Мнение одного из наиболее заметных представителей американского экспертного сообщества о предстоящем выводе войск из Афганистана

Один из наиболее авторитетных экспертов США по вопросам борьбы с терроризмом и архитекторов американской политики в Афганистане Брюс Ридель (Bruce Riedel) в недавнем интервью германским СМИ дал свое заключение о предстоящем выводе войск НАТО. Ридель – не рядовой эксперт, к его мнению прислушиваются в Белом Доме. Поэтому с большой долей вероятности можно утверждать – то, что он говорит об Афганистане, отражает официальную позицию американских властей. Или, наоборот, американские власти сформировали свое мнение под влиянием таких экспертов.

Ридель считает, что Афганистан не является для США поражением, как, например, Вьетнам. Якобы после вывода натовских войск Исламская Республика Афганистан (ИРА) будет способна решать важнейшие для НАТО задачи: не позволять «Аль-Каиде» использовать свою территорию в качестве плацдарма для нападений на Европу и Северную Америку, а движению “Талибан» – захватить власть в стране[i]. Ответственный вывод войск и дальнейшая помощь, которую Запад будет продолжать оказывать Кабулу, — вот ключ к успеху, согласно этому эксперту. Также он заявил, что афганская армия будет в состоянии справиться с вооруженной оппозицией.

Любое из этих утверждений по меньшей мере спорно, а на самом деле – совершенно не правильно. Это тот случай, нередкий в современных международных отношениях, когда пиар не приукрашает и не затеняет правду, а полностью ее заменяет. Американские эксперты и власть так долго убеждали мир, что вывод солдат США из Афганистана не означает поражения в войне и официальный Кабул сможет решить вопросы с безопасностью самостоятельно, что сами в это поверили. Хотя далеко не всех удалось убедить в своей версии, видимо, поверила и вашингтонская администрация.

Сами журналисты, которым Брюс Ридель давал интервью, усомнились в исполнимости такой сверхоптимистической оценки и сказали, в частности, что лишь немногие подразделения афганской армии способны вести боевые действия самостоятельно без поддержки МССБ[ii].

В ответ на это эксперт как ни в чем не бывало заявил – ситуация вовсе не так плоха, как ее обрисовывают. За последние три года Афганская национальная армия (АНА), на которую в течение восьми лет якобы не обращали внимания, выросла до 350 тысяч человек[iii]. Он также сослался мнение командующего американскими войсками в Афганистане Дэвида Аллена, заявившего, что местная армия «укрепляется быстрее, чем ожидалось»[iv]. А талибы, по его словам, — это просто неграмотные пуштунские крестьяне, которые существует только благодаря пакистанской поддержке.

Наиболее примечательным в этой тираде, пожалуй, является ссылка на слова генерала Дэвида Аллена — человека, сменившего на своему посту командующего Маккристала, одного из лучших американских военачальников. Он в свое время подверг публичной критике вашингтонские власти за их некомпетентность и ошибки в военном планировании на афганском театре военных действий, за что и был уволен из вооруженных сил. Таким образом, его сменщик со всем своим красноречием расхваливает достигнутые успехи, боясь повторить судьбу Маккристала. Согласно Аллену, еще чуть-чуть — и победа будет за натовцами. В действительности же победа еще далее, чем прежде, однако теперь уже никто не решается об этом говорить.

Брюс Ридель может сколь угодно долго уничижительно отзываться о талибах как о неграмотных пуштунских крестьянах. Возможно, так оно и есть. Однако факт состоит в том, что эти крестьяне уже свыше десяти лет противостоят воинским контингентам нескольких десятков западных государств — прежде всего США — и противостоят весьма успешно. Талибы действительно получают помощь от Пакистана, но эта самостоятельная сила, вовсе не подконтрольная официальному Исламабаду.

Бравшие интервью выражали сомнение в объективности оценок Риделя, указывая на значительные жертвы среди мирного населения. В ответ их отсылали к статистике НАТО. Согласно ней, стало больше афганских провинций, в которых стало безопаснее. В частности, упоминались Кандагар и Гильменд. Действительно, сосредоточив в двух-трех юго-западных провинциях Афганистана[v] десятки тысяч военнослужащих, командование вооруженных сил США сумело добиться относительного умиротворения на этих сравнительно небольших пустынных землях. Однако даже этот скромный успех является временным — после того, как будет выведена значительная часть иностранных войск, ситуация вернется к прежней.

Афганистан отчасти превратился в место сведения счетов демократов и республиканцев. Не случайно Ридель в ходе интервью несколько раз говорил об упущениях, допущенных «в первые восемь лет кампании» — недвусмысленный намек на годы президентства Дж.Буша — младшего. В то же время за последнее время обстановка поменялась в корне — таков лейтмотив правительства демократов под руководством Барака Обама. Признать противоположное в год президентских выборов совершенно невозможно, это сродни политическому самоубийству. Следует добавить, что война в Афганистане была одной из главных тем в ходе президентской кампании Обамы перед предыдущими выборами. Ей же она станет и в ходе текущей кампании — уже против воли Обамы. В этой связи рефреном звучат слова о том, что западная коалиция эту войну вовсе не проиграла. Якобы НАТО на пути к достижению такого уровня безопасности в ИРА, который не позволит ей превратиться в базу для террористов в будущем. Также идет отсылка к афгано-американскому соглашению, которое позволит сохранить несколько военных баз США и проводить с их помощью антитеррористические операции. Правда, возникает вопрос — зачем понадобиться проводить антитеррористические операции, если Афганистан вот-вот стане безопасной страной. Впрочем нельзя не отметить — данное соглашение действительно является успехом внешней политики Вашингтона.

350-тысячные вооруженные и полицейские силы Афганистана — это много. В то же время столь крупное формирование является не только достижением, но и проблемой. Дело в том, что такой большой армии ИРА попросту не может себе позволить, это слишком дорого. У официального Кабула нет лишних миллиардов долларов. Даже в 1980-е гг., когда Демократическая Республика Афганистан находилась в куда более лучшем положении, чем теперь находится Исламская Республика Афганистан, численность вооруженных сил составляла 110 тысяч человек – правда это именно численность вооруженных сил, без учета полиции. К этому следует добавить, что в те годы армия была призывной, а в настоящее время – наемной, в которой даже рядовой получает неплохую по местным меркам зарплату.

Необходимо отметить – по крайней мере в отношении пакистанского фактора администрация Белого Дома и ее эксперты особых иллюзий не питают. Брюс Ридель четко заявил — Исламабад продолжает оказывать широкую поддержку талибам. Межведомственной разведке Пакистана[vi] известно о местонахождении практически всех их руководителей, включая муллу Омара. Самостоятельно правительство этой страны не будет предпринимать против боевиков никаких действий. Данный вывод сделали американские военные специалисты, допросив около 4 тысяч пленных талибов. Еще одно важное открытие состояло в том, что пакистанские власти не только не ведут с экстремистами борьбу, но и регулярно проводят с ним неофициальные встречи. Правда, осознание этого прискорбного факта пришло к американцам лишь после запрета транзита военной техники через территорию Пакистана, последовавшего от его официальных властей.

Еще одним немаловажным вопросом, который затронул американский эксперт, стало нанесение ракетно-бомбовых ударов американскими беспилотными летательными аппаратами по Пакистану. Со времени прихода Барака Обамы к власти их число возросло еще более. Удары по любым подозрительным целям в пакистано-афганском приграничье наносятся едва ли не ежедневно. Ридель подобные удары полностью оправдывает и говорит, что они причинили «сокрушительный» ущерб боевикам. Если дать подобным налетам объективную оценку, то следует признать – в результате них было уничтожено значительное количество боевиков, в том числе их руководителей. Однако здесь есть и обратная сторона – авиаудары способствовали еще большему ужесточению позиции Исламабада, который прежде хотя бы на словах являлся союзником Вашингтона по антитеррористической коалиции. Теперь же ни США, ни ИРП[vii] не пытаются выглядеть в глазах международной общественности друзьями. Кроме того, тактика постоянного барражирования десятков беспилотников достаточно дорогая даже для американского бюджета, а победить боевиков лишь одним этим средством все равно невозможно. Это полумера, которая могла бы дать хороший результат в сочетании с иными военными шагами. Сами же по себе проблемы они не решают, но заставляют американские власти думать, что они ведут решительную борьбу с талибами в Пакистане, которые из-за действий беспилотников якобы несут колоссальные потери.

Эксперту также задали вопрос о его роли в формулировании афганской политики президента Обамы. Ридель назвал два основных изменения, которые произошли в администрации при его участии. Первое – понимание того, что Пакистан представляет собой серьезную проблему и что его терпимое отношение к боевикам, а иногда и соучастие в поддержке терроризма представляют собой важную угрозу не только для Соединенных Штатов, но и для всего блока НАТО и иных государств. Второе – признание следующего факта: усилия по созданию Афганской национальной армии до 2008 года были недостаточны и по этой причине талибы смогли устоять. По словам Риделя, новая администрация была в положении 2001-2002 годов – с небольшим количеством солдат международной коалиции и большими планами по экономическому возрождению Афганистана.

Будучи советником президента Обамы, эксперт обрушился с критикой на Дж.Буша, который уделял значительно больше внимания Ираку, чем Афганистану. Курс нынешнего президента – создать боеспособную афганскую армию и вывести войска США. Правда, сказал Ридель, и это – неидеальное решение, война будет продолжаться и в дальнейшем.

Весьма странно то, что решение даже такой серьезной проблемы, как Афганистан, подменяется межпартийным противостоянием и обвинениями республиканцев и лично Дж.Буша – младшего в ошибках, совершаемых в ходе данной кампании. В этом просматривается неумение отделить главное от второстепенного. Осознание тяжести пакистанского вопроса показало следующее: американские власти в области внешней политики в целом очень консервативны – вне зависимости от того, какая администрация у власти. Стереотип о том, что Исламабад – союзник в решении афганского вопроса продолжал существовать, даже когда многие факты говорили об обратном. Какая-либо взвешенная и рациональная оценка в отношении ИРП последовала лишь после последовавшего в ноябре 2011 года временного запрета на транзит военных грузов через территорию данной страны[viii].

Афганская национальная армия не будет способна вести боевые действия не сейчас, ни через несколько лет. Ее численность работает не столько во имя обеспечения безопасности, сколько против нее: афганское государство не сможет самостоятельно обеспечить содержание 350 тысяч военнослужащих и полицейских, значит, оно будет зависеть от иностранных спонсоров; талибы без труда смогут инфильтровываться в армию и полицию – при такой их численности это сможет сделать едва ли ни каждый желающий. Таким образом, не вполне ясно, 350 тысяч человек под ружьем – успех это или провал. Однако самый интересный вопрос – действительно ли американские эксперты и вашингтонская администрация верят в то, что говорят, или только хотят заставить верить в это других.

 


[i] См.: www.dw-world.de .

[ii] Международные силы содействия безопасности в Афганистане, или ISAF. – Прим. авт.

[iii] Имеется в виду численность и армии, и национальной полиции вместе взятых. – Прим. авт.

[v] Всего их 34. — Прим. авт.

[vi] ISI – Interservices Intelligence. – Прим. авт.

[vii] Исламская Республика Пакистан. – Прим. авт.

[viii] После снятия запрета официальный Исламабад поднял цену за транзит одного контейнера с 250 до 5 тысяч долларов. – Прим. авт.

42.83MB | MySQL:87 | 0,841sec