Об отрешении от должности премьер-министра Пакистана Ю.Р.Гилани

19 июня 2012 г. Верховный Суд (ВС) Исламской Республики Пакистан (ИРП) лишил Ю.Р.Гилани мандата члена Национальной ассамблеи (нижней палаты парламента) и отрешил его от должности премьер-министра страны. В постановлении высшей судебной инстанции содержится предписание Центральной избирательной комиссии официально объявить о «дисквалификации» Ю.Р.Гилани в качестве депутата и призыв к президенту Пакистана принять необходимые меры для сохранения демократического режима. При этом постановлению суда придана обратная сила: оно действует с 26 апреля 2012 года.

Решение ВС стало своего рода кульминацией противостояния судебной и исполнительной ветвей власти, начало которой было положено еще при президенте П.Мушаррафе и стало одной из причин его вынужденной отставки в августе 2008 года. Нельзя сказать, что Верховному Суду всегда удавалось одержать верх в этом соперничестве. «Главный борец» за свободу и независимость суда Председатель ВС И.М.Чоудхри смещался П.Мушаррафом со своего высокого поста дважды: в марте 2007 г. и ноябре 2008 г., длительное время находился под домашним арестом. Если в первом случае ему на выручку пришли его же коллеги-судьи, признавшие назаконным авторитарное решение президента, то своим теперешним положением он обязан в том числе и правящей Пакистанской народной партии (ПНП). По специальному распоряжению номинанта от ПНП на пост премьер-министра Ю.Р.Гилани 24 марта 2008 г. И.М.Чоудхри был освобожден из-под домашнего ареста, а с 22 марта 2009 г. в соответствии с указом президента А.А.Зардари (лидер ПНП) восстановлен в должности председателя Верховного Суда.

Некоторые местные обозреватели, правда, тогда утверждали, что между главой государства и И.М.Чоудхри было достигнуто взаимопонимание: если первый восстанавливает его в должности, то последний обязуется не создавать препятствий деятельности президента и правительства. Как показало дальнейшее развитие событий, Главный судья ИРП, были такие договоренности или нет, не стал ограничивать свою свободу действий.

Уже в декабре 2009 г. Верховный Суд признал не соответствующим Конституции Декрет о национальном примирении (издан президентом П.Мушаррафом в октябре 2007 г., предоставил амнистию от уголовного преследования большому числу политических и государственных деятелей по обвинениям в коррупции) и потребовал от федерального правительства обратиться к швейцарским властям с просьбой о возобновлении судебных разбирательств по антикоррупционным делам, рассматривавшихся в судах Швейцарии с конца 1990-х гг. и закрытых в начале 2008 года. Главным обвиняемым по ним проходил А.А.Зардари, ставший в сентябре 2008 года президентом Пакистана. Впоследствии ВС неоднократно требовал от пакистанских властей безусловного выполнения данного вердикта, однако государственные чиновники всякий раз ссылались на предусмотренный статьей 248 Конституции ИРП абсолютный судебный иммунитет главы государства. В конце концов, 26 апреля 2012 г. коллегия ВС признала премьер-министра Ю.Р.Гилани виновным в неуважении к суду и приговорила его к символическому тюремному заключению «до окончания судебного заседания».

Решение ВС от 19 июня 2012 г. по сути есть не что иное, как толкование апрельского постановления. Суд разъяснил, что статья 63(1)(g) основного закона страны прямо указывает, что член парламента не может более оставаться депутатом, если «был осужден судом правомочной юрисдикции за распространение мнений или иные действия, подрывающие целостность и независимость судебной власти Пакистана». Опять же, согласно Конституции, премьер-министр избирается из числа депутатов Национальной ассамблеи. Таким образом, будучи осужден за неуважение к суду, Ю.Р.Гилани с 26 апреля 2012 г. потерял право оставаться депутатом Национальной ассамблеи и, соответственно, премьер-министром страны.

Пакистанские правоведы обращают внимание на то, что законодатели, принимавшие Конституцию, вряд ли могли предугадать, что ст. 63(1)(g) будет когда-либо использована против главы кабинета министров страны. Предполагалось, что единственный законный механизм его отрешения от должности — вотум недоверия в парламенте. Тот факт, что эту важнейшую функцию принял и ВС, фактически противопоставивший себя законодательной и исполнительной ветвям власти, делает его одним из ключевых игроков на политической арене страны. Примечательно, что в своем вердикте от 19 июня с.г. Верховный Суд сослался на свое право в соответствии со ст. 184(3) Конституции «обеспечивать соблюдение основных прав и свобод граждан во всех вопросах, имеющих государственное значение».

При этом в Пакистане задаются вопросом, насколько такие широкие полномочия высшей судебной инстанции соответсвуют нормам представительной демократии. Некоторые представители интеллектуальной элиты страны переводят дискуссию в категорию соотношения морали и права. Они обращают внимание на то, что изначально речь шла о необходимости справедливого суда над А.А.Зардари по обвинениям в коорупции, пострадавшим же в результате почему-то оказался Ю.Р.Гилани, который лишь проявил лояльность по отношению к своему партийному лидеру, в настоящее время обладающему к тому же иммунитетом от судебных преследований (распространяется ли он на деяния, совершенные до вступления в должность президента — вопрос дискуссионный).

Как бы там ни было, правящая Пакистанская народная партия, судя по всему, решила подчиниться предписанию высшей судебной власти. На состоявшемся 19 июня 2012 г. заседании Центрального исполнительного комитета ПНП руководство партии уполномочило президента А.А.Зардари «по своему усмотрению» внести кандидатуру нового премьер-министра страны на одобрение нижней палаты парламента (ее заседание намечено на 22 июня). Как ожидается, им станет М.Шахабуддин, ныне занимающий пост министра текстильной промышленности. С учетом расстановки сил в Национальной ассамблее, большинство голосов в которой принадлежит ПНП и ее союзникам, сюрпризов здесь не ожидается. После этого будет сформировано новое правительство. М.Шахабуддину, в случае его избрания, и его кабинету министров предстоит решить ряд непростых задач, в том числе определиться с законностью решений правительства Ю.Р.Гилани, принятых в период с 26 апреля по 19 июня 2012 года. Затем, перед новым премьером, также как и перед Ю.Р.Гилани в свое время, встанет дилемма: подписать обращение к швейцарским властям с просьбой возобновить судебные разбирательства в отношении А.А.Зардари или повторить судьбу своего предшественника. На руку новому избраннику может сыграть лишь фактор времени: срок полномочий Национальной ассамблеи Пакистана, а, соответственно, и правительства истекает 18 марта 2013 г., после чего должны состояться всеобщие выборы.

Их исход пока предсказать трудно. Уже сейчас можно с определенностью сказать, что правящий режим в результате противостояния с судебной властью понес значительные имиджевые издержки, которые могут отразиться на итогах предстоящего в 2013 г. голосования. В плюсе в таком случае окажется, прежде всего, оппозиционная Пакистанская мусульманская лига Н.Шарифа. В то же время, более насущной задачей для ПНП сейчас, по всей видимости, является не допустить разрастания конституционного кризиса, проведения досрочных выборов или даже осуществления военного переворота.

52.48MB | MySQL:103 | 0,568sec