Размышления о ситуации в Пакистане

Нынешние усилия США по налаживанию диалога с талибами происходят на фоне нарастающего напряжения между гражданскими и военными властями Пакистана. Совершенно очевидно, что «лобовая попытка» Вашингтона вывести армейское руководство Пакистана из сферы кардинального влияния на политику страны путем введения гражданского «независимого» правления, успехом не увенчалось. С трудом верится, что, убирая президента Мушаррафа, в Вашингтоне предполагали, что «сильное светское правительство» со временем будет обращаться к американскому правительству с просьбой помочь сместить свое высшее военное командование и кардинальным образом преобразовать «святая святых» Межведомственной разведывательную службу. Такие шаги действующий президент Пакистана А.Зардари предпринял, как представляется, от полной безысходности и осознания того, что его дни как политика подходят к концу. Своими секретными обращениями к американцам, пакистанский президент поставил себя и своих покровителей в Вашингтоне в крайне щекотливое положение. Теперь, судя по всему, на очереди его импичмент в парламенте, что усиленно лоббируют военные.

В отличие от прежних времен, речь о государственном перевороте сейчас не идет. А.Зардари сместят согласно всем существующим законодательным нормам. Пакистанская экономика переживает не лучшие времена, и в армии не торопятся взваливать на себя груз проведения жестких и непопулярных решений. И это не говоря уже о негативном восприятии такого шага со стороны международного сообщества. Судя по всему, страну ожидает несколько иной сценарий.

Сейчас армейское командование проводит активные негласные консультации с рядом оппозиционных лидеров страны на предмет создания неофициального блока на предстоящих в следующем году парламентских выборах. Очевидно, что армия хочет видеть на посту будущего премьер-министра политика, который смог бы обеспечить режим «наибольшего благоприятствования», а если говорить проще – сохранить автономность армии и ее роль и влияние на принятие ключевых решений в отношении внутренней и внешней политики. Такой вариант сейчас наиболее вероятен, несмотря на то, что большинство светских партий страны (в том числе и оппозиционных) выступают «за ограничение прав военных вмешиваться в процесс управления государством». Премьер-министр Ю.Гилани в этой ситуации вынужден маневрировать, откровенно заигрывая с военными. В частности, он фактически полностью солидаризовался с армией по вопросу ее возмущения позицией Вашингтона «по эпизодам нарушения национального суверенитета». Собственно его позиция и стимулировала отчаянные действия президента Пакистана А.Зардари и его обращения к американским партнерам. При этом абсолютно неясно, как Вашингтон должен был заменить «армейское командование», если он не смог сделать это с самого начала своей «афганской эпопеи». В этом был ключ решения всего спектра задач, которые пытались решать американцы в этом регионе, и именно неудача на первом этапе и обусловила нынешнее фиаско.

Если брать шире, то Афганистан вновь сыграл свою «роковую роль». Он явился своеобразным катализатором распада СССР, теперь настало время США. Речь идет, конечно, не о распаде, а о серьезном кризисе идеи монополярности. Афганистан воочию продемонстрировал, что любая самая сильная в военном и политическом плане держава не может решить вопрос «укрощения» военных в Пакистане, при этом же и являясь одновременно их основным финансовым донором. Кризис между военными двух стран достиг своей критической точки, когда пакистанцы отвели свои войска с афганской границы, тем самым оголив ее и фактически открыв все логистические коридоры для талибов. Это кардинальным образом поменяло всю картину войны, поскольку американцы и натовцы никаких действий по перекрытию границы за десять лет так и предприняли. После этого переговоры с талибами стали неизбежными, так как надежно блокировать границу накануне летнего сезона натовцы не в состоянии. Да и без этого ситуация в общем-то критичная.

На этом фоне пакистанские военные настойчиво ищут «новых» региональных союзников. И основными кандидатами на эту роль выступает Китай. Переговоры на тему стратегического сотрудничества с ними сейчас активно ведет представитель высшего военного командования Пакистана Вахид Аршад. Он с большей долей вероятности возглавит Межведомственную разведку в марте с.г. во время очередной ротации. В крайнем случае, его шансы, по оценке ряда экспертов, на порядок выше, чем у еще двух кандидатов на эту роль: командующего региональным центром в Карачи М.Ислама и командующего региональным центром в Пешаваре Х.Раббани. В.Аршад считается человеком Мушаррафа, долгое время был официальным «рупором» армии. При этом именно он вел по указанию Мушаррафа «закрытые» переговоры с китайскими партнерами. Его назначение, безусловно, должен усилить «китайский» вектор во внешней политике пакистанских военных.

52.76MB | MySQL:103 | 0,450sec