Что замедляет динамику развития ирано-азербайджанских отношений

Историю двусторонних отношений между Ираном и Азербайджанской Республикой , которые были установлены в конце 1991 г., можно разделить на несколько этапов. Первый из них — 1991–1994 – можно охарактеризовать как период конструктивного и взаимовыгодного сотрудничества, в течение которого Иран проводил политику распространения своего политического и экономического влияния в Азербайджане. Тогда он помог Азербайджану влиться в ряд мировых структур, в частности – в Организацию Исламской конференции (недавно переименована в Организацию исламского сотрудничества) и ЭКО, наладил сотрудничество в политической и торгово-экономической сфере. Следующие три года, когда в Азербайджане происходило усиление западных позиций и стало временем активного диалога с США, можно обозначить как время кризиса в двусторонних отношениях. Именно тогда Иран определил в качестве приоритета в развитии отношений со странами Южного Кавказа армянское направление, что вызвало острую критику со стороны официального Баку.

Приход к власти в Иране правительства президента С.М.Хатами ( 1997-2005) обозначил переход к интенсификации иранской политики на Южном Кавказе, что имело своим следствием некоторую стабилизацию и даже подъем в отношениях с Азербайджаном. Эти годы отмечены реализацией сбалансированной политики на Южном Кавказе, когда ни одна из трех стран региона не имело весомых предпочтений со стороны Тегерана. Последующие годы, совпавшие со второй каденцией Хатами, укрепили формировавшуюся тенденцию, однако знаменовали собой и углубление ирано-азербайджанского диалога, расширив его и на политическую сферу. Определенный прорыв был связан с состоявшимся в мае 2002 г. визитом в Иран президента Азербайджана Г. Алиева. Его итогом явилось подписание 10 документов о двустороннем сотрудничестве в различных сферах. С другой стороны, визит продемонстрировал, что стороны могут договариваться по многим спорным проблемам, в том числе – по поводу статуса Каспия, работать по сближению позиций в политической сфере. Качественно новый этап начался после визита в январе 2005 г. в Тегеран нового азербайджанского лидера И.Алиева. Он явился ответом на второй визит в Баку в августе 2004 г. иранского президента С. М.Хатами. Визиты имели важные политические последствия, ибо в их ходе были приняты политические заявления, в которых были достигнуто взаимопонимание по ранее спорным вопросам. Президенты обсудили беспокоящую Тегеран тему военного присутствия США в регионе Южного Кавказа. Тегеран пытался заручиться согласием на то, что ирано-азербайджанские отношения не должны подвергаться влиянию внешних сил. В результате визитов вырисовались индикации к тому, что былоe недоверие может быть наконец преодолено путем создания прочной основы для дальнейшего потепления политического диалога. Во время визита президента И.Алиева в Тегеран в конце 2009 г. было даже решено увеличить товарооборот с 600 млн долларов до 1 млрд долларов. Это стало возможным в результате новых контрактов в газовой сфере. Ныне обсуждаются вопросы двустороннего взаимодействия в выходе Ирана на электроэнергетические рынки СНГ через территорию Азербайджана. Началась реализация совместного проекта по увеличению объемов передачи электроэнергии до 700 мегаватт с нынешних около 300 мегаватт. Новым этапом ирано-азербайджанского сближения стал пуск весной 2010 г. судоходного пассажирского сообщения между Баку и иранским портом Энзели, что приведет к восстановлению морских перевозок пассажиров.

Однако вполне очевидно, что серьезным обстоятельством, влияющим на ирано-азербайджанский диалог, является ставшая фактом ориентация Баку на Запад. Республика Азербайджан является тем государством в регионе Южного Кавказа, которое более других привлекает США. Для Вашингтона важны такие особенности этого государства как принадлежность к каспийскому региону с его громадными запасами углеводородов, особая значимость этой страны для Ирана в силу этнического фактора и исторических судеб. Азербайджан же вынужден действовать с оглядкой на Иран, что ясно проявляется, например, в вопросе открытия посольства Азербайджана в Израиле. США привлекает и то, что несмотря на довольно развитые институты демократии, в Азербайджане имеется достаточно сильная и в определенной мере авторитарная президентская власть. В последние годы Азербайджан все увереннее входит в западные структуры, доказывая тем самые свою приверженность прозападному пути развития. Одновременно Азербайджан зондирует возможность реализации программы ЕС «Восточное партнерство», которая подразумевает добавочную диверсификацию отношений со странами объединенной Европы. Эту программу правомерно называть своеобразным мостом интеграции с Европой, эффективным ускорителем сближения с Западом. Она охватывает, кроме Азербайджана, Армению, Беларусь, Грузию, Молдову и Украину через реализацию конкретных проектов. Финансирование будет осуществляться из средств, предусмотренных в рамках Европейской политики добрососедства. Проект «Восточное партнерство» призван существенно расширить пакет возможных предложений каждой из постсоветских стран. Так, в качестве перспектив рассматривается отмена визового режима и создание зоны свободной торговли. Что касается иранского направления, то Тегеран внедрил безвизовый режим с Азербайджаном в одностороннем порядке с 1 февраля 2010 г. По словам посла Ирана в Азербайджане М.Б.Бахрами, любой гражданин Азербайджана сможет отправиться в Иран без визы и пробыть в стране в течение месяца. В дальнейшем, Иран планирует продлить этот срок до трех месяцев. Однако сам Азербайджан не принял решения о вводе безвизового режима в отношении прибывающих в страну иранских граждан .

Ориентированность Баку на Запад вполне понимают в Иране. Там с симпатией воспринимают шаги Азербайджана, демонстрирующие его некоторую самостоятельность, вполне, впрочем, укладывающуюся в принятые на Западе реалии. В таком ключе можно рассматривать принятое Баку решение вывести из Ирака его миротворческий контингент, полагая, что это не станет преградой на пути развития диалога с Западом. Азербайджанские военные почти 7 лет выполняли в составе антитеррористической коалиции важные задачи по поддержанию порядка в святых шиитских городах Наджафе и Кербеле, показывая пример толерантного отношения к местному населению. Их вывод из Ирака по завершении миссии не означает прекращения сотрудничества в рамках антитеррористической коалиции. Эти же задачи азербайджанские военные формирования продолжали решать в Афганистане, доказывая тем самым стабильность военного сотрудничества с США. Иранцам и здесь приходится мириться с существующей реальностью.

Другим фактором, накладывающим тень на диалог между Баку и Тегераном, является развитие отношений между Азербайджаном и Израилем. В 2008 г. Израиль стал третьим по величине импортером азербайджанской нефти, страны очень плотно сотрудничают в военной и технологической сферах. В 2009 году Азербайджан поставил в Израиль нефти на 4 млрд долларов. Около 20% «черного золота», потребляемого израильским рынком, приходится на эту республику. За счет этого Азербайджан занимает первое место среди мусульманских стран по товарообороту с Израилем. Как сообщил в начале января 2010 г. посол Израиля в Баку Михаэль Лавон-Лотем, в минувшем году товарооборот между двумя странами составил 4 млрд 250 млн долларов, в том числе 250 млн – израильский экспорт в Азербайджан, что на 50% больше, чем в 2008 году. Обе страны нуждаются друг в друге. Для Израиля несомненное благо заполучить в качестве верного партнера умеренную мусульманскую республику с доминирующим шиитским населением, расположенную на границе с Ираном. Азербайджан сумеет извлечь выгоду из таких плюсов еврейского государства как своеобразного моста на Запад, возможности использования еврейского лобби США, поставщика передовых технологий и ноу-хау, наличия в Израиле достаточно большой и авторитетной общины выходцев из этой страны. Израиль имеет влияние на все ведущие страны мира и этот фактор, несомненно, способен благотворно сказаться на защите интересов Азербайджана на международной арене. В этой связи важно отметить и заявление, сделанное главой Азербайджана Ильхамом Алиевым во время пребывания в Баку в июле 2009 г. президента Израиля Шимона Переса о том, что народ и правительство Азербайджана считают Израиль своим стратегическим партнером и полны решимости развивать сотрудничество с Израилем по всем возможным направлениям. Подписанные в Баку документы предполагают сотрудничестве в области культуры, образования и науки. Между двумя странами подписано соглашение и о сотрудничестве в области информационных и коммуникационных технологий. Будут подняты объемы торгового оборота между двумя странами, составившие уже в 2008 г. 3,6 миллиарда долларов. И.Алиев подчеркнул наличие хороших перспектив для сотрудничества в области сельского хозяйства, здравоохранения, туризма, науки и технологий, космической промышленности. Президент Азербайджана особо отметил энергетическую сферу, где сотрудничество будет продолжаться нарастающими темпами.

Важной сферой сотрудничества является и военная. По сообщению портала IzRus, правительство Азербайджана запланировало до конца 2011 г. завершить постановку на вооружение своей армии порядка 60 израильских беспилотных летающих аппаратов (БПЛА) Orbiter 2M и Aerostar. Это позволит азербайджанской армии нарастить свои возможности перед лицом возможного конфликта с Арменией и растущей мощью соседнего Ирана.

Как считают аналитики-иранисты, теплый прием, оказанный Ш.Пересу в Баку, показал, что Азербайджан в своих отношениях с Израилем не намерен действовать с оглядкой на Тегеран. Можно предполагать, что Ирану послано сообщение о том, что «взявшему прозападный курс Ильхаму Алиеву отношения Баку с Вашингтоном и Иерусалимом важней, чем сомнительная «дружба» с Тегераном». Эту мысль разделяют многие азербайджанские политики. Так, одним из самых убежденных сторонников стратегического партнерства Баку и Иерусалима в азербайджанском парламенте является глава Партии демократических реформ Асим Моллазаде. Он считает, что этой республике следует ориентироваться на Запад, а не на соседний Иран.

«Я являюсь сторонником евро-атлантической интеграции, и это должно быть стратегическим курсом Азербайджана, — считает парламентарий. — Все, кто разделяют этот подход – наши союзники, а все, кто хочет вернуть нас в средние века и навязать нам средневековое мышление, таковыми не являются. Использование религии в политических и темных целях – это опасность, с которой надо бороться, и мы не позволим соседним странам возвратить нас в прошлое, и превратить светский Азербайджан в новый Иран». По мнению Моллазаде, существует широкий спектр сфер, в которых оба государства должны сотрудничать. Азербайджану нужны израильская электроника и медицина – в этой сфере Израиль является одним из признанных мировых лидеров. Более активное экономическое сотрудничество приведет к укреплению и других связей. Он считает, что Азербайджан может и должен перенимать израильский опыт по борьбе с террором. «Никто не понимает в этой сфере больше Израиля, — уверен Моллазаде. — Радикальные международные группировки угрожают не только той или иной стране, а всему свободному миру, и поэтому мне хотелось бы расширить наше сотрудничество в данной сфере».

Можно констатировать, что прагматизм в действиях азербайджанского руководства тормозит продвижение диалога с Ираном, делая внешнюю политику страны более диверсифицированной и полнее отвечающей национальным интересам.

62.6MB | MySQL:101 | 0,676sec