередь, из Венгрии, Белоруссии и Румынии).[v] Так, в 2007 г. румынские компании по итогам проводившейся на острове Киш Четвертой международной энергетической выставки «ENEX-2007» подписали с иранской стороной ряда контрактов на поставку специализированного оборудования и оказание инжиниринговых услуг. По своим параметрам подобные сделки были некрупными и не превышали оговоренный санкциями максимум (не подпадая, таким образом, в категорию запрещенных). Однако в условиях, когда крупные европейские корпорации не могли позволить сократить свое взаимодействие с иранскими партнерами до дозволявшихся США (а с 2010 г. и ЕС) объемов (терялся эффект экономии от масштаба и издержки не оправдали бы прибыль) и были вынуждены покидать рынок, подобные малые поставки оказались важны для иранцев. Для фирм из малых европейских стран они, в свою очередь, приносили значительную прибыль. В результате чего, правительства указанных государств через свои дипломатические представительства в Тегеране оказывали всяческую поддержку проникновению своего бизнеса в ИРИ.[vi]

Естественно, что венгры, румыны или белорусы никогда поодиночке не заменят компании из Великобритании или Франции. Впрочем, здесь есть своя специфика. Один или два «черных рыцаря», как правило, не могут компенсировать негативный эффект внешнего экономического давления. В силу своих ограниченных возможностей, они не способны вывести сотрудничество с государством находящимся под действием санкций на уровень способный восполнить уход его главных партнеров. Однако, когда число «черных рыцарей» превышает некую критическую массу, они могут стать серьезной угрозой для любого санкционного режима. В случае с ИРИ, эта критическая масса была набрана практически сразу после введения санкций 2010 г. Причем, свои услуги предложили не только компании малых партнеров Тегерана, но и просто небольшие фирмы по всему миру. В частности, еще летом 2010 г., малые компании из Индии, Сингапура, Японии и Китая компенсировали массовый отказ крупных морских перевозчиков обеспечивать экспорт нефтехимических товаров из ИРИ. Сообщается, что большинство из этих фирм в силу масштабов своего бизнеса не имели никаких деловых связей с США или ЕС и, в результате, могли не опасаться применения в отношении себя санкционных мер. Между тем контракты с иранскими партнерами оказались весьма привлекательными: за оказанные транспортные услуги представители ИРИ были готовы платить по повышенным тарифам.[vii]

Само иранское правительство также ведет активный поиск претендентов на роль «черных рыцарей». Еще накануне введения санкций 2010 г. Тегеран осуществлял попытку переориентации на более устойчивых к американскому давлению, чем европейцы, поставщиков бензина. В частности, по имеющимся данным, к лету 2010 руководством ИРИ был налажен импорт данного вида горючего из Румынии, Катара и Малайзии. Расширены поставки из Турции. Некоторые договоренности были достигнуты с компаниями стран Центральной Азии и России.[viii] В ряде случаев, решающим фактором для заключения контракта оказалась готовность ИРИ переплачивать за поставки топлива.[ix] Схожий подход применялся и в случае, когда к 2011 г. ряд крупных европейских страховых фирм отказался предоставлять свои услуги иранским танкерным компаниям. Как сообщается, замена им была найдена за пределами ЕС.[x] Причем, ряд косвенных признаков позволяет говорить о том, что новые компании вовсе не являются основными игроками рынка.

Турцию и Венесуэлу можно назвать наиболее активными «черными рыцарями» Ирана.[xi] Так, еще в октябре 2010 г. турецкий вице-премьер по вопросам экономики Али Бабаджан, посещая Вашингтон, заявил, что правительство его страны не намерено применять свои санкции в отношении ИРИ, а также следовать требованиям других государств.[xii] Он дополнительно подчеркнул, что в Турции возможности деловых кругов вести бизнес с Ираном никак не ограничены. По словам А.Бабаджана, турецкие компании вольны сами принимать решения о развитии отношений с партнерами из ИРИ исходя из ситуации.[xiii] Позднее, в феврале 2011 г., министр внешней торговли Турции, Зафер Чаглаян, заявил о намерении его страны вывести годовые объемы товарооборота с Ираном на уровень 30 млрд долл. США. Он особо акцентировал, что санкции США не станут помехой для достижения указанной цели.[xiv]

Турецкие компании оказались весьма воодушевлены подобными периодическими заявлениями своего руководства и явно не намерены сокращать объемы сотрудничества с ИРИ. В частности, после принятия США и ЕС санкций 2010 г., Анкара продолжила экспорт бензина в Иран и даже на определенный период стала одним из главных поставщиков топлива в эту страну наравне с КНР и ОАЭ.[xv] Помимо этого, власти Турции с готовностью открыли свои дороги и порты для товаров, предназначенных для реэкспорта (или следующих транзитом) в ИРИ. Таким образом, Анкара даже частично потеснила позиции ОАЭ. Последние в течение долгого времени были основным перевалочным пунктом, через который не всегда дозволенные для прямого ввоза западные (равно как и японские, а также южнокорейские) товары попадали в Иран. Однако под давлением односторонних санкций 2010 г. Объединенные Арабские Эмираты вынуждены были сократить объемы торговли. Образовавшуюся же нишу практически мгновенно заполнили турки. Об этом, в частности, косвенно свидетельствует не только стоимостное увеличение ирано-турецкого товарооборота, но и рост физических объемов потока товаров пересекающих границу между странами.[xvi]

Власти Венесуэлы также не стали стоять в стороне. 21 октября 2010 г. они подписали с Тегераном ряд меморандумов о взаимопонимании и сотрудничестве в энергетической сфере. Характерно, что это событие вызвало серьезную озабоченность у Госдепартамента США.[xvii] По имеющимся данным, государственная компания Венесуэлы Petróleos de Venezuela, S.A. (PDVSA) значительно увеличила поставки бензина в ИРИ. Как сообщает аналитическое агентство Energy Intelligence Group, в соответствие с договоренностями, достигнутыми к февралю 2011 г., эта корпорация обязалась ежемесячно экспортировать в Иран 60 тысяч тонн топлива.[xviii] Отмечается, что указанные поставки должны были помочь руководству ИРИ справиться с сезонным скачком потребления бензина в стране.[xix] Более того, с весны 2011 г. власти США стали подозревать PDVSA не только в продаже Ирану горючего в объемах превышающих дозволенный американскими санкциями максимум, но и в поставках в эту страну некоторых видов химических веществ, позволяющих значительно улучшить качество производимого в ИРИ бензина. По словам американских чиновников, продажа указанных веществ является прямым нарушением санкционного режима и представляет для него серьезную угрозу.[xx]

Не стоит забывать и о других, на первый взгляд, куда менее значимых торгово-экономических партнерах ИРИ (такие как страны Центральной Азии, Ирак, Афганистан, Сирия), чей вклад в деле минимизации негативного влияния односторонних санкций США и ЕС может быть куда более существенным, чем турецкий и венесуэльский. В частности, некоторые из них способны обеспечить Иран серьезными возможностями по обходу существующих ограничений на проведение международных банковских операций. Так, по некоторым данным, власти ИРИ стали активно поощрять экспансию в этих странах частных иранских банков, которые не попали под действие санкций. Именно через них и их иностранные филиалы предполагается проводить необходимые для иранцев международные финансовые транзакции.

При этом, понятие «частный» должно применяться к иранским финансовым институтам, равно как и ко всему негосударственному сектору экономики ИРИ с определенной поправкой. В силу ряда исторических особенностей частный иранский бизнес традиционно имеет устойчивые связи с государством и государственными структурами. Кроме того, уже существует несколько прецедентов, когда частные иранские финансовые институты, работающие за границей и, особенно, в странах третьего мира, оказывались на проверку ширмой, прикрывавшей деятельность попавших под санкции государственных банков. Например, в октябре 2010 г. американские эксперты выявили, что целью недавнего открытия двух частных иранских банков в Ираке было, в первую очередь, обслуживание международных финансовых транзакций компаний из ИРИ. Более того, один из этих финансовых институтов оказался связан с попавшим под действие санкций банком «Мелли».[xxi]

Между тем подобные банки уже работают или создаются и в других странах (например, в Малайзии и Афганистане). Несмотря на то, что из-за своей политической нестабильности и небезопасности такие государства как Ирак или Афганистан могут показаться не самым лучшим местом для открытия финансовых институтов, выбор их, скорее всего, был сделан Ираном неслучайно. С одной стороны, отсутствие политической и административной транспарентности в этих странах, а также закрытость их финансовых систем для стороннего контроля, создает массу лазеек для проведения серых и нелегальных операций. С другой стороны, национальные банки указанных государств, равно как и действующие на их территории филиалы финансовых институтов из третьих стран могут быть использованы в качестве элементов системы переводов, открывающей, в конечном счете, перед иранцами доступ к европейским и даже американским банкам. Не стоит забывать, что число стран, готовых взаимодействовать с финансовыми институтами ИРИ не ограничивается уже названными Афганистаном, Ираком, Малайзией. К ним целесообразно добавить Сирию, Эквадор, Венесуэлу, Китай, государства Центральной Азии. Переводя деньги из одной страны в другую можно сделать так, что определить их истинное происхождение будет невозможно.

В этом ключе, наиболее простую схему, позволяющую избежать применения банковских санкций, привел знаменитый американский эксперт по финансовым преступлениям Кеннет Риджок. По его словам, иранские средства могут быть переведены из ИРИ «в готовый к сотрудничеству банк Юго-Восточной Азии, оттуда – в национальный банк одной из центральноазиатских стран. Финальным аккордом должен стать перевод денег на счет работающего в этой стране филиала американского или европейского банка». Из него, в свою очередь, деньги могут беспрепятственно поступить в финансовую систему ЕС или США.[xxii]

Из всей ситуации, в целом, напрашивается один вывод. Западным аналитикам и госчиновникам пока не следует говорить о том, что санкции смогли отрезать Иран от внешнего мира или хотя бы серьезно ограничить его доступ к международным финансовым и товарным рынкам. Уход европейских и японских корпораций, сокращение сотрудничества с ОАЭ и некоторыми другими азиатскими государствами еще не означает международной изоляции. Да и возможна ли она, когда не только такая страна с мощной экономикой как Китай, но и целый ряд государств с куда более скромными возможностями готовы предложить Тегерану помощь? Думается, что нет. Количество слабых поодиночке «черных рыцарей» давно превысило критический предел, за которым они становятся вполне реальной силой, несущей угрозу любому санкционному режиму. Именно их стараниями Тегеран по-прежнему получает необходимые товары, технологии и инвестиции, а также проводит расчеты через международную финансовую систему.

 


[i]               Негативное влияние санкций на ИРИ неоспоримо. Это уже фактически признают и представители иранского руководства, с переменным успехом ищущие замену уходящим из Ирана европейским инвесторам. Однако говорить о том, что санкции 2010 г. нанесли сокрушительный удар по экономике страны как минимум преждевременно.

[ii]               Пример подобных измышлений можно найти в материалах состоявшегося 24 февраля 2011 г. на базе Британского Королевского Географического Общества круглого стола «Иран – бумажный тигр», где весьма уважаемые английские эксперты высказывали, в том числе, и столь необоснованные суждения. http://www.intelligencesquared.com/events/iran

[iii]              Iran Investment Monthly №55 – 56 (April & May 2011). P. 7.

[iv]              McLean E. V., Whang T. Friends or Foes? Major Trading Partners and the Success of Economic Sanctions // International Studies Quarterly №54 (2010). P. 427 – 447.

[v]               Интервью, проведенные автором с представителями посольств Белоруссии, Венгрии и Румынии в Тегеране в разное время в период 2007 – 2009 гг.

[vi]              См. Rogin J. State Department sanctions Belarus firm for doing business with Iran; GOP not satisfied // Foreign Policy (March 29, 2011)

[vii]             Small shipping companies in Asia ferrying Iran’s petrochemicals // Platts (October 13, 2010)

[viii]             Drummond J., Khalaj M. Iran Finds Way Round Petrol Sanctions // in The Financial Times, (February 7, 2011)

[ix]              Sheppard D., Pamuk H. Iran pays 25 percent more for gasoline // Reuters (August 5, 2010)

[x]              Saul J. Sanctions hit Iran’s NITC ship insurance cover // Reuters (February 18, 2011)

[xi]              Iran is active in Latin America: envoy // The Islamic republic News Agency (January 11, 2011)

[xii]             Demirtas S., US presses Turkey on Iran sanctions, dismisses claims of trade embargo // The Hurriyet Daily News (October 21, 2010)

[xiii]             Richter P. Turkey rebuffs U.S. pressure to slash trade with Iran // The Los Angeles Times (October 21, 2010)

[xiv]             Siebert T. Abdullah visit a boost for Turkey-Iran ties // The National (February 13, 2011)

[xv]             Turkey backs petrol sales to Iran despite sanctions // Reuters (August 11, 2010)

[xvi]            Balmer C. Turkey helps Iran avoid sanctions -Israel tells U.S.: cables // Reuters (April 8, 2011); Rijock K. Is Turkey now the Primary Iran Sanctions Evasion Facilitator? // The World Check (September 21, 2010)

[xvii]            Lamloum I. Venezuela submits to no one, says Chavez in Libya // AFP (October 23, 2010)

[xviii]           Venezuela to Resume gasoline shipments to Iran, EIG reports // Bloomberg (February 1, 2011)

[xix]             Venezuela’s PDVSA sends gasoline to Iran –trade-UPDATE 1 // Foxyard (February 1, 2011)

[xx]             Chávez May Be Violating Iran Sanctions // The Wall Street Journal (March 7, 2011)

[xxi]             Kessler G. Iran, trying to skirt sanctions, attempts to set up banks worldwide // The Washington Post (October 23, 2010)

[xxii]           Rijock K. Where Could Iran Sanctions Evasion Originate? // The World Check (August 20, 2010)

62.61MB | MySQL:101 | 0,512sec