Электроэнергетика иракского Курдистана: история и нынешнее состояние

До введения санкций в отношении Ирака после кувейтской авантюры Саддама Хусейна, территория Курдского автономного района (КАР) была связана с общеиракской сетью, откуда и получал КАР электроэнергию. Вырабатываемая на Дуканской (сооружена в 1975 г.) и Дербендиханской (пущена в 1987 г.) гидроэлектростанциях электроэнергия направлялась в электрические сети Киркука, а уже оттуда в Эрбиль и Сулейманию. Таким образом, центральные власти контролировали подачу электроэнергии в две крупнейшие провинции КАР.

После войны в Персидском заливе (1991 г.) электросистема КАР в значительной степени пострадала. Многие подстанции и ЛЭП были повреждены.

сентябре 1992 г., введя эмбарго в отношении Южного Курдистана, иракское правительство отрезало Эрбиль и Сулейманию от иракской национальной энергосистемы, а в период между августом 1993 г. и августом 1995 г. – в значительной степени и Дохук.

После отключения от общеиракской сети Эрбиля и Сулеймании, эти регионы начали получать электроэнергию напрямую от Дукана и Дербендихана. Для передачи электроэнергии были сооружены новые ЛЭП, в обход Киркука, который остался под контролем центрального правительства. Новые ЛЭП, однако, были технически несовершенны и, зачастую, небезопасны.

Ранее провинции КАР получали электроэнергию по линиям электропередач напряжением 132 кВ из провинций Мосул и Киркук. Эти линии распадались на ЛЭП напряжением 33 кВ. Так как электросистема КАР была связана с общеиракской, техническая поддержка электросетей (ремонт и др.) осуществлялась из Мосула или Киркука.

К началу 1998 г. электроэнергию на территории, контролируемой курдскими властями, отключали до 5 часов в сутки (в городах), а в некоторых районах подача электроэнергии осуществлялась лишь на 3-5 часа в сутки, а кое-где и того меньше. Отрезанные от общеиракской электросети Эрбиль и Сулеймания полностью зависели от Дукана и Дербендихана, мощностей которых для удовлетворения потребностей этих двух провинций не хватало. Провинция Дохук частично была оставлена в общеиракской сети, но получала значительно меньше необходимого количества электроэнергии. Электроэнергетический дефицит территорий, контролируемых курдскими властями, составлял около 350 МВт. Затраты на установку 1 МВт оценивались приблизительно в 800 тыс. долларов.

В конце 90-х годов сильная засуха значительно уменьшила уровень воды в Дукане и Дербендихане. Лишь в конце 2001 г.–начале 2002 г. уровень воды в Дукане и Дербендихане заметно вырос и гидроэлектростанции стали производить больше электроэнергии. Однако существующие электросети не могли абсорбировать и транспортировать возросшие объёмы. Поэтому складывалась ситуация, когда в регионе производилось значительное количество электроэнергии, которая не могла быть доставлена до потребителей.

В целом за период в 1992–2002 гг. в Иракском Курдистане было сооружено ЛЭП длиной 550 км, отремонтировано – 4,4 тыс. км.

Для решения проблем транспортировки электроэнергии в преддверии кампании по свержению Саддама Хусейна планировалось восстановить и соорудить новые 70 подстанций, соорудить новые ЛЭП протяжённостью несколько тысяч километров.

В 1999-2000 гг. для бесперебойного снабжения электроэнергией водонасосных станций в Иракском Курдистане было установлено 377 дизельных генераторов электроэнергии, суммарная мощность которых составляла 32 МВт. В последующие два года был установлен 601 дизельный генератор общей мощностью 66 МВт, которые удовлетворяли потребности более 700 тыс. человек.

Кроме того, в 2001 г. в рамках программы «Нефть на обмен на продовольствие» было профинансировано строительство трёх теплоэлектростанций в Дохуке, Эрбиле и Сулеймании, мощностью по 29 МВт каждая (4 блока по 7,25 МВт). По состоянию на декабрь 2001 г. эти 3 ТЭС давали уже 45% всей электроэнергии в регионе. Эрбильская электростанция была введена в действие 29 марта 2001 г. вице-премьером Регионального правительства Курдистана (РегПК) в Эрбиле Сами Абдурахманом. Сулейманийская электростанция была введена в действие 28 мая 2001 г. лидером Патриотического союза Курдистана (ПСК) Дж. Талабани. Эта электростанция, названная именем трагически погибшего в начале 2001 г. в автокатастрофе министра РегПК в Сулеймании Шазада Саиба, на протяжении ряда лет представлявшего ПСК в Анкаре, была спроектирована и построена датской фирмой BWSC и обошлась в 25 млн долл.

Курдские администрации после строительства трёх электростанций мощностью по 29 МВт получили согласие ООН профинансировать в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие» сооружение ещё четырёх электростанций мощностью по 15 МВт в Соране, Акре, Амадии и Захо. Однако баасистский режим всячески препятствовал осуществлению этих проектов. Иракские власти отказывали специалистам в иракской визе, отвергали проекты по «экологическим соображениям» и т.д. Из-за противодействия иракских властей эти проекты не были осуществлены.

Трудности в обеспечении электроэнергией в Южном Курдистане, по мнению курдских властей, была обусловлена противодействием Багдада. Курдские администрации считали, что ни один из проектов, предлагаемых курдами Программе развития ООН (United Nations Development Program), не был осуществлён, поскольку эти проекты должны были получить одобрение в Багдаде, а иракские власти не соглашались ни с каким проектом, направленным на создание и увеличение электроэнергетических мощностей. Кроме того, по мнению курдских властей, неспособность курдских администраций увеличить мощности была обусловлена также дороговизной топлива и отсутствием необходимых соответствующих технико-экономических обоснований.

Из-за сложной ситуации с электроэнергией, особенно в период засухи в 1999-2001 гг., курдские администрации были готовы даже профинансировать строительство электростанции на территории, контролируемой иракскими властями, из своей 13-процентной доли в доходах программы «Нефть в обмен на продовольствие». Планировалось, что электрические сети Эрбиля вновь будут присоединены к электросетям Киркука и Мосула, а Сулеймании – к Киркуку. В Дибисе (провинция Таамим – Киркук) на курдскую долю в доходах программы «Нефть в обмен на продовольствие» планировалось строительство электростанции мощностью 300 МВт, часть электроэнергии которой подавалась бы на территории, контролируемые курдскими администрациями (в основном в Эрбиль). Однако этот проект так и не осуществился, в 2002 г. уровень воды в Дуканском и Дербендиханском водохранилищах значительно вырос, а потом и обострение ситуации вокруг Ирака сделали этот проект неактуальным.

Сулейманийская электроэнергия играла важнейшую роль в обеспечении Иракского Курдистана. Особенно сильно зависел от неё долгое время Эрбиль, крупнейший город региона. Сулейманийские власти (ПСК) использовали электроэнергию Дуканской и Дербендиханской ГЭС в спорах с Демократической партией Курдистана (ДПК), установившей в 1996 году контроль на Эрбилем.

Во время конфликта ДПК и ПСК во второй половине 90-х годов, ПСК неоднократно отключал от энергоснабжения Эрбиль и другие районы Курдистана, контролируемые ДПК, и зависящие от сулейманийской электроэнергии. Для региона ПСК, явно уступающему по экономической мощи региону ДПК, электроэнергия традиционно была одним из рычагов давления.

Даже в середине 2002 г., когда уже протяжении, как минимум двух лет, ПСК и ДПК говорили о примирении и о создании ближайшей (в течение нескольких месяцев) перспективе единой региональной администрации, стороны никак не могли договориться о цене поставляемой в Эрбиль электроэнергии. Сулейманийская сторона (ПСК) не соглашалась с ценой, предлагаемой эрбильскими представителями (ДПК), уменьшая объём поставляемой электроэнергии. Последние в итоге были вынуждены согласиться на условия ПСК, заявляя при этом, что мобилизуют все ресурсы для производства электроэнергии.

Несмотря на усилия курдистанских властей до свержения баасистского режима значительная часть южнокурдистанских домохозяйств (20–30% в зависимости от провинции) не была подключена к единой электросети.

Пытаясь покрыть дефицит электроэнергии, эрбильская администрация пыталась некоторое количество электроэнергии импортировать из Ирана. Было даже заключено соглашение об импорте 50 МВт из района Хане (провинция Западный Азербайджан) в Соран.

Поскольку количество производимой электроэнергии на ГЭС Дербендихана и Дукана зависело от количества воды в одноимённых водохранилищах, при понижении уровня воды и засухи курдский регион сталкивался со значительным дефицитом электроэнергии. Так, весной 2005 г. из-за засухи и понижения воды в указанных водохранилищах электроэнергия подавалась жителям Сулеймании ночью 5–12 часов и днём – лишь 2 часа. И лишь в начале июня 2005 г. представители Сулейманийского электроэнергетического бюро объявили об увеличении подачи электроэнергии жителям Сулеймании до 18 часов в день – в связи с благоприятной ситуацией с водными запасами в Дербендихане и Дукане.

На территории этногеографического Иракского Курдистана, не контролируемой курдскими администрациями (т.е. за пределами административных границ Курдистана), действовали следующие электростанции. Электростанция Мулла Абдулла в Киркуке, работающая на газе и мазуте, имеющая 12 энергоблоков, из которых 6 установленной мощностью по 20 МВт (сооружены в 1981 г.), 6 – по 37 МВт (сооружены в 1999 г.). Реально в мощность этой электростанции составляла 232 МВт. Тепловая электростанция в Дибсе (в 40 км от г. Киркука на берегу реки Малый Заб), работающая на газе, подаваемом по газопроводу с нефтепромыслов Киркука, включала 4 генератора по 15 МВт (сооружены в 1959 г., паровой блок), 4 по 4 МВт (1980 г.), 5 по 37 МВт (1982 г., газотурбинный блок), два из которых были разрушены во время войны с Ираном. Реальная мощность 15-мегаваттовых блоков составляла 9-10 МВт, а 37-мегаваттовых – 22-25 МВт. Кроме того, электростанция имела 4 паровых котла производительностью 75 т пара в час. Электростанция Дибисе традиционно подавала электроэнергию в Киркук и ранее в Сулейманию (в т.ч. на цементный завод в Сарчинаре) и Эрбиль. В настоящее время в Дибисе иранская компания сооружает 2 турбины мощностью 196 МВт каждая.

Небольшая электростанция («Восточный Мосул»), работающая на газе, имелась в восточной (этногеографически курдской) части Мосула (4 блока по 12 МВт). Кроме того, можно упомянуть Мосульскую плотину (плотина и ГЭС им. Саддама)

После свержения баасистского режима, создания новых иракских властей и легитимизации положения Южного Курдистана в постсаддамовском Ирака большими темпами стало осуществляется сооружение электроэнергетических объектов.

К началу 2005 г. электросети Курдистана вновь включены в общеиракскую систему. Были установлены новые трансформаторы и линии электропередач для регулирования перетоков электроэнергии между различными регионами. Курдские власти предприняли серьёзные попытки организовать осуществление крупных проектов и настаивали на их финансировании иракским правительством.

Однако несмотря на постоянный рост выработки, Южный Курдистан испытывает острую нехватку электроэнергии. В последние годы в Курдистане наблюдается устойчивый рост энергопотребления. В первую очередь это обусловлено значительным улучшением жилищных и бытовых условий южнокурдистанского населения, массового использование приборов и оборудования в народном хозяйстве. При этом особенная нужда в электроэнергии характерна для крупнейших городов. Уже по состоянию на начало 2006 г. потребности Эрбиля в электроэнергии составляли около 400 МВт, фактически Эрбиль расходовал 100–150 МВт. Из них 60 МВт использовались на обеспечение органов власти, инфраструктуры, здравоохранения и других учреждений жизнеобеспечения. Хотя Эрбиль получал электроэнергию из различных источников, ни один из них не являлся надёжным. Основную часть электроэнергии (80–90 МВт) Эрбиль получал через иракские электросети из (и через) Мосула и Киркука. Однако в связи с терактами и низким уровнем безопасности количество электроэнергии, поступающей в Эрбиль через иракские электросети, нередко уменьшалось. Часть электроэнергии (до 50 МВт) Эрбиль получал из Дуканской и Дербандиханской ГЭС, однако эта электроэнергия поступала лишь в ночное время. Негативно влиял на выработку электроэнергии и стремительный рост стоимости топлива. В связи с этим сооружённая в Эрбиле в 2001 г. электростанция в уже в 2005 г. в связи с резким ростом цены на топливо бездействовала.

Совокупные потребности Региона Курдистан на начало августа 2006 г. оценивались примерно в 1200 МВт, в то время как Дербендиханская и Дуканская гидроэлектростанции могли выработать в лучшем случае лишь 400 МВт. При этом потреблении электроэнергии в регионе с каждым годом устойчиво росло. Центральные власти, согласно утверждениям курдских властей, не удовлетворяли потребности Курдистана в электроэнергии, покрывая лишь около 15–20% дефицита электроэнергии в Курдистана.

По состоянию на середину 2006 г. лишь район контроля сулейманийского РегПК нуждался в 1 тыс. МВт электроэнергии, в то время как центральное правительство выделяло лишь 150 МВт.

В Дохуке весной 2007 г. электроэнергия подавалась населению лишь 4 часа в сутки. Резкое снижение подачи электроэнергии произошло в связи трудностями продления контракта с Турцией, откуда поставлялась электроэнергия. Потребности Дохука по состоянию на рассматриваемый период составляли 400 МВт, в то время как провинция получала лишь 40 МВт.

Курдские власти активно работали над вводом новых мощностей. В Эрбиле американскими и германскими компаниями построена электростанция на газе мощностью 500 МВт. В настоящее время планируется достройка ещё 4 блоков по 125 МВт. В Чамчамале в 2008 г. завершилось строительство электростанции 750 МВт. Сооружается электростанция мощностью 500 МВт (4 блока по 125 МВт) в Дохуке.

Ещё одна электростанция будет построена в местечке Так-Так в районе Койсанджак (мощность 260 МВт, на мазуте, подрядчик – канадская фирма Jacko).

Дуканская электростанция производит в сезон (с мая по сентябрь) около 150 МВт (номинальная мощность 400 МВт), а зимой существенно меньше – около 40 МВт. Дербендиханская ГЭС при номинальной мощности 249 МВт даёт в сезон около 100 МВт , а зимой – около 20 МВт. Таким образом, эти электростанции уже не играют определяющей роли в электроэнергетической отрасли Южного Курдистана.

В Южном Курдистане действует также множество мелких электростанций (на дизельном топливе) – в Чварте, Кифри, Акре, Эрбиле (по 10 МВт), в Чамчамале (24 МВт), Койе (17 МВт). Также следует упомянуть электростанцию в Таслудже (на мазуте, 51 МВт).

Спрос на электроэнергию в Курдистане растёт не просто высокими, а стремительными темпами 15–20% в год. В 2010 г. потребности Южного Курдистана составляли 2,2 тыс. МВт, при производстве 1,2 тыс. МВт. В начале 2012 г. потребность – почти 3 тыс. МВт, производство – почти 2 тыс. МВт (в т.ч. в Эрбиле и Сулеймании по 700 МВт). Всего в Курдистане почти два десятка электростанций. Оппозиция обвиняет курдистанские власти в создании кризисной ситуации в связи с тем, что, не обеспечивая удовлетворение потребностей населения в топочном мазуте, вызывает ажиотажное потребление электроэнергии в связи с замещением топлива электроэнергией.

Значительной проблемой южнокурдистанских электростанций является нехватка топлива для электростанций. Так, потребности курдистанских электростанций составляют 7 млн литров нефтепродуктов в день, в то время как местные НПЗ дают 1,4 млн литров.

Тем не менее, в значительной степени проблема дефицита электроэнергии в Южном Курдистане уже решена. Подача электроэнергии в ряде районов осуществляется практически круглосуточно, в некоторых районах в течение 12–18 часов, кое-где – несколько часов в сутки. Курдистанские власти обещают, что в случае отсутствия проблем с топливом, курдистанские электростанции могут обеспечить 18-часовую подачу электроэнергии в сутки по всему региону. Следует отметить, что оппозиция заявляет о предстоящем серьёзном электроэнергетическом кризисе в 2013 г., который может быть вызван большим ростом спросом на электроэнергию и неспособностью властей удовлетворить этот спрос, прогнозируя в связи с этим возможные политические волнения.

Дефицит электроэнергии в Регионе Курдистан усугубляет и решение РегПК о поставке в Киркук, испытывающем острый дефицит электроэнергии, 225 МВт в течение ближайших 5 лет. Однако, очевидно, что это решение являлось политическим и курдистанские власти считают себя обязанными помогать Киркуку, на который претендуют, что вряд ли может вызвать какие-то возражения со стороны курдов.

Курдистанские власти заявляют об амбициозных планах сооружения новых электростанций. В планах властей сооружение электростанции в Дералуке (Дохук), в Мандава (Эрбиль) и в Так-Таке (к юго-востоку от Эрбиля), соответственно, мощностью 260, 620 и 270 МВт. В сентябре 2011 г. премьер-министр Курдистана заявил, что до 2020 г. мощности южнокурдистанских станций составят 6 тыс. МВт.

Таким образом, электроэнергетическая отрасль Иракского Курдистана проделала большую эволюцию. До создания «зоны безопасности» (1992 г.) территория КАР являлась частью иракской энергосистемы, получая электроэнергию из ГЭС в Дукане и Дербендихане через Киркук, а также частично из Мосула. После введения Саддамом Хусейном эмбарго в отношении Курдистана этот регион фактически был выведен иракскими властями из единой энергосистемы. Курдистан испытывал огромный дефицит электроэнергии при достаточно невысоких потребностях, электроэнергия подавалась лишь в течение нескольких часов в сутки. При этом курдистанские ГЭС становились рычагом давления в межкурдских противоречиях – сулейманийская администрация использовала их против эрбильской. С конца 1990-х гг., после стабилизации обстановки в Курдистане, при помощи международных организаций начинается планомерная реабилитация старых и сооружение новых энергетических объектов. После свержения баасистского режима Курдистан вновь был включён в иракскую энергосистему. Резкое повышение уровня благосостояния благодаря росту мировых цен на нефть привели к увеличению спроса на электроэнергию, потребление которой выросло в XXI веке в несколько раз. В Курдистане были введение в действие новые электростанции, которые тем не менее полностью не смогли удовлетворить потребности региона. Тем не менее большую суток курдистанское население получает электроэнергию.

Очевидно, что в ближайшие 7–10 темпы роста спроса на электроэнергии в Курдистане вряд ли снизится до менее чем 10%. Это обусловлено дальнейшим повышением уровня благосостояния в Курдистане, необходимостью продолжения дальнейшего строительства и сооружения новых объектов (фактически новой инфраструктуры). Очевидна необходимость подключения новых потребителей. В связи с широкомасштабным строительством современного массового жилья резко растёт количество бытовых потребителей, использующих огромное количество приборов и оборудования, потребляющего электроэнергию. Можно сказать, в Курдистане создаётся новое коммунальное хозяйство. Наблюдается существенный рост количества и коммерческих потребителей, использующих электроэнергию для производственных нужд.

Всё это требует ежегодно ввода в действие немалого количества объектов электроэнергетики. Ввод новых мощностей, по-видимому, должен ежегодно исчисляться сотнями мегаватт. При этом в особой проработке нуждается вопрос обеспечения существующих и планируемых электростанций соответствующим сырьём. Кроме того, будет сооружаться соответствующая инфраструктура – электросети и подстанции. Значительная часть сетей и подстанций в Курдистана изношена, в связи с чем имеется определённый потенциал снижения потерь. Курдистан, как и весь Ирак, является одним из наиболее привлекательных объектов приложения деятельности зарубежных компаний и иностранных инвестиций, особенно в связи с отсутствием в Ираке и в Курдистане необходимых специалистов и наличия значительных средств от доходов нефтяного экспорта. Представляется, что в первую очередь турецкие, а также китайские, южнокорейские и, возможно, иранские (в зависимости от политической ситуации вокруг Ирана) компании и западные поставщики оборудования существенно увеличат свои доходы, получая новые контракты на сооружение электроэнергетической инфраструктуры Курдистана.

Большую работу курдистанским властям следует провести в деле создания стимулов для местных потребителей рационального потребления электроэнергия. В настоящее время электроэнергия является одной из форм социальной поддержки населения. Имеется ввиду создание современных систем коммерческого учёта электроэнергии.

У Курдистана (как и у Ирака) имеются все условия для удовлетворения своих растущих потребностей в электроэнергии. Основным из них является постоянный приток нефтедолларов, а также готовность многочисленных компаний из различных стран сооружать необходимые объекты. У курдистанских властей, судя по всему, есть понимание приоритетности электроэнергетического сектора.

30.11MB | MySQL:76 | 2,072sec