Об участии Ирана в сирийском конфликте

Британская газета «Санди Таймс», со ссылкой на свои источники «в одной из западных спецслужб», сообщило о том, что иранский спецназ из Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в количестве 275 бойцов покинул Сирию. При этом ряд «западных специалистов» поспешили заявить, что этот шаг Тегерана означает «ослабление уверенности Тегерана в способности нынешнего сирийского режима пережить кризис». Одновременно британская газета указывает на то, что иранцы под гнетом экономических санкций и финансовых неурядиц начали сокращать спонсорскую помощь своим союзникам в регионе — Сирии, ХАМАСу и «Хизбалле».

Сразу же согласимся со вторым утверждением, правда, с некоторыми оговорками. Дефицит наличной валюты вынудил Тегеран прибегнуть к помощи своего иракского союзника премьер-министра Нури аль-Малики. Багдад за свой счет оплачивает сейчас львиную долю расходов режима Башара Асада на содержание верных ему армейских частей. Так что в случае с Дамаском вопрос о слишком резком сокращении финансовой помощи не стоит. Что же касается ХАМАСа, то иранские счета этой организации заморожены уже довольно давно, а нынешние события, которые связаны с наметившимся альянсом между Каиром и руководством движения в секторе Газа, совершенно точно процесс разблокирования счетов не стимулируют. Ливанская «Хизбалла», помимо иранской спонсорской помощи, которая, кстати, была сокращена еще около года назад, имеет и свои собственные источники финансирования. Это, прежде всего, целая сеть подконтрольных организации фирм и фондов в Европе, Африке и Латинской Америке. За счет собственных ресурсов «Хизбалла» в последнее время серьезно модернизировала свою оборонительную инфраструктуру в долине Бекаа, построила альтернативную телефонную сеть для связи между штаб-квартирой и командными пунктами (правда, не обошлось без воровства средств подрядчиками), а также проводит в настоящее время широкомасштабные учения своих воинских подразделений и т.п. Помощь от Ирана также присутствует, но носит в основном характер военной технической поддержки. Например, поставки из Тегерана иранского беспилотника, который, правда, вскоре потерпел катастрофу при испытании.

Что же касается вывода спецназа из КСИР, из которого были сделаны очень смелые выводы о неверии Тегерана в победу Б.Асада, то речь идет о ротации личного состава, что собственно несколько портит логику рассуждений британских журналистов. Иранский спецназ воюет в Сирии больше года, осуществляя периодические ротации своего личного состава. Естественно, что в настоящее время ни иранский спецназ, ни корпус иранских советников к выходу из Сирии не готовятся, поскольку «битва за Сирию» является во многом определяющей для дальнейшего характера суннитско-шиитского глобального противостояния. Более того, руководство КСИР за последние четыре месяца дважды официально признавало наличие своих военных в Сирии. В этой связи информацию «Санди Таймс» о «неверии Тегерана» можно смело отнести к разряду дезинформации. Одновременно отметим, что Запад вообще страдает от дефицита качественной агентурной информации по Сирии. В этой связи свыше 85% всей развединформации западные спецслужбы получают посредством радиотехнической разведки. Последняя же без «наложения» на агентурные данные много теряет в своей ценности.

Если мы рассмотрим распределение ролей между Ираном и «Хизбаллой» в сирийском конфликте, то получится примерно следующая картина. «Хизбалла» отвечает за безопасность на границе с Ливаном, стараясь препятствовать инфильтрации боевиков и поставкам оружия. В широкомасштабных боях за сирийские города она не участвует. Иранцы работают в качестве советников в национальных сирийских спецслужбах, спецназ КСИР действует в горах и частично участвует в уличных боях. При этом необходимо отдавать себе отчет в том, что иранский спецназ в общем раскладе сил «погоды не делает», в отличие от иностранных джихадистов, которые составляют сейчас очень значительную часть военного крыла оппозиции.

Это касается чисто военного аспекта иранского участия. Гораздо важнее здесь политический аспект. Предложение Москвы об участии Тегерана в качестве полновесного участника переговорного процесса по всему комплексу «сирийского досье» безусловно логично, но в настоящее время малореализуемо. Суннитские аравийские монархии в настоящее время заняты в большей степени поддержанием состояния перманентной нестабильности в Сирии, что отвлекает иранские ресурсы и тем самым объективно ослабляет масштабы иранской экспансии в шиитских районах Саудовской Аравии, в Йемене и на Бахрейне. Садиться в такой ситуации за один стол переговоров с иранцами саудовцы конечно не будут. То же самое относится к американцам и европейцам, но уже по несколько другим мотивам: привлечение иранцев к переговорам по Сирии плохо увязываются с растущим дипломатическим и экономическим прессингом в отношении Тегерана в связи с его ядерной программой.

52.35MB | MySQL:103 | 0,467sec