Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (19-25 декабря 2011 года)

На минувшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в Сирии и Ираке. Сирия 19 декабря подписала в Каире протокол о направлении в страну арабских наблюдателей, первые группы которых уже прибыли в Дамаск. В Ираке продолжается острый политический кризис, способствующий усилению в стране напряженности и росту активности террористических группировок.

В Эр-Рияде 20 декабря прошел очередной, 32-й саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Его участники одобрили инициативу саудовского короля Абдаллы о трансформации ССАГПЗ из Совета в региональный союз. Лидеры аравийских монархий подчеркнули необходимость ускорения процесса всеобъемлющих реформ в странах Совета, указав при этом на необходимость противодействия попыткам внешних сил «экспортировать свои кризисы» в государства, входящие в ССАГПЗ. Саммит высказался за развитие сотрудничества в рамках Совета в сферах экономики, обороны и безопасности. Была выражена обеспокоенность вмешательством Ирана в дела аравийских монархий. Участники встречи призвали Тегеран «прекратить попытки разжечь межрелигиозную рознь в странах Совета» и поддерживать с ними отношения добрососедства на основе принципа взаимного уважения. Также Тегерану указали на необходимость полномасштабного сотрудничества с МАГАТЭ для урегулирования проблем, связанных с ядерной программой ИРИ. Саммит призвал власти Сирии остановить кровопролитие в стране и выполнить протокол ЛАГ по наблюдателям. Было выражено стремление укреплять отношения с Иорданией и Марокко, которым выделены кредиты на цели развития (по 2,5 млрд долларов каждой стране).

Напряженная обстановка сохраняется в Сирии. Правительственные войска продолжают операции против сил вооруженной оппозиции в различных районах страны. Наиболее крупные и ожесточенные столкновения происходили в провинции Идлиб, в районе городов Хомс и Деръа. В Дамаске 23 декабря у зданий спецслужб террористами-смертниками были подорваны два автомобиля – погибли 44 и получили ранения 166 человек. Похороны жертв теракта вылились 24 декабря в масштабную проправительственную демонстрацию в Дамаске. Президент САР Б. Асад 20 декабря подписал закон о введении смертной казни за поставку оружия террористам и длительных сроков тюремного заключения за контрабанду оружия.

19 декабря Сирия подписала в Каире протокол о направлении в страну арабских наблюдателей. По заявлению министра иностранных дел САР В Муаллима, Дамаск пошел на этот шаг после консультаций с Москвой. Наблюдатели проведут в Сирии месяц и получат возможность посетить «горячие точки», «но никоим образом военные объекты». Главой миссии ЛАГ назначен суданский генерал М. ад-Даби. Первые группы наблюдателей уже прибыли в Дамаск, а всего их численность должна составить примерно 150 человек.

Усиливается международное давление на Сирию. Генеральная Ассамблея ООН 19 декабря приняла резолюцию, осуждающую действия властей САР в отношении акций оппозиции. Россия при голосовании воздержалась. В Совете Безопасности ООН продолжается обсуждение проекта резолюции по Сирии, предложенного Россией и поддержанного Китаем. Страны Запада настаивают на жестких мерах в отношении властей САР, с чем наша страна не согласна. Тем временем начинают сказываться экономические санкции, введенные Западом против Сирии: сокращение экспорта нефти привело к уменьшению объемов ее добычи на 30-35 процентов.

В Ираке продолжается острый политический кризис. Премьер-министр страны Н. аль-Малики стремится к полному овладению всеми рычагами власти. С этой целью он проводит кампанию устрашения и преследования своих политических противников, большинство из которых представляют суннитскую общину. Глава правительства обвиняет их в связях с экстремистским подпольем и срыве процесса национального примирения. Со своей стороны, оппозиция утверждает, что Н. аль-Малики узурпировал власть, установил полный личный контроль над силовыми ведомствами, вступил в сговор с Ираном, а также провоцирует в стране гражданскую войну.

Выдача ордера на арест вице-президента Ирака Т. аль-Хашими, обвиняемого в связях с террористическим подпольем, еще более накалила обстановку в стране. Сам же Т. аль-Хашеми эти обвинения отрицает, называя их сфабрикованными. 23 декабря в ряде городов с преимущественно суннитским населением – Самарре, Рамади, Байджи, Эль-Каиме — прошли многотысячные антиправительственные демонстрации, участники которых выступили в поддержку вице-президента. Сейчас Т. аль-Хашими находится на территории иракской курдской автономии. Н. аль-Малики потребовал выдачи политика, но курдские власти, поставленные в затруднительное положение, пока не идут на этот шаг. США, обеспокоенные ухудшением ситуации в Ираке, проводят переговоры с ведущими иракскими политиками с целью убедить их начать диалог для урегулирования кризиса. Активно посредничает между суннитскими и шиитскими политиками глава курдской автономии М. Барзани. К мирному урегулированию конфликта призвал 24 декабря и радикальный шиитский лидер М. ас-Садр.

Тем временем в Ираке усиливают свою активность террористы. В Багдаде 23 декабря было осуществлено хорошо скоординированное террористическое нападение: в результате 16 взрывов, а также минометных обстрелов, произведенных в различных районах столицы (в основном в шиитских), погибли 72 и получили ранения 217 человек. Теракты совершаются и в других городах страны.

В Египте на минувшей неделе завершился второй тур парламентских выборов, прошедший в девяти провинциях страны. Как и в первом туре, наибольшее число голосов получили исламистские партии. Так, за политическое ответвление «Братьев-мусульман» — Партию свободы и справедливости – проголосовали 36,5 проц избирателей (завоевала еще 40 депутатских мест с учетом кандидатов, выступавших в качестве независимых), а за консервативную салафистскую партию «Ан-Нур» — 28,8 проц избирателей (15 мест). В то же время либеральные и независимые кандидаты завоевали всего 4 места.

В центре Каира на прошедшей неделе продолжались массовые выступления оппозиции, в основном молодежной. Их участники требовали отставки правительства. Власти принимали жесткие меры по их подавлению. Всего в период с 16 по 19 декабря в ходе демонстраций и беспорядков в столице погибли 17 и получили ранения свыше 900 человек. Госсекретарь США Х. Клинтон выразила «глубокую озабоченность» действиями египетских властей. В ответ МИД АРЕ заявил, что Египет не потерпит какого-либо вмешательства в свои внутренние дела.

Между тем экономическая ситуация в Египте близка к критической. Премьер-министр АРЕ К аль-Ганзури призвал все политические силы «к диалогу, консенсусу и примирению на благо стабильности и экономики страны». Отток капиталов из Египта за последние месяцы превысил 9 млрд долларов, в то время как в страну поступил только 1 млрд долларов в виде зарубежной финансовой помощи. Забастовки, рост безработицы, сокращение потока иностранных туристов — все это постепенно ведет к краху экономику АРЕ, которая, по сути, держится за счет иностранных финансовых вливаний. За последний год золотовалютные резервы АРЕ сократились вдвое. «После революции арабские и западные страны обещали нам многое, но мы получили лишь малую часть», — заявил К. аль-Ганзури. К тому же «из-за наших разногласий мировое сообщество уже поворачивается к нам спиной».

Партия «Ан-Нур сообщила, что будет соблюдать все международные соглашения, подписанные Египтом, в т. ч. мирный договор с Израилем, но намерена возражать против улучшения отношений с этой страной.

В Каире на минувшей неделе прошли переговоры между руководителями ведущих палестинских движений ФАТХ и ХАМАС, а также «Исламского джихада». По их итогам ХАМАС и «Исламский джихад» согласились войти в состав Организации освобождения Палестины. Также ФАТХ и ХАМАС в очередной раз договорились об обоюдном освобождении из тюрем всех заключенных — членов каждой из организаций. Вместе с тем, основные политические противоречия между ФАТХом и ХАМАСом остались неурегулированными. Так, ХАМАС не желает признавать право Государства Израиль на существование, хотя лидер исламистов Х. Машааль и заявил главе ФАТХа М. Аббасу о готовности ХАМАСа отказаться от вооруженной борьбы с Израилем в пользу мирного сопротивления.

В Пакистане продолжается конфронтация между правительством и высшим военным командованием, хотя, как видится, обе стороны пока еще не готовы к решительной схватке за власть. Так, 22 декабря премьер-министр страны Ю. Р. Гилани обвинил армейское командование и руководство спецслужб в настойчивых попытках свергнуть правительство и президента А. А. Зардари. В ответ 23 декабря командующий пакистанской армией генерал А. П. Кияни отверг эти обвинения, подчеркнув, что военные поддерживают «демократические процессы в стране». Ю. Р. Гилани 24 декабря приветствовал это заявление генерала.

24 декабря ВМС Ирана начали масштабные учения, которое продлится до 2 января. Мероприятие проходит в Ормузском проливе, Персидском и Оманском заливах. В ходе учений иранцы намерены испытать новые виды оружия, включая ракетное.

Глава Пентагона Л. Панетта заявил 20 декабря, что США предпримут все возможные меры, чтобы предотвратить создание Ираном ядерного оружия, а если на основании разведданных станет ясно, что Тегеран продолжает работу над ядерной программой, действия Вашингтона могут быть самыми жесткими. Председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал М. Демпси считает, что нападение на Иран — вполне решаемая задача, и в случае необходимости вооруженные силы США способны нанести удар по иранским ядерным и военным объектам. Вместе с тем, генерал предупредил, что подобное действие может втянуть Америку в продолжительный конфликт, «который может стать трагедией для региона и всего мира

Национальное собрание (нижняя палата парламента) Франции 22 де-кабря одобрило законопроект об уголовном наказании за отрицание геноцида армян. Турция в ответ отозвала своего посла из Парижа, заявила о прекращении всех двусторонних визитов в сфере экономики, энергетики и военной. Политические отношения с Францией также будут заморожены. Турция отменяет военные учения с Францией и отказывает кораблям французских ВМС в разрешении заходить в турецкие порты. Кроме того, премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган обвинил Францию в геноциде алжирцев.

Правительство Израиля заблокировало сделку с Турцией на поставку разведывательных систем для ВВС этой страны на сумму 140 млн долларов.

В Йемене не прекращаются выступления части оппозиционных сил, требующих отмены судебного иммунитета для согласившегося уйти в от-ставку президента страны А. А. Салеха. Силы безопасности, лояльные Салеху, 24 декабря открыли в Сане огонь по демонстрантам, прибывшим из Таиза. Погибли 13 и получили ранения свыше 50 человек. Сам А. А. Салех намерен в ближайшее время отправиться в США.

23 декабря Учредительная ассамблея Туниса выразила вотум доверия временному правительству страны во главе с одним из лидеров исламистской партии «Ан-Нахда» Х. Джебали. В числе первоочередных задач нового кабинета министров – создание новых рабочих мест, борьба с безработицей и стимулирование экономического роста.

Командование вооруженных сил Судана 25 декабря объявило об уничтожении в ходе войсковой операции Х. Ибрагима — лидера одной из ведущих повстанческих группировок Дарфура Движения за справедливость и равенство.

23 декабря в столице Иордании Аммане прошли массовые антиправительственные выступления, участники которых требовали от властей проведения политических и экономических реформ. Полиция жестко действовала против участников акции, среди которых произведены аресты.

Приложение

О ракетном оружии Пакистана

Работы по созданию ракетного оружия в Пакистане начались в 1980-е годы. Причем, в отличие от соседнего Ирана, ориентировавшегося преимущественно на клонирование северокорейских и российских технологий и изделий, пакистанцы, в силу тесных военно-технических связей с КНР, во многом стали ориентироваться на китайский опыт, хотя северокорейский и, отчасти, американский след в пакистанских изделиях также просматривается. Отметим также, что в Исламабаде наряду с созданием баллистических ракет (БР), большое внимание уделяет созданию крылатых ракет (КР) дальнего действия. Причем Пакистан, объявивший себя ядерной державой, не скрывает, что состоящие на вооружении и разрабатываемые боевые ракеты могут нести ядерную боеголовку. Вместе с тем, по оценке зарубежных экспертов, слабой стороной большинства пакистанских БР остается именно малая точность попадания, что делает их использование с головными частями в обычном снаряжении не очень эффективным.

Современная пакистанская ракетостроительная отрасль является одной из наиболее крупных и развитых в регионе, уступая по своим возможностям лишь индийской и израильской. Разработка ракетного оружия в стране осуществляется на основе специальной государственной программы. В Пакистане действует сеть научно-исследовательских и опытно-конструкторских институтов и центров по созданию и испытанию различных видов ракетного оружия.

К настоящему времени в Пакистане создан целый ряд образцов баллистических ракет средней дальности (БРСД), оперативно тактических (ОТР), тактических (ТР) и крылатых ракет, часть из которых принята на вооружение. Индийские источники сообщают о разработке в Пакистане БРСД «Газневи» с дальностью пуска свыше 2000 км и «Типу» с дальностью пуска до 4000 км. Также сообщается о начале разработки собственной межконтинентальной баллистической ракеты с дальностью полета до 7000 км. Имеются сведения о разработке баллистических ракет морского базирования (на подводных лодках и надводных кораблях). Однако эти работы находятся еще на самой начальной стадии. Заявил Пакистан и о намерении самостоятельно разработать и запустить разведывательный спутник.

Ракетные части вооруженных сил Пакистана входят в состав Войск стратегического назначения, которое предназначено для «минимального убедительного ядерного сдерживания», прежде всего Индии. В Исламабаде считают, что в количественном отношении это должно оставлять 40-50 боеголовок. Всего, по информации зарубежных СМИ, на вооружении пакистанских ВС имеется 166 пусковых установок (ПУ) баллистических ракет типа «Хатаф», «Шахин» и «Гхаури».

К классу ракет средней дальности относятся пакистанские БРСД «Гхаури-I», «Гхаури-II», «Шахин-II» и «Шахин-III».

Одноступенчатая БРСД «Гхаури-1» («Хатаф-5») на жидком топливе разрабатывалась с 1993 г. на базе северокорейской БРСД «Но Донг». Первое испытание изделия проведено в 1998 г. «Гхаури-1» имеет моноблочную головную часть весом до 600 кг. Ракета размещается на колесной платформе, которая буксируется автомобилем. Дальность пуска – до 1300 км. «Гхаури-1» является единственной пакистанской ракетой на жидком топливе, способной нести ядерную боеголовку. Начало развертывания ракет — 2003 г.

Двухступенчатая БРСД «Гхаури-2» на жидком топливе с дальностью пуска до 2300 км также создана на базе северокорейской ракеты «Но Донг». Имеет массу головной части до 700 кг. Первый испытательный пуск проведен в 1999 г. Для пуска ракеты можно использовать как мобильную, так и стационарную ПУ. В 2008 г. Пакистан провёл успешные испытания новой версии баллистической ракеты «Гхаури». Имеется информация, что со временем ракеты этого типа могут быть заменены на БРСД «Шахин-II».

Исламабад утверждает, что баллистическая двухступенчатая ракета «Шахин-II» («Хатаф-6»), находящаяся в стадии доработки и испытаний, имеет дальность пуска до 2050 км и может нести полезную нагрузку 1000 кг. Эти характеристики позволяют Пакистану практически покрывать всю территорию Индии. Ракета транспортируется на мобильной ПУ. Пакистанцы в 2008 г. провели два испытательных пуска БР «Шахин-II» в режиме боевой готовности, которые показали, что ракета близка к постановке на боевое дежурство. В Исламабаде утверждают, что «Шахин-II» обладает повышенной точностью стрельбы, что позволяет поражать малоразмерные цели. Ракета может использоваться как с обычным, так и с ядерным оснащением. Пакистан считает БРСД «Шахин-II» важным потенциальным элементом сдерживания агрессии и «предотвращения военного нажима».

К классу тактических и оперативно тактических ракет относятся пакистанские «Хатаф-2» («Абдали»), «Гхазнави» («Хатаф-3»), «Шахин-I» («Хатаф-4») и китайская М-11.

Тактическая ракета «Хатаф-1» создана на базе китайской ТР. Имеет дальность пуска до 100 км и массу головной части до 500 кг. На вооружении имеется 95 ПУ «Хатаф-1».

Твердотопливная мобильная ОТР «Хатаф-2» («Абдали») с дальностью пуска до 180 км и массой головной части до 800 кг была принята на вооружение в 2005 г. Может являться носителем ядерного боеприпаса.

В начале 1990-х гг. Пакистан закупил в КНР 30 ОТР китайских ракет М-11 с дальностью пуска до 300 км.

В 1990-е гг. с помощью специалистов КНР на базе китайской ракеты М-11 была разработана мобильная ОТР «Гхазнави» («Хатаф-3») с полетной дальностью 290 км (по другой информации – до 400 км). Ракета способна нести боеголовку весом до 500 кг. В настоящее время ВС Пакистана располагают 50 ПУ ракет этого типа. Возможно, что производство этих ракет завершено, причем последняя их партия поступила в войска в 2007 г.

Мобильная твердотопливная ОТР «Шахин-1» («Хатаф-4») была принята на вооружение пакистанской армии в 2003 г. Ракета создана на базе китайского изделия М-9, имеет дальность пуска 700-800 км (по другой информации – до 450 км) и оснащена моноблочной головной частью весом до 1000 кг. Способна нести ядерную боеголовку. Имеется вариант железнодорожного базирования ракетного комплекса.

В апреле 2011 г. Пакистан сообщил об успешном испытании новой тактической ракеты «Наср» («Хатаф-9»), способной поражать с высокой точностью объекты противника на дальности до 60 км и нести как обычную, так и ядерную боеголовку. Пакистанские конструкторы также готовят к испытаниям новую ОТР «Тармук» с дальностью пуска 400-600 км.

Разработка крылатых ракет ведется в Пакистане с 1995 г. и к настоя-щему времени страна достигла заметных успехов в этой области. Пакистанцы разрабатывают два типа КР: «Бабур» («Хатаф-7») и «Раад» («Хатаф-8»).

Испытания КР «Хатаф-7» начались в 2005 г. Ракета создана с применением технологии малозаметности, оснащена системой наведения, позволяющей совершать полёт на малых высотах с огибанием рельефа местности. КР предназначена для запуска с наземных мобильных ПУ, надводных кораблей и подводных лодок. «Хатаф-7» способна нести либо обычные (до 300 кг) или ядерные боеголовки. Дальность полета изделия составляет примерно 700 км со скоростью до 800 км/ч. Как заявляют пакистанские военные, ракета отличается высокими маневренностью и точностью поражения. Некоторое количество «Хатаф-7» уже стоит на вооружении. «Хатаф-7», видимо, является подобием новой китайской КР воздушного базирования DH-10 и российской КР AS-15. Версия ракеты для базирования на подводных лодках, пока не создана.

Крылатая ракета воздушного базирования «Раад» имеет дальность полета до 800 км (по другой информации – 350 км) Впервые она была испытана в 2007 г. Способна нести ядерный заряд. Представитель ВС Пакистана описал КР «Раад» как высокоточную ракету, способную лететь на малой высоте, описывающую профиль местности, обладающую высокой маневренностью и снабженную «особыми качествами технологии «стелс»» для придания ей «большой стратегической способности противостояния ракетам противника на земле и на море».

Изделия «Раад» и «Бабур» в значительной мере унифицированные между собой, и в ближайшем будущем должны стать основными крылатыми ракетами, состоящими на вооружении пакистанских вооруженных сил.

В целом на сегодняшний день Пакистан отстает от Индии, которая рассматривается в Исламабаде в качестве главного противника, в развитии ракетного оружия как по качественным, так и по количественным показателям. И в этом «соревновании» шансы Пакистана на выигрыш не очень велики – Индия обладает значительно более развитым научно-техническим и гораздо более мощным промышленным потенциалом. Тем не менее, в Исламабаде, несмотря на периодические официальные опровержения, не собираются отказываться от продолжения гонки ракетных вооружений.

62.62MB | MySQL:101 | 0,527sec