Визит министра обороны Израиля Эхуда Барака в ФРГ

Пресса ФРГ широко комментирует итоги визита министра обороны Государства Израиль Эхуда Барака в ФРГ, состоявшегося 19-20 марта с.г.

Цель визита четко обозначена рядом немецким СМИ, поместивших рядом с фотографиями двух министров обороны, шагающих вдоль строя почетного караула на берлинском аэродроме Шонефельф, изображения подводной лодки «Дельфин» в надводном состоянии и израильских моряков, салютующих флагу Государства Израиль на его борту, а также общий вид судоверфи Howaldtswerke-Deutsche Werft (HDW-Werft) в Киле, где строятся «Дельфины» (другое место их производства — Nordseewerke GmbH в Эмдене, Нижняя Саксония). Собственно, данный иллюстративный комментарий отчетливей всего обозначал причину приезда израильского министра обороны: подписание контракта на строительство шестого «Дельфина», состоявшееся в Берлине 21 марта.

После нескольких лет непростых переговоров Израиль добился своего — он получит от Германии шестую подлодку, с вводом в строй которой завершится формирование подводного флота, способного активно противостоять угрозам как в акватории Средиземного моря, так и в районе Персидского залива. По существу, Израиль берет под свой контроль ситуацию в Атлантическом и Индийском океане — местах обитания вероятного противника. Идея сделанного в Берлине 20 марта по этому поводу заявления федерального министра обороны Томаса де Мезьера проста: ФРГ придерживается обязательств по безопасности Израиля и считает необходимым сохранять их и впредь. В частности, речь идет о соглашении между двумя странами от 2005 г., которое подписано в период правления канцлера Герхарда Шредера.

Материальным подтверждением актуальных обязательств является вклад правительства ФРГ в строительство шестого «Дельфина» в размере 135 млн евро, или около одной трети общей стоимости, как уточняется в официальных сообщениях, хотя, по различным оценкам военных экспертов, стоимость «Дельфина» с учетом новейших конструкторских разработок инженеров ФРГ и Израиля можно смело начинать с 0,7 млрд евро, если учесть весь спектр двустороннего сотрудничества.

Вопрос финансирования израильских заказов неизменно вызывает бурную реакцию в ФРГ. Это связано с тем, что правительство Германии неизменно берет на себя существенную часть расходов на строительство «Дельфинов», от трети до половины. Расходы начинаются уже на стадии проектирования отдельных узлов и механизмов, осуществляемых в рамках совместных проектов научно-исследовательских центров обеих стран. Германия спонсирует основные разработки в рамках двустороннего научно-технического сотрудничества, о чем говорила канцлер Ангела Меркель, будучи в Израиле 31 января – 1 февраля 2011 г., с трибуны Тель-Авивского университета. «Кооперация между немецкими и израильскими институтами проходит весьма живо и активно», подчеркнула она, указав, что число таких совместных научных групп превысило сотню. В числе разделов — высокие технологии, имеющие прямое отношение к военным разработкам. В ходе встреч на высшем уровне канцлер ФРГ однозначно заявила: факт существования Государства Израиль как еврейского демократического государства — это часть государственного интереса Германии. Этим продиктована выработка совместных мер по устранению опасности для жизни народа Израиля, в том числе усилиями самого шефа федерального кабмина и девятью ключевыми министрами ФРГ.

Тему расширения двустороннего военного сотрудничества продолжил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, который 7 апреля 2011.г. прибыл в Берлин для встречи с канцлером ФРГ Ангелой Меркель. В частности, центром обсуждений темы «Иран и его ядерная программа» была военная составляющая. В этом отношении была продемонстрирована фактически единая позиция. Оба лидера обладают скептическим взглядом на Иран в плане его готовности честно и открыто вести переговоры как с Израилем, так и в целом с западным миром. Иран, заверяющий международное сообщество в действиях, направленных на получение и использование «мирного атома», не пользуется доверием.

Поэтому ФРГ и Израиль испытывают одинаковую степень обеспокоенности. Обе страны готовы сделать все от них зависящее, чтобы Иран не получил возможности развивать разработку ядерного оружия. У визита израильского премьер-министра оказалось весьма важное продолжение. 8 апреля 2011 г. министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман открыл первое израильское консульство в Мюнхене. Этот факт следует рассматривать в контексте развивающихся связей между двумя государствами. Выступая перед собравшимися, А. Либерман и другие ораторы отметили ряд важных моментов. В их числе: открытие израильского консульства в Мюнхене показывает, какое значение еврейское государство придает развитию двусторонних отношений с Германией. Понятно, что развитие встречных туристских потоков по линии Иерусалим – Мюнхен окажется весьма эффективным с экономической точки зрения, однако Мюнхен — еще и признанный мировой центр высоких технологий, в том числе в оборонной сфере. Комментируя содержание германо-израильских переговоров в Берлине, ближневосточный эксперт Маргрет Йоханнсен, ведущий сотрудник Института по изучению проблем мира и безопасности (Гамбург), подытожила обсуждение проблемы безопасности Государства Израиль, отметив, что полное спокойствие за судьбу народа Израиля немцы почувствуют, когда «в долгосрочной перспективе Израиль окажется в окружении демократических государств».

Данный контекст примечателен для оценки состояния двусторонних договоренностей в сфере обороны. Напомним, что в составе ВМФ Израиля — три подводные лодки немецкого производства, поставленные в 1999–2000 гг. Еще два судна, которые строятся HDW в Киле, дочернем предприятии ThyssenKrupp, находятся в стадии практического завершения. Они должны быть переданы израильтянам в 2012 г. По сообщению Себастьяна Энгельбрехта, немецкого политобозревателя ARD из Тель-Авива, четвертое и пятое судно для Израиля практически завершены, оба «Дельфина» спущены на воду в феврале нынешнего года.

По мнению ряда экспертов, эти два судна, к которым вскоре прибавится шестой «Дельфин», могут быть оснащены ядерным оружием. «Новое судно будет способно нести ядерные ракеты средней дальности», приводит печать ФРГ суждения военных специалистов. Официального подтверждения этому нет. Если, как полагают многие военные наблюдатели, Израиль и в самом деле захочет разместить некоторые виды атомного оружия на немецких подводных лодках, последние «будут попросту неуязвимы», указывает берлинский эксперт Отфрид Нассауэр. Немецкая пресса приводит цитаты неназванных командиров израильских «Дельфинов» из Sunday Times: «Мы — подводная команда нападения. Мы работаем далеко за пределами нашей страны… При 1500-километровой досягаемости наших крылатых ракет с нашей подводной лодки мы можем достичь любой цели в Иране».

Маловероятно, что эти заявления — из серии пропагандистских страшилок. «Дельфин» является предметом зависти ВМС многих стран Ближнего Востока. Высокая скорость — 14–24 узла (в надводном и подводном состоянии), то есть 25–43 км/ч, небывалая длительность пребывания в независимом подводном путешествии (вдвое дольше по сравнению с подлодкой предыдущего типа GAL), стрельба из оружия двух различных калибров (возможность использования торпедных отсеков боевыми пловцами и силами спецназа; применение разного типа торпед и крылатых ракет) указывают на итог успешного сотрудничества немцев (в том числе в инженерном центре Любека) и израильтян. В период 1999–2003 гг. благодаря трем «Дельфинам» Израиль уже держал под контролем значительную акваторию Средиземноморья и Персидского залива. Стратегические возможности гораздо шире: Аравийское море и Индийский океан. Примечательно, что «Дельфин», не боящийся мелководья, способен отслеживать морские военные грузы Ирана, патрулировать в непосредственной близости от объектов его ядерной программы на берегу Персидского залива.

Боевая мощь «Дельфинов» — важный козырь Израиля в контексте обсуждения темы вокруг ядерной программы Ирана, которое состоялось между тремя министрами: вместе с Эхудом Бараком проблему в Берлине 19–20 марта с.г. обсуждали ведущие члены федерального кабмина — министр иностранных дел Гидо Вестервелле и министр обороны Томас де Мезьер. Германские лидеры не скрывали тревоги по поводу вероятности атаки военно-воздушных сил Израиля на иранские ядерные объекты в ближайшие месяцы. Эхуд Барак ответил собеседникам: «Все варианты должны оставаться на столе (переговоров)». Он еще раз отметил: Иран подозревается в том, что ведет работы по созданию атомной бомбы под прикрытием гражданской ядерной программы, а это угрожает существованию Израиля. Томас де Мезьер вновь предупредил об опасности односторонних действий на национальном уровне. «Я настоятельно призываю все стороны в этом вопросе незамедлительно отказаться от риторики и проявить сдержанность. Актуальна потребность в жестких санкциях и жестких переговорах», — указал он. Военная эскалация приведет к «неисчислимым рискам для Израиля, для региона, а также для других» государств мира. Таким образом, по мнению федерального кабмина, сохраняется «необходимость переговоров по ядерной программе Ирана при поддержке международных санкций». Вопрос, в какой степени Германия будет поддерживать израильский военный удар по Ирану и будет ли это делать вообще, де Мезьер оставил открытым.

Военный удар, по мнению известного ближневосточного эксперта Михаэля Людерса, случится «почти наверняка». Визит Эхуда Барака ясно это обозначил. Проблема в том, как удар будет выглядеть и что принесет.

Комментарий М. Людерса касается ряда тем.

Тема первая — последствия израильского военного удара по Ирану для Германии, которая «будет участвовать косвенно на стороне Израиля в этой войне, вероятно, в виде символической поддержки». Иранцы, понимающие, что значительно уступают Западу, в том числе и Германии, в военном отношении, будут отвечать по-своему — террористическими актами в странах, поддерживающих Израиль. В Европе это прежде всего Германия.

Тема вторая — поведение Берлина. Берлин будет делать все для Израиля, но, как обычно, «с большими оговорками», поскольку «для войны против Ирана, независимо от того, насколько она будет обоснована, уместно определение — агрессивная война, то есть то, что запрещено германской Конституцией».

Тема третья — обоснования Израиля. То, что Израиль представляет удар в качестве превентивной войны, «является аферой». Израиль утверждает, что стремится предотвратить большее зло, каковым считает обладание Ираном атомной бомбы. «Не уверен, что все население Израиля единодушно одобряет такую позицию», подчеркивает М. Людерс.

Тема четвертая — реальная угроза со стороны Ирана. «Президент Ирана Ахмадинежад — страшный демагог, — говорит М. Людерс. — Его заявления, транслируемые Израилем, в числе которых главное — Тегеран стремится к уничтожению страны, невозможно воспринимать серьезно. Это, как его отрицание Холокоста и общая антиизраильская риторика, — медвежья услуга собственной стране, потому что он объединил всех поджигателей войны в Израиле и Соединенных Штатах». По мнению М. Людерса, существует искажение цитаты Ахмадинежада, поскольку Иран не угрожает уничтожить Израиль. «Это неправильный перевод речи 2005 года, когда Ахмадинежад заявил, как сионизм должен быть представлен в учебниках истории. Он сказал, что оккупационный режим должен стать историей, так же как режим апартеида в Южной Африке». Иран не имеет никаких оснований для нападения на Израиль. У него нет территориальных споров с Израилем, эти две страны разделяют 2000 километров. В этой политической игре много идеологии, спекуляций и других нюансов, которые следует различать, указывает М. Людерс.

Тема пятая — последствия израильского удара для региона. Он будет для нашего века иметь эффект, «аналогичный тому, который имела Первая мировая война для века предыдущего». При этом пропагандистская машина утверждает, что война против Ирана представляла бы «своего рода длительную прогулку», которую будут сопровождать две-три недели бомбардировок. Ветхий режим мулл рухнет, и демократическое движение воспользуется возможностью, чтобы взять власть. На самом деле, война против Ирана продлится месяцы и годы и будет иметь ужасные последствия: разруху в стране, социальные взрывы в регионе и катастрофу для мировой экономики. «Это произойдет по принципу цепной реакции, но совершенно другого калибра, чем война в Ираке или Афганистане. Израильская атака может доминировать более века, как Первая мировая война». Территориально она охватит весь регион Ближнего Востока, от Пакистана до Аравийского полуострова.

Выводы

Первый. Приезд Э. Барака в Берлин продемонстрировал на официальном уровне солидарность Германии и Израиля в вопросе безопасности. Несмотря на различия подходов к целесообразности и содержанию военного удара Израиля, ФРГ заявила о своей поддержке Израиля. Слово канцлера Ангелы Меркель (имеются в виду ее прежние заверения в солидарности) сохраняет актуальность, заявил в Берлине федеральный министр обороны. Существование Израиля как государства немцы считают «государственным резоном» для ФРГ. С этой точки зрения логично немецкое финансирование строительства следующей подлодки для ВМФ Израиля, подтвердил он.

Второй. Несмотря на санкции, подозрения Израиля и Запада в целом, как на уровне лидеров стран, так и на уровне международных организаций, включая МАГАТЭ, относительно «мирного» атома Ирана сохраняются. Однако ждать развития событий нецелесообразно. В то время как израильский сценарий ясен и не представляет секрета, иранский сценарий может пройти непредсказуемым образом, к чему надо быть готовыми. Степень готовности обозначают акции ФРГ по развитию сотрудничества в военно-технической сфере, в частности, дальнейшее укрепление обороноспособности Израиля — главного ближневосточного стратегического партнера Германии.

Третий. Вопрос о том, что ФРГ и Израиль являются союзниками, по мнению М. Людерса, весьма спорен. «С военной точки зрения израильтяне не поддерживают немцев», отчего же может быть верным, что немцы поддерживают израильтян?! Если Германия действительно хочет проявить солидарность, то федеральному правительству было бы целесообразно убедить израильтян: подобная война является в полном смысле безумием. Об этом свидетельствуют данные американских и израильских спецслужб, о чем знают военные лидеры ФРГ и Израиля. На этом фоне было бы совершенно нелепо, если бы Германия — прямо или косвенно — участвовала бы в этой войне. С военной точки зрения заявление канцлера А. Меркель в речи в Кнессете (2008) о том, что безопасность Израиля, исходя из государственных соображений Германии, для федерального правительства «не подлежит обсуждению», является «откровенной глупостью». Это так же верно, как заявление экс-министра обороны ФРГ Петера Штрука в 2002-м о том, что безопасность Германии начинается в Гиндукуше. Язык политических деклараций не имеет с реальностью ничего общего, подводит итог М. Людерс.

Четвертый. Мнения германских аналитиков разнятся. Часть из них считают, что политика ужесточения санкций — единственно верная в данных обстоятельствах. Другие возражают: если бы она была действенной, Израиль не придерживался бы стратегии нападения на Иран. Третья часть немецких аналитиков полагают, что Запад должен изменить свою стратегию и начать серьезные переговоры с Ираном, которые до сих пор не имели целью достичь компромисса. Весь процесс переговоров шел в ультимативном тоне: Тегерану предлагалось принять условия Запада или будет объявлен экономический бойкот. В подобных обстоятельствах ядерную проблему Ирана не решить.

Использованы данные сайтов Федерального МИД, бундесвера, Welt, Stern, Juedische Allgemeine, tagesschau.de, shz.de.

40.84MB | MySQL:66 | 0,989sec