Из посредника в потенциального соперника: Турция в урегулировании ядерной проблемы Ирана

14 апреля с.г. между Ираном и «шестеркой» международных посредников состоялись переговоры по вопросу урегулирования иранской ядерной проблемы. Накануне стамбульской встречи Иран заявил, что в ходе переговоров собирается предложить новые инициативы, а Соединенные Штаты объявили, что не намерены предлагать Тегерану «пряники». То есть, перед самым началом переговоров стороны уже заняли жесткие и непримиримые позиции по отношению друг к другу. Чего можно было ожидать от переговоров, прошедших в такой атмосфере? «Ничего особенного», — считают турецкие эксперты. Поскольку позиции сторон известны, и принципиально уступать никто не собирается.

По мнению турецких обозревателей, такая ситуация образовалась в результате, прежде всего, западной политики двойных стандартов, которая в самой простой форме заключается в том, что Израилю можно иметь свое ядерное оружие, а Ирану нет. «Двойственная политика Запада чревата еще большей дестабилизацией обстановки на Ближнем Востоке, поскольку способствует ускорению региональной гонки вооружений», — утверждают аналитики турецких институтов стратегических исследований. И, судя по всему, Турция тоже собирается принять активное участие в ядерной конкуренции. Помимо турецких экспертов так считает и известный американский ученый, лауреат Нобелевской премии, Джон Нэш, который пришел к такому выводу, используя «теорию игр». Может быть, именно поэтому Турция утратила свою роль посредника в урегулировании ядерной проблемы Ирана, который увидел в Анкаре потенциального соперника в развернувшейся региональной гонке. «То, что переговоры были проведены в Стамбуле, не должны вводить в заблуждение, поскольку это не означает, что Турция выступает в качестве посредника в процессе урегулирования ядерного кризиса. И последние споры вокруг места проведения встречи Ирана с «шестеркой» посредников – яркое тому подтверждение» — считают эксперты турецкого Центра экономических и социальных исследований.

Неуступчивую политику Тегерана многие обозреватели связывают с предстоящими в 2013 году президентскими выборами в Иране. С другой стороны, в ноябре 2012 года выборы пройдут и в США. И, естественно, лидеры обеих сторон всячески пытаются продемонстрировать достигнутые успехи. В такой обстановке ждать каких-либо конкретных и существенных результатов от процесса урегулирования иранской ядерной проблемы не приходится. Иран продолжит свою ядерную деятельность и не откажется от заманчивой перспективы иметь в своем распоряжении ядерные боеголовки. Поскольку, по словам турецких обозревателей, это стало для Тегерана уже «делом престижа». Таким образом проявляются великодержавные амбиции Ирана, который намерен идти до конца и достичь своей цели.

Как в этой ситуации поведет себя Турция? Большинство турецких политологов убеждено в том, что Турция не намерена создавать ядерное оружие и до сих пор в этом направлении не проявляла никакой инициативы. Однако с учетом растущего населения Турции и определенных перемен в стране в целях удовлетворения энергетических и медицинских потребностей на территории Турции будет построено несколько атомных электростанций. На фоне таких перспектив турецкое общественное мнение большое внимание стало уделять проблемам охраны окружающей среды. «АЭС – это хорошо, однако вместе с АЭС наносится вред окружающей среде. Турецкий народ опасается того, что в результате эксплуатации АЭС окружающей среде будет нанесен непоправимый ущерб», — считают обозреватели Исследовательского центра глобальных политических процессов (GLOPOL), которые не думают, что Турция ускорит свою ядерную деятельность только из-за того, что Иран произведет собственную ядерную бомбу или продвинется в развитии своих ядерных технологий.

Но, тем не менее, турецкие эксперты допускают, что со временем, если в этом возникнет необходимость, Турция может пойти на разработку собственных ядерных технологий, в том числе и в военных целях. Интересно, что некоторые эксперты связывают необходимость в приобретении собственного атомного оружия с размещением на турецкой территории системы ЕвроПРО НАТО. По их мнению, использование этой системы может заставить Турцию задуматься о создании собственного ядерного оружия. Выходит, что на самом деле развитие событий в мире определит ход развития ядерных разработок в Турции. Однако существует и другое мнение, согласно которому Турция не нуждается и не будет нуждаться в разработке собственного ядерного арсенала. Такого мнения придерживаются, в частности, специалисты Центра международных стратегических исследований (USAK).

Большинство турок, словно, смирилось с тем, что Иран от своей ядерной программы не откажется, и в скором времени Тегеран станет очередным обладателем собственной атомной бомбы. Интересно, что не все турецкие политологи видят в этом негатив. Так, например, политические обозреватели Центра афро-евроазиатских стратегических исследований (AFASAM) пишут, что наличие ядерного оружия у Израиля делает необходимым его наличие у Ирана. Поскольку такое положение дел будет иметь сдерживающий характер: каждая сторона будет осознавать, что в случае применения ядерной бомбы против другой стороны, она рискует оказаться под таким же ударом. Поэтому следует ожидать, что стороны воздержатся от применения ядерной бомбы. Недопустимо, чтобы такое оружие была только у одного ближневосточного государства, потому что в таком случае государство, обладающее ядерными боеголовками, будет продолжать угрожать другим странам. Оно будет разговаривать с остальными на повышенном тоне. Чтобы не допустить этого, у Ирана должно быть свое ядерное оружие. Это необходимо в целях установления регионального баланса сил: равные силы снижают вероятность возникновения войны. Хотя, с другой стороны, наличие такого оружия у нескольких стран региона очень опасно. И неизвестно, куда это может привести. Развернется очень глупая и опасная региональная гонка вооружений. Но, тем не менее, с уверенностью можно заявить, что если такое оружие есть у Израиля, а оно у него есть, то пусть такое оружие будет и у Ирана. Это создаст определенное равновесие. Что касается Турции, то эксперты AFASAM не думают, что Турция примет участие в региональной гонке вооружений, поскольку нет такой необходимости. «У нас есть достаточно сильная армия, приняты соответствующие меры предосторожности. Наше положение и наши связи отличаются от иранских и израильских. С учетом своего места на международной арене Турция не нуждается в принятии участия в гонке вооружений», – убеждены аналитики Центра афро-евроазиатских стратегических исследований.

Итак, влиятельные политические организации Ирана, включая консервативные силы, которые в настоящее время находятся у власти, по вопросу урегулирования ядерного кризиса не идут на уступки, поскольку рассматривают это в качестве проявления слабости, в результате чего их может ожидать потеря голосов. Следовательно, они будут и впредь вести себя достаточно настойчиво. С другой стороны, Администрация Белого Дома, которая пытается продемонстрировать своему электорату результаты своих усилий, также стоит на своем. Турецкая общественность понимает это и относится к созданию иранского ядерного оружия не только как к «необратимому процессу», но и как к «почти свершившемуся факту». В турецкой прессе развернулись широкие дискуссии о роли Турции в региональной гонке вооружений. Одни считают, что Турции это не нужно; другие полагают, что, напротив, необходимо; третьи предлагают ограничиться пока строительством мирных АЭС, но при этом внимательно следить за развитием событий в регионе.

40.69MB | MySQL:66 | 0,925sec