Ситуация в Ливии: сентябрь 2012 г.

Центральное событие месяца в Ливии случилось 11 сентября. В тот день группа радикальных исламистов атаковала здание американского консульства в городе Бенгази, еще недавно являвшимся оплотом восстания против режима Каддафи. Им пытались помешать сотрудники ливийских спецслужб, а также американские морские пехотинцы из охраны консульства. Нападавшие сначала обстреляли здание из гранатометов, затем ворвались внутрь его и подожгли. В результате нападения погибли четверо американцев, включая посла США в Ливии Кристофера Стивенса, пять человек получили ранения. По одной из версий происшедшего, посол отравился угарным газом.

Несколько иную версию происшедшего представил 12 сентября замглавы МВД по Восточной Ливии Янис аш-Шараф. Он утверждал, что манифестация у американского консульства была якобы мирной до тех пор, пока в направлении участников акции не открыла огонь американская охрана дипмиссии. Именно тогда толпа, в которую проникли вооруженные люди, пошла на штурм, отражая который погибли двое американцев. Замминистра утверждал, что именно он с целью не допустить гибели ливийцев приказал снять ливийскую охрану консульства. Этот приказ оставил американцев один на один с разъяренной толпой. По его словам, затем ливийская охрана вывела американцев в другое «надежное» место, но сторонники участников акции оказались и среди охраны, и они навели толпу на убежище американцев. По всей видимости, в ходе отражения новой атаки погибли еще двое американцев.

В итоге 32 живых американца и 4 трупа были доставлены в аэропорт Бенгази. Замминистра не уточнил, в какой именно момент погиб посол.

По американской официальной версии, нападение на комплекс зданий консульства началось в 22 часа. Американская и ливийская охрана вступили в бой, но нападавшие прорвались в основное здание и подожгли его. Из-за пожара погиб один американец, посол на несколько часов пропал. Считалось, что его доставили в одну из больниц, откуда его тело было доставлено в аэропорт. Что с ним приключилось за эти несколько часов – никто не знает. Возможно, что-то прояснит вскрытие.

Американцам удалось отбить здание лишь в 23:20 по местному времени. Затем три виллы, которые входили в комплекс консульства, в течение двух часов находился под плотным огнем, из-за которого погибли еще двое американских граждан. Ливийские силы безопасности пришли на помощь защитникам консульства лишь в 2 часа ночи.

Напомним: 40-летний американский посол в свое время был горячим сторонником ливийских повстанцев. «Я был более чем счастлив видеть ливийский народ восставшим в защиту своих прав, — заявил он для распространенной госдепом видеозаписи, сделанной сразу после назначения его послом США в Ливии в мае 2012 года. – Я с нетерпением жду возвращения в Ливию с тем, чтобы продолжить начатую ранее работу по строительству прочного партнерства между США и Ливией».

Ранее, с началом восстания против режима Каддафи, Стивенс возглавлял американское представительство в Бенгази при Переходном национальном совете /ПНС/. До этого он успел поработать в американских посольствах в Израиле, Сирии, Египте и Саудовской Аравии. Его первая миссия в Ливию пришлась на 2007 – 2009гг., когда США активно восстанавливали отношения с Джамахирией.

Похожие атаки на американские диппредставительства прошли в ряде других арабских столиц. Повсеместно их участниками были главным образом лица, придерживающиеся салафитских убеждений. Формальным поводом для них послужило появление в Интернете фильма под названием «Невиновность мусульман», который вряд ли видел кто-либо из участников нападений. Однако их одновременность, а также выбранная дата – очередная, 11-я годовщина террористической атаки против небоскребов Всемирного торгового центра в Нью-Йорке — говорили только об одном – они были скоординированы. Понятно, что фильм был только предлогом – ведь его выложили в Интернете за шесть месяцев до инцидента в Бенгази. Сразу же было указано и название координатора – «Аль-Каида».

Почему ливийский инцидент имел место в Бенгази, а не в Триполи, где находится посольство США? Ни для кого не секрет, что именно на востоке Ливии исторически сильны позиции исламистов. Именно там началось восстание против режима Каддафи. Там же сильны и сепаратистские настроения. К тому же нельзя исключать, что нападавшие знали о визите в Бенгази американского посла.

Гибель американского посла еще раз продемонстрировала неспособность ливийских властей обеспечить безопасность в стране, хозяевами которой после падения режима Каддафи стали всевозможные вооруженные формирования, и в первую очередь – исламистские. Среди последних все чаще заставляют говорить о себе формирования салафитов.

Кстати, Бенгази и Восточная Ливия за последнее время на слуху не только из-за своего по сути сепаратизма. Там неизвестные то и дело отстреливают бывших старших офицеров ливийской армии и спецслужб. Такой случай произошел, в частности, 10 сентября, когда в Бенгази был убит полковник ливийских ВВС Бадр Хамис аль-Абиди. Неизвестные расстреляли его в собственной машине. Про него известно, что он никоим образом не участвовал в войне против повстанцев, которую вел режим Каддафи.

Предыдущий аналогичный случай имел место неделей раньше. Тогда при взрыве заминированной автомашины погиб бывший полковник, служивший в Службе внутренней безопасности прежнего режима. Инцидент произошел в самом центре Бенгази.

По общему мнению, за всеми этими расправами стоят все те же радикальные исламисты, убирающие всех тех, кто может представить для них угрозу либо сейчас, либо в недалеком будущем.

Ничего не может противопоставить экстремистам МВД Ливии. Как признал в связи с нападением на американское консульство в Бенгази глава МВД Фавзи Абдельали, он не хотел бы противостоять хорошо вооруженным группам экстремистов.

В сентябре борьба за власть развертывалась в стенах ливийского парламента – Всеобщего национального конгресса /ВНК/, сформированного по итогам прошедших 7 июля парламентских выборов. Там 11 сентября 8 кандидатов на пост премьер-министра страны представили депутатам свои программы, главными пунктами которых были поддержание безопасности, разоружение бывших повстанцев, создание новых армии и полиции, охрана границ. Сразу же выделились два основных претендента – глава либерального Альянса национальных сил /АНС/ Махмуд Джибриль и кандидат от исламистов, действующий министр электрификации Авад аль-Барасси. Среди фаворитов значился также считавшийся близким к исламистам вице-премьер-министр Мустафа Абу Шагур.

В ВНК 80 мест занимают представители политических партий, и в частности, АНС – 39 мест, исламистская Партия справедливости и созидания /ПСС/ – 17 мест. О политических симпатиях хозяев еще 120 депутатских мандатов, распределявшихся по принципам регионализма и клановости, говорить что-либо определенное до выборов было трудно. Именно они должны были показать реальную расстановку сил в ливийском парламенте.

ВНК в самых резких выражениях осудил «преступное» нападение на американское консульство в Бенгази. Глава ВНК Мохаммед аль-Магариф немедленно провел совещание с переходным правительством Абдеррахима аль-Киба.

12 сентября Триполи представил Вашингтону официальные извинения в связи с трагедией в Бенгази. Как заявил на пресс-конференции в Триполи глава ВНК Мохаммед аль-Магариф, «мы представляем наши извинения Соединенным Штатам, американскому народу и всему миру за то, что произошло».

Новые ливийские власти тут же назначили виновных в атаке на американское консульство. По версии Триполи, это были сторонники Каддафи и «Аль-Каида». «То, что произошло в Бенгази, случилось 11 сентября, и это несет очевидную смысловую нагрузку», — заявил глава ВНК. И хотя он прямо не назвал «Аль-Каиду», он связал атаку с 11 сентября – датой атаки против Всемирного торгового центра, совершенной «Аль-Каидой».

Несколько дней спустя спикер ВНК был точнее и категоричнее. «Я не исключаю, что очень скоро мы обнаружим связь между «Аль-Каидой» и атакой на американское консульство», — сказал он 15 сентября. Тогда же М. аль-Магариф впервые указал на причастность к атаке неких «иностранных элементов».

В отношении определения ответственных за нападение на американское консульство более точным оказался вице-премьер-министр Мустафа Абу Шагур. По его оценке, речь идет об «экстремистских группировках, не представляющих ливийский народ».

Одно из следствий атаки на американское консульство в Бенгази – здания американских диппредставительств в Ливии будут отныне охранять не простые морские пехотинцы, а специальное антитеррористическое подразделение Корпуса морской пехоты Fleet Antiterrorism Security Team /FAST/ численностью до 50 человек. Госдеп до минимума сократил американский персонал дипмиссий в Ливии, эвакуировав остальных в Германию. Разграбленное и сожженное здание консульства в Бенгази покинуто американцами. Город также покинули иностранные сотрудники различных структур ООН, выехавшие в Триполи.

Что касается американо-ливийских отношений, то они вряд ли быстро испортятся – слишком много было вложено американцами в эту страну. Как заявила госсекретарь США Хиллари Клинтон, «дружба между Соединенными Штатами и Ливией не станет еще одной жертвой этого теракта». «Мы не повернемся спиной к Ливии, однако мы не успокоимся до тех пор, пока не будут преданы суду те, кто его совершил», — заверила она.

12 сентября было объявлено имя нового премьер-министра Ливии. По воле депутатов ВНК, им стал уже бывший вице-премьер-министр 61-летний Мустафа Абу Шагур. Таким образом подтвердились худшие прогнозы, согласно которым несмотря на формальную победу на выборах либералов из АНС, в ливийском парламенте тон будут задавать исламисты.

Голосование в парламенте проходило в два тура. В первом победил либерал М.Джибриль, получивший 68 голосов. М.Абу Шагур был вторым с 55 голосами, еще один исламист Авад аль-Барасси финишировал на третьем месте с 41-м голосом. Судя по всему, его голоса оказались решающими – во втором туре М.Абу Шагур, претендующий на то, чтобы называться «независимым», получил 96 голосов, всего на два голоса опередив М.Джибриля. Таким образом можно утверждать, что выборы М.Абу Шагура не в полной мере отражают волю большинства ливийцев, проголосовавших на парламентских выборах за АНС. К тому же отсутствие в парламенте большинства может сделать ВНК недееспособным, поскольку его решения будут приниматься в случае, если они будут одобрены двумя третями депутатов.

М.Абу Шагур вошел в правительство Ливии в ноябре 2011 г. Про него известно, что образование получил в США, он – инженер-электрик. Будучи в оппозиции режиму Каддафи, эмигрировал в США в 80-е годы прошлого столетия. Затем присоединился к близкому к «Братьям-мусульманам» Ливийскому фронту национального спасения, объединявшему ливийскую оппозицию, проживавшую вне Ливии. Одновременно занимался преподавательской деятельностью в ряде американских университетов, сотрудничал с НАСА и Пентагоном. Абу Шагур – успешный предприниматель. Он основал две компании в США и Малайзии, которые занимаются оптико-волоконными системами. Вернулся в Ливию в мае 2011 г. после 31 года жизни в США. В ходе гражданской войны работал советником при ПНС.

Только 13 сентября ливийские власти объявили о создании комиссии, которая займется расследованием обстоятельств атаки на американское консульство в Бенгази. В состав комиссии вошли чиновники из министерств юстиции и внутренних дел. Тогда же было объявлено о первых арестах среди подозреваемых в участии в атаке.

Как сообщил новый премьер в первом интервью после избрания, власти располагают фотографиями и знают имена участников штурма. По словам Абу Шагура, новое «правительство национального согласия» Ливии будет сформировано в течение двух недель, и его первой задачей будет восстановление безопасности. Новый премьер назвал атаку на консульство «преступным актом терроризма», который являлся «изолированным». Он высказал уверенность в том, что инцидент в Бенгази «не окажет негативных последствий на отношения с нашими европейскими и американскими союзниками и партнерами, которые поддерживали нас в ходе революции».

Уже 16 сентября спикер ВНК в интервью одному из западных телеканалов назвал число арестованных по подозрению в причастности к атаке на консульство – таких набралось аж около 50. Он же вновь заговорил об иностранной «руке», сообщив, что некоторые из нападавших прибыли в Ливию из Мали и Алжира «еще несколько месяцев назад с единственной целью – совершить это преступное нападение».

Из Вашингтона тем временем шла разноголосица в отношении того, была атака спланирована или она стала следствием разгула человеческой стихии. «Обычно люди не ходят на манифестации с гранатометами и автоматами», — заметил, в частности, сенатор-республиканец Джон Маккейн в поддержку первого тезиса. Маккейну ответила постоянный представитель США в ООН Сюзан Райс. Она заявила, что «в настоящее время мы не видим никаких признаков того, что атака была заранее спланированной». И тут же оговорилась, что «надо подождать» завершения расследования.

Тем временем одна из салафитских бригад отвергла обвинения в причастности к нападению на консульство. «Катибат Ансар аш-Шариа» /«Бригада сторонников шариата»/, штаб которой находился в Бенгази, распространила коммюнике, в котором опровергла сообщения некоторых ливийских газет о причастности ее бойцов к атаке.

Про эту бригаду известно, что в ее составе около 5 тысяч хорошо вооруженных и подготовленных бойцов. Она была сформирована по идеологическому принципу из бывших повстанцев-салафитов уже после падения режима Каддафи. Под контролем бойцов бригады находились ряд административных и военных объектов Бенгази, и в частности, центральная городская больница, в которой побывал американский посол.

Возможно, ожидание чего-то худшего вынудило ливийские власти в ночь на 14 сентября приостановить воздушное движение через аэропорт Бенгази. Как было объявлено при этом, к такой мере пришлось прибегнуть «по причинам безопасности». По одной из версий, такая радикальная мера была предпринята после того, как в окрестностях аэропорта в тайнике был обнаружен переносной зенитный ракетный комплекс /ПЗРК/.

Возможно, сигнал о тайнике поступил от одного из американских беспилотных летательных аппаратов /БПЛА/. Об их появлении в небе в районе Бенгази сообщили свидетели одновременно с публикациями американских газет о том, что Соединенные Штаты начали использовать БПЛА с целью поиска полевых лагерей тех, кто мог стоять за нападением на консульство. Эта информация была подтверждена американскими официальными лицами.

Возможно, все точки над i были расставлены 15 сентября. В тот день одна из «национальных» структур «Аль-Каиды» — действующая преимущественно в Йемене «Аль-Каида на Аравийском полуострове» — распространила коммюнике, в котором утверждала, что нападение на американское консульство было местью за недавнюю гибель второго лица в иерархии «Аль-Каиды» — ливийца Абу Яхьи аль-Либи. При этом «Аль-Каида на Аравийском полуострове» не стала прямо брать на себя ответственность за инцидент в Бенгази. Она же дала понять, что протестные акции у американских посольств повсеместно продолжатся.

Кто бы ни стоял за нападением на американское консульство в Бенгази, а также манифестациями в других арабских столицах, они отразили рост влияния на арабской «улице» салафитов. На волне «арабской весны» они громко заявили о себе в Египте, Тунисе и Ливии.

После достаточно долгих колебаний и серии противоречивших друг другу заявлений Белый Дом признал 20 сентября, что атака 11 сентября была «террористической». До того ее нередко списывали на «праведный» и «спонтанный» гнев мусульман, ставший реакцией на размещение в Интернете снятого в США любительского фильма «Невиновность мусульман».

Кстати, телеканал Fox News со ссылкой на «источники в спецслужбах» сообщил, что в атаке на консульство участвовал бывший узник лагеря в Гуантанамо Сафьян бен Куму. Его американцы еще в 2007 году выдали Ливии, после чего год спустя он был освобожден.

Уже 28 сентября США признали, что в атаке на американское консульство в Бенгази участвовали лица, «связанные с «Аль-Каидой».

21 сентября в Бенгази начались события, со всей наглядностью продемонстрировавшие, что Ливии совсем не далеко до второй гражданской войны. 10 дней спустя после теракта в Бенгази в городе прошли две манифестации. Одна из них была организована салафитами, вторая – их ярыми противниками.

Противники радикальных исламистов шли под лозунгами «эта пятница – день спасения Бенгази», «Нет – вооруженным группам», «Да – ливийской армии». Они потребовали выдворить из города всевозможные формирования различных бригад бывших повстанцев. Манифестация противников салафитов собрала несколько десятков тысяч человек, наглядно показав настроение жителей региона, где всегда были сильны позиции исламистов. Ее участники потребовали от всех бригад бывших повстанцев очистить все занимаемые ими здания и госучреждения.

Салафиты смогли собрать на свое шествие несколько сотен человек. Несмотря на словесные пикировки между участниками двух акций, 21 сентября никаких серьезных инцидентов не случилось. Более того, противникам салафитов удалось вытеснить бойцов группировки «Катибат Ансар аш-Шариа» из бывшего военного городка, который они превратили в свою штаб-квартиру. Участников манифестации не остановил даже предупредительный огонь в воздух, которым исламисты попытались напугать толпу. Фактически Бенгази восстал против радикалов. В итоге салафиты ретировались, а их штаб-квартира была сожжена. Их также вытеснили из больницы «Аль-Джалаа», которую они контролировали. Боевиков там сменили солдаты военной полиции.

Затем противники салафитов, уже вооружившись, направились к военному городку, находящемуся в 15 км от центра Бенгази. Его контролировала еще одна салафитская бригада – «Катибат Раф аллах Сахати». Считается, что эта бригада – не «вольная», она подчиняется министерству обороны Ливии.

Исламисты встретили участников шествия предупредительным огнем в воздух, после чего завязался бой, продолжавшийся два часа. Под натиском вооруженных жителей Бенгази исламисты и там были вынуждены ретироваться, а атаковавшие получили доступ к огромным арсеналам оружия, хранившимся в том военном городке. В ходе боя погибли по меньшей мере 11 человек, свыше 70 получили ранения. Такая же участь ждала еще две бригады «минобороны» — «17 февраля» и «Щит Ливии». Таким образом, население Бенгази фактически сделало то, что не могли сделать власти – они вытеснили из города повстанческую вольницу.

Есть данные, что со складов оружия, которые контролировала «Катибат Раф аллах Сахати», пропали несколько сотен /ПЗРК/. В этой связи нельзя исключать, что главари этой группировки воспользовались нападением на свою базу с тем, чтобы перепродать «пропавшие» ПЗРК другим группировкам.

В события вмешались центральные ливийские власти. Они предостерегли население от хаоса и призвали его различать «незаконные» бригады и бригады, подчиняющиеся государственным органам власти, хотя фактически действия жителей Бенгази позволили им без труда всего за один день овладеть тем, чего они не могли добиться в течение нескольких месяцев – базами бригад бывших повстанцев.

Совсем непонятно повел себя глава МВД Ливии Фавзи Абдельали, предупредивший, что в ряды манифестантов проникли … сотрудники спецслужб с тем, чтобы «посеять хаос». Если он имел в виду сотрудников спецслужб Каддафи, то вопросов нет, все понятно. Но он почему то не стал конкретизировать.

Похоже, что действия или бездействие министра /его ведомство ничего не сделало для того, чтобы помешать нападению на американское консульство/ стали следствием раскола, происшедшего в самих силовых структурах. Не исключено, что в них могли сформироваться два лагеря – из тех, кто служил в них при прежнем режиме и «новеньких», ставших силовиками после «революции». Не исключен также определенный регионализм сотрудников на местах. Иначе как понять следующее: когда 19 сентября с поста шефа Высшей комиссии по безопасности города Бенгази подал в отставку Фавзи Ваниса аль-Каддафи, его сотрудники отказались выполнять приказы Центра, потребовав восстановить в должности их начальника. Сам Ф.аль-Каддафи в качестве причины ухода со своей должности назвал «проблемы в МВД и противоречия, существующие между спецслужбами».

Двумя днями ранее глава МВД отправил в отставку своего заместителя, курировавшего Восточную Ливию, а также директора Службы национальной безопасности в Бенгази.

Высшие комиссии по безопасности существуют в каждом ливийском городе. Они возникли сразу после завершения гражданской войны в октябре 2011 года с тем, чтобы обеспечить безопасность в городах, захваченных повстанцами. Сейчас они структурно входят в состав МВД.

После этих отставок большая группа офицеров спецслужб, работающих в Бенгази /среди них 14 полковников/, потребовала отставки главы МВД Фавзи Абдельали.

22 сентября ливийские власти на гребне успеха жителей Бенгази объявили о решении распустить все бригады бывших повстанцев, которые не вошли в состав минобороны или МВД. Но, похоже, второе восстание в Бенгази напугало тех, кто вершит сейчас власть в Триполи. Они решили учредить в мятежном городе «операционный центр», который будет руководить действиями дислоцированных на востоке страны армейских частей, сил МВД и лояльных власти бригад бывших повстанцев. Более того, решено назначить командирами таких бригад кадровых офицеров старой – новой ливийской армии.

В самом Триполи военные предъявили 48-часовой ультиматум бригадам повстанцев, предложив им немедленно покинуть общественные здания и объекты собственности чиновников прежнего режима. Они предупредили, что против тех, кто не подчинится этому требованию, по истечении срока ультиматума будет применена сила.

Не дожидаясь истечения срока ультиматума, военные 23 сентября штурмом взяли военный городок близ дороги на аэродром Триполи, который контролировала одна из бригад. Командование ливийской армии поставило себе задачу решить проблему повсеместного разоружения бригад бывших повстанцев за три недели.

Надо заметить, что при всех противоречиях между новыми ливийскими властями и бригадами бывших повстанцев у них есть одно общее – одинаковое отношение к событиям в Сирии. Все они поддерживают сирийских повстанцев. Более того, есть данные, что Триполи активно поставляет оружие Сирийской свободной армии.

Теперь остается только дождаться контратаки со стороны бригад бывших повстанцев, в рядах которых растет число джихадистов из других стран. А то, что такая атака неминуема – не приходится сомневаться. Ведь не будут же бойцы этих бригад скитаться по пустыне с огромными запасами имеющегося у них оружия! Тем более, что у них немало сторонников в новой ливийской армии – «лояльные» бригады бывших повстанцев, вошедшие в состав регулярной армии, представляют собой реальную и очень опасную силу. Есть обоснованные опасения, что некоторые из этих бригад станут военными «крыльями» ряда политических партий, причем все они являются по своему характеру исламистскими.

Тем временем 4 сентября было объявлено, что доходы Ливии от добычи нефти в первые 7 месяцев 2012 года составили 30,4 млрд долларов при среднем объеме добычи в 1,417 млн баррелей в день. До начала гражданской войны последний показатель составлял 1,6 млн баррелей в день. Затем в ходе войны добыча была почти полностью приостановлена. Она возобновилась лишь в сентябре 2011г.

Еще одно наблюдение сентября – один за одним начали погибать те, кто годом ранее участвовал в «охоте» и поимке Каддафи. Так, в конце сентября скончался некий Омран бен Шаабан. 22-летнего выходца из Мисураты неизвестные похитили еще в июле. Затем в течение двух месяцев его удерживали в городе Бени-Валид – некогда оплоте сторонников прежнего режима. Там его пытали. Бен Шаабана освободили в критическом состоянии после вмешательства главы ВНК, посетившего Бени-Валид, Он скончался в одной из больниц Франции, куда его отправили на лечение. Смерть Бен Шаабана начала новый виток вражды между жителями двух соседних городов, поскольку бывшие повстанцы полагают, что Бени-Валид продолжает оставаться в руках сторонников прежнего режима.

50.28MB | MySQL:89 | 1,025sec