ХАМАС: реакция на речь главы ПНА на Генеральной Ассамблее ООН

Речь лидера ФАТХа-ООП-ПНА М.Аббаса на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке окончательно закрепила раскол не только в умах палестинцев, но и официально зафиксировала трения в одной из самых мощных составляющих палестинского общества — движении ХАМАС. Как представляется, идея о провозглашении «независимого палестинского государства в границах 1967 года» стала тем самым пунктом, который окончательно подвел черту под размежеванием политических сил палестинского сообщества.

На настоящий момент в движении ХАМАС оформилось три группы, которые имеют отличное мнение по вопросам дальнейшей тактики и стратегии. Первая из них, это те, кто безоговорочно подержал идею М.Аббаса. Правда, отметим, что здесь речь идет не только о « независимом палестинском государстве», но и о возобновлении «межпалестинского прямого диалога». Эту идею поддерживают практически безоговорочно подавляющее большинство представителей и функционеров ХАМАСа на Западном Берегу р.Иордан (ЗБРИ). Делают они это не публично, но, тем не менее, многие звонили М.Аббасу после его речи в Нью-Йорке и выражали свою поддержку. Но здесь можно говорить о том, что эти функционеры движения находятся под постоянным прессингом ФАТХа, что и определяет во многом их лояльность.

Гораздо сложнее объяснить аналогичную поддержку инициативы руководства ПНА со стороны самого радикального военизированного крыла ХАМАСа «Бригады Иззедина аль-Кассама». Полевые командиры в большинстве своем очень позитивно восприняли идею и о государстве, и о возобновлении «глубокого и ответственного диалога». При этом их необходимо отнести все-таки ко второй группе движения, которую для простоты можно назвать «нейтральными». Дело в том, что при всех своих симпатиях к провозглашению независимого палестинского государства у большинства полевых командиров сохраняется настороженность к окружению М.Аббаса, которое они подозревают в излишней близости к США и Израилю. Отсюда эта «подвешенность» поведения без ярко выраженной публичной позиции.

Тем более что один из признанных лидеров ХАМАСа в секторе Газа И.Хания категорически не принял инициативу М.Аббаса и подверг ее резкой критике. Собственно, это и есть третья группа, в которую вошло руководство ХАМАС в секторе Газа. Это не совсем логично выглядит, ибо именно И.Хания всегда последовательно выступал как минимум за поддержание «внутрипалестинского диалога». Здесь, как представляется, речь может идти не сколько о личной позиции самого И.Хании, а О ПОЗИЦИИ Анкары, союз с которой стал сейчас для ХАМАСа приоритетной задачей. И здесь не надо смущаться тем, что тот же Р.Т.Эрдоган громогласно инициативу Аббаса поддержал. При этом никто не отменяет личного неприязненного отношения турецкого премьер-министра к Аббасу, поскольку тот последовательно отказывался от турецкого посредничества в вопросах налаживания диалога между ФАТХом и ХАМАСом. Заявление И.Хании надо еще оценить с точки зрения посыла заинтересованным сторонам о том, кто на самом деле будет контролировать значительную часть политического палестинского спектра, а значит, и играть весомую роль в вопросах БВУ. Ну и наконец, Р.Т.Эрдоган выполнил просьбу американцев повлиять на решение палестинцев по вопросу «независимого палестинского государства». Сам он в силу своей роли «защитника арабских интересов» сделать это не мог по определению, а вот через И.Ханию довести тезис о том, что не все так однозначно даже среди самих палестинцев, мог сделать совершенно спокойно. Согласитесь, что блокировать инициативу консолидированной политической палестинской элиты в международных организациях типа ООН все-таки труднее, чем просто предложение руководства ПНА. А здесь можно «подвесить» вопрос, мотивируя это отсутствием «национального консенсуса».

Симпатии И.Хании объяснимы, особенно с учетом готовящихся больших турецких инвестиций в строительство в секторе Газа, которые не только он, но и большинство руководства ХАМАСа игнорировать не смогут. В связи с последним, для Анкары приобретает совершенно иной оттенок отношения с новыми властями Египта, и особенно с «Братьями-мусульманами», которые встретили Эрдогана во время его визита в Каир прохладно. Здесь конечно присутствует раздражение по поводу слишком явных амбиций Анкары по вопросу «лидерства не только в арабском мире, но и в среде мягких исламистов». О других причинах такого поведения хамасистов и египтян необходимо говорить в контексте их отношения с Дамаском, что требует отдельного анализа.

И конечно, на первый взгляд странным выглядит молчание по поводу всего происходящего со стороны председателя политбюро ХАМАСа И.Машаля. которого сейчас отпустили из Сирии навестить больную мать в Иордании. Только спустя два дня после речи М.Аббаса его представитель Абу Марзук высказался за «начало глубокого межпалестинского диалога». В данном случае речь не идет о политическом свержении Х. Машаля, просто он вынужден себя так вести в силу различного рода обстоятельств, о которых мы тоже поговорим отдельно.

52.58MB | MySQL:104 | 0,320sec