Ливанская политика Турции в условиях роста регионального суннитско-шиитского противостояния

В Ливане начались вооруженные столкновения между суннитскими и алавитскими группировками. Есть погибшие и десятки раненных. Обстановка в стране с каждым днем накаляется. Одни эксперты считают, что провокационные действия исходят от сторонников «Аль-Каиды». Другие полагают, что это «возмездие суннитских сил». Третьи рассматривают события в Ливане как результат политического кризиса в Сирии, четвертые – как последствия «растущего регионального суннитско-шиитского противостояния». А пятые избегают поспешных выводов и предлагают понаблюдать за дальнейшим развитием событий. Так или иначе, ситуация в стране дестабилизируется и важно понять, что на самом деле стало причиной вооруженных столкновений в Ливане. Это очередное возгорание тлеющего внутреннего конфликта или результат последних событий в регионе? И если эти акции имеют на самом деле провокационный характер, то кто стоит за ними и откуда у провокаторов современное оружие?

Для ответа на эти вопросы в настоящей статье использованы материалы ведущих турецких аналитических центров. Так, например, эксперты Центра афро-евразийских стратегических исследований (AFASAM) свое видение ситуации в Ливане излагают следующим образом: «Ливан на протяжении многих лет отличался своей нестабильной обстановкой. Ливан – это страна, которая расположена между Сирией и Израилем. Это страна, где шиитская радикальная организация «Хизбалла» имеет достаточно прочные позиции и где периодически осуществляются террористические атаки. Сегодня, когда из соседней Сирии ежедневно поступают новости о вооруженных столкновениях, практически невозможно было избежать начала боевых действий в Ливане. Нынешняя ситуация как в Ливане, так и в Сирии, – это шанс для тех, кто, воспользовавшись дестабилизацией, пытается увеличить в регион поставки оружия. И в этом плане заинтересованность Запада очевидна. Воспользоваться непростой ситуацией в регионе попытается и Израиль, который периодически обстреливает ливанские и сирийские территории, расположенные у израильской границы».

По поводу путей поставок оружия для провокаторов в Ливане эксперты AFASAM пишут, что инициаторы акций получают оружие от Сирийского национального совета (СНС). Поскольку, если предположить, что оружие не поступает через сирийскую территорию, то остается только израильская граница. Однако всем хорошо известно, что израильская граница находится под надежным контролем. Поэтому с уверенностью можно заявить, что оружие для провокаторов ливанских событий поступает через сирийскую границу и за этими поставками стоит СНС.

По сообщению газеты «Daily Star», ливанский премьер-министр Наджиб Микати заявил, что за провокационными действиями в Ливане стоит «Аль-Каида». Однако турецкие обозреватели с такой точкой зрения не согласны. Для того чтобы выявить тех, кто стоит за провокационными акциями в Ливане аналитики Турецко-азиатского центра стратегических исследований (TASAM) предлагают сначала задержать и допросить участников этих акций и только потом говорить, стоит ли за ними «Аль-Каида» или нет. По их мнению, регион сам по себе содержит конфликтный потенциал. И пока рано утверждать, что за эскалацией напряженности в Ливане стоят сторонники террористической группировки. «Понятно, что газета «Daily Star» сообщает о причастности участников вооруженных акций к «Аль-Каиде». Но можно ли доверять этой информации? Известно, что информация легко искажается. Здесь можно говорить, скорее, о неком возмездии суннитских сил», — считают эксперты TASAM.

Турецкие аналитики убеждены в том, что и в Сирии, и в Ливане алавиты стремятся сохранить свои позиции, а сунниты стремятся «демократизировать условия прихода к власти». При этом политические обозреватели TASAM обращают внимание на то, что в некоторых странах Персидского залива наблюдается совершенно противоположная картина: шиитское население борется с суннитской властью и каждая власть в том или ином конфликте поддерживает своих сторонников.

На региональный характер суннитско-шиитской конфронтации обращают внимание и эксперты Института международных стратегических исследований (USAK), по мнению которых события в Ливане отражают, прежде всего, растущее суннитско-шиитское противостояние, постепенно охватывающее практически все страны Ближневосточного региона. Как далеко все это может зайти? По поводу сложившейся ситуации и дальнейшего развития событий аналитики USAK дают следующую оценку: «США покинули Ирак, где у власти в настоящее время находится шиит Нури аль-Малики, который сразу же попал под сильное влияние Тегерана. У иранских властей хорошие отношения также и с Сирией, и с Ливаном. Кроме того, Иран поддерживает оппозиционные силы в Бахрейне. Источником формирования блоков в регионе служит причастность к той или иной мусульманской ветви. С другой стороны, суннитские страны имеют союзнические отношения с Соединенными Штатами. Формируемые стратегические союзы достигают весьма опасных пределов. И, похоже на то, что если вовремя не остановить формирование блоков, то крупномасштабного регионального столкновения между суннитами и шиитами избежать не удастся».

Итак, с учетом внутриполитических особенностей события в Ливане можно рассматривать в качестве очередного возгорания тлеющего внутреннего конфликта. Однако на фоне последних событий в регионе этот конфликт приобретает особое значение. Эксперты турецких аналитических центров по поводу последствий провокационных вооруженных столкновений, которые могут охватить практически весь Ближневосточный регион, дают весьма мрачные прогнозы. По мнению турецких экспертов, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение внутриполитической обстановки в Ливане Турции необходимо принимать более активное участие в урегулировании межконфессиональных противоречий в Ливане, что, в свою очередь, позволит ей расширить свое влияние на территории «государства с достаточно хрупким внутриполитическим равновесием».

В этом плане большой интерес представляют рекомендации эксперта Центра стратегических исследований мудрецов (BILGESAM) Ясина Атлыоглу, по мнению которого ливанская политика, не учитывающая роль и позиции основных акторов внутренней политики Ливана, обречена на провал. «Ливан – это страна, где внутренняя политика строится на очень скользкой основе, и содержит высокий уровень опасности возникновения кризиса. Турции необходимо акцентировать свои усилия на посреднической роли. Однако это не так просто», — считает эксперт BILGESAM. И, как заметил ливанский политический обозреватель Джихад Аль-Зейн, «Анкара часто путает посредническую роль со стремлением стать региональной силой». По мнению Я. Атлыоглу, доверие и симпатии, которые Турция может завоевать в результате оказания посреднических усилий, позволят ей влиять на внутреннюю политику Ливана, который «с точки зрения своей политической, экономической и военной мощи является небольшим государством, но благодаря своему геополитическому месторасположению и значению в региональной расстановке сил имеет стратегическую важность. Поскольку обстановка в Ливане способна оказывать воздействие на ситуацию в Палестине, Ираке и на Кипре. Аналитик BILGESAM обращает внимание на то, что внешнее вмешательство во внутреннюю политику Ливана стало результатом проведения в стране «реальной политики» (realpolitik). «В Ливане, — отмечает он, — пересекаются интересы не только западных держав, таких как США, Франция, Великобритания, но и стран региона: Сирии, Ирана, Саудовской Аравии, Египта и Израиля. Турция должна понимать, что для расширения своего влияния в Ливане ей придется вступить с одними из них – в жесткое соперничество, с другими – в тесное сотрудничество».

Для понимания сложности ливанского направления в турецкой внешней политике отметим лишь некоторые особенности арабского государства, которые являются наиболее важными для Турции. Ливан – это страна, где активно функционируют сторонники таких организаций как курдская РПК и армянская АСАЛА, которые к Турецкой Республике относятся враждебно. Именно в Бейруте в 1976 г. был убит высокопоставленный турецкий дипломат – первый секретарь посольства Турции в Ливане Октар Джирит. В 2000 г. ливанский парламент признал массовые убийства армян в 1915-1917 гг. в Османской империи в качестве «геноцида» против армянского народа. В 2007 г. Ливан и Республика Кипр подписали соглашение об определении исключительных экономических зон в акватории Средиземного моря, согласно которому существование Турецкой Республики Северного Кипра игнорируется. Вместе с тем, по мере развития турецко-сирийских отношений улучшались и турецко-ливанские связи. Результатом этого сближения стало подписание в январе 2010 г. целого ряда двусторонних соглашений. Наиболее важными из них являются следующие: Соглашение между Турцией и Ливаном об упразднении визового режима и Рамочное соглашение об образовательном, техническом и научном сотрудничестве в военной сфере. Однако обострение турецко-сирийских отношений и сближение Турции с «суннитским региональным блоком» свело практически на нет проникновение турецкого влияния в Ливан, поскольку Анкара для Бейрута имеет значение, прежде всего, как «посредник», а не как «лидер мусульманских стран с преимущественно суннитским населением». Ливанские власти не заинтересованы во вмешательстве Турции во внутриполитические дела Ливана в той роли, к которой она в настоящее время стремится, поскольку это не укрепляет, а, напротив, нарушает стабильность в стране, где и без того все держится на достаточно хрупком балансе. И дополнительная поддержка, оказываемая какой-либо из сторон, может привести к очередному политическому кризису в Ливане, последствия которого с учетом нынешней ситуации в регионе могут позволить сбыться самым мрачным прогнозам.

(по материалам турецких аналитических центров)

40.68MB | MySQL:66 | 0,965sec