Ситуация в Мали: октябрь 2013 г.

Возобновившиеся столкновения на севере Мали между военными и туарегами, а также протестные выступления военных на юге страны вынудили в начале октября нового президента этой страны Ибрагима Бубакара Кейту (ИБК) сократить его визит во Францию, где он должен был находиться с 29 сентября по 3 октября. Парижские «каникулы» ИБК завершились уже 1 октября встречей с президентом Франции Франсуа Олландом. К тому времени малийские военные уже два дня воевали в Кидале с повстанцами – туарегами из Национального движения освобождения Азавада (НДОА), а солдаты из гарнизона в г.Кати, вряд ли воевавшие на севере Мали, но сыгравшие ключевую роль в военном перевороте в марте 2012 г., решили пострелять в воздух в знак протеста против их направления на север (вопреки их «заслугам» в ходе путча). Судя по всему, из возбудило то, что их бывший главарь Амаду Саного, превратившийся в одночасье из капитана в генерала, не озаботился их денежными выплатами.

По данным малийских военных, туареги из НДОА атаковали их позиции в районе Кидаля еще 30 сентября. Противостояние между ними прекратилось только благодаря вмешательству солдат Миссии ООН в Мали (Minusma). До этого каждая из сторон успела подтянуть в зону столкновений значительные подкрепления.

К исходу 1 октября в г.Кидаль стрельба прекратилась. По данным представителей Minusma, конфронтация началась после того, как в городе было открыто отделение одного из малийских банков, которые туареги рассматривают как символы враждебного им государства.

1 октября напомнила о себе «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ). Через частное мавританское информационное агентство «Алахбар» она распространила коммюнике, в котором назвала ИБК «новым чиновником на службе интересов его хозяев из Франции». В коммюнике утверждалось, что «пришло время сведения счетов с Францией из-за ее гегемонистской политики в Африке», и что «победа» джихадистов над Парижем – «вопрос только времени».

7 октября исламисты обстреляли реактивными снарядами город Гао, подтвердив тем самым, что они никуда не делись из Северного Мали. В общей сложности в городе разорвались 5 снарядов. Были разрушены два дома, один малийский военный получил ранения. Позднее он скончался. Обратило на себя внимание то, что позиции пусковых устройств находились в 15 км от города.

День спустя они подорвали мост через один из рукавов реки Нигер близ границы с Нигером. При этом ранения получили двое гражданских лиц.

Также 8 октября Движение за единство и джихад в Западной Африке (ДЕДЗА) взяло на себя ответственность за обстрел Гао и подрыв моста. Одновременно оно пригрозило новыми акциями в самом Мали, а также во Франции и Западной Африке. «Наш враг — это Франция, которая взаимодействует с армиями Мали, Нигера, Сенегала, Гвинеи и Того. Все эти страны являются нашими врагами, и мы будем поступать с ними как с врагами», — заявил представитель ДЕДЗА Абу Валид Сахрауи (боевой псевдоним). Таким образом, после нескольких месяцев относительного затишья исламисты из основных группировок, захвативших в 2012 г. север Мали, дали понять, что они смогли перегруппировать свои силы.

10 октября министерство обороны Франции объявило, что 1 октября в ходе боестолкновения к северу от г.Томбукту французским спецназовцам удалось «нейтрализовать» до 10-ти исламистов. Этот инцидент стал самым значительным со времени завершения активной фазы операции «Серваль», в ходе которой в течение весны были очищены от крупных формирований исламистов северные районы Мали.

Все эти инциденты вынудили специального представителя ООН в Мали Берта Кендерса потребовать 16 октября быстрого усиления контингента Minusma, а также включения в его состав вертолетных подразделений. По его оценке, к тому времени ситуация на севере Мали оставалась «очень хрупкой». По состоянию на 15 октября численность миротворческого контингента составляла 6,3 тысяч человек. Они представляли главным образом армии африканских стран. Предполагается, что до конца 2013 года его численность увеличится вдвое. По оценкам экспертов, подготовка африканских миротворцев оставляет желать лучшего, именно поэтому считалось, что на тот момент антитеррористические операции могли проводить только французские и чадские военные.

По всей видимости, именно по этой причине Франция решила замедлить вывод своих войск из Мали. Как заявил 17 октября в Париже министр обороны Жан-Ив Ле Дриан, к концу года в Мали останутся 2 тысячи французских солдат, а не 1 тысяча, как планировалось ранее. Их главной задачей было объявлено обеспечение парламентских выборов, первый тур которых прошел 24 ноября, а второй должен пройти 15 декабря. По оценке министра, в тот момент в Мали «уже не было больше войны, мы решаем только контртеррористические задачи».

В то же время Голландия откликнулась на призыв ООН усилить Minusma, объявив 19 октября о направлении в Мали 400 солдат и 4-х боевых вертолетов «Апач».

23 октября последовала новая атака джихадистов. Четверо боевиков-смертников на заминированных автомашинах атаковали позиции чадских военных в районе населенного пункта Тессалит на крайнем северо-востоке Мали. В результате этой атаки погибли двое чадских военных, один малиец, а также смертники. После взрывов началась перестрелка между исламистами и чадскими солдатами. Более того, джихадисты попытались атаковать позиции солдат, но были отброшены огнем. Раненых чадских солдат и малийцев из числа гражданского населения вывез из района Тессалит французский военно-транспортный самолет, который Франция передала в распоряжение контингента Minusma.

24 октября в  Париже  было объявлено о новой «широкомасштабной» спецоперации на севере Мали с участием французских и  малийских солдат, а также миротворцев из Minusma. В операции «Гидра» приняли участие «несколько сотен» французских военных. Всего в ней были задействованы 1500 военнослужащих. Особенностью этой операции стало то, что в ходе ее проведения впервые взаимодействовали французы и миротворцы из Minusma. Со стороны французов она отразила опасения неизбежности новых атак джихадистов. Глава Минобороны Франции назвал ее «антитеррористической».

Несмотря на проведение «антитеррористической» операции, 30 октября джихадисты обстреляли реактивными снарядами аэропорт в Гао. Известно, что подобные акции из-за низкой точности попадания реактивных снарядов имеют не военный, а психологический эффект. Так было и на этот раз. Снаряды упали близ аэропорта, не причинив никому вреда. Огонь велся с большой дистанции.

2 октября малийские власти во исполнение заключенных в Уагадугу 18 июня соглашений с тремя действующими на севере страны группировками туарегов и арабов освободили 23 человека, арестованных «на театре военных операций». Со стороны повстанцев подписантами этого соглашения были туарегские Национальное движение освобождения Азавада (НДОА) и Верховный совет за единство Азавада (ВСЗЕА), а также Арабское движение Азавада (АДА). Заключение этого соглашения позволило малийским властям организовать в июле — августе президентские выборы на всей территории страны, включая вотчину туарегов — район города Кидаль. Освобождение заключенных значилось в качестве одного из положений в том документе.

Что касается нарушителей спокойствия в г.Кати, то уже 3 октября министр обороны Мали Сумейлу Бубейе Майга доложил об их «нейтрализации» без применения силы. При этом он не уточнил числа арестованных военных. По его словам, у сторонников Саного, равно как и из его резиденции было изъято оружие, которое было отправлено на склады. Одновременно министр объявил, что по отношению к участникам беспорядков будут предприняты меры дисциплинарного воздействия. Со своей стороны ИБК объявил о роспуске комитета по реформе армии, который до августа возглавлял Саного.

4 октября представитель малийской армии объявил, что при нейтрализации сторонников Саного в гарнизоне Кати были арестованы 30 военнослужащих, в том числе двое офицеров, входивших в руководство военной хунты — капитан  Амаду Конаре и полковник Юсуф Траоре. 14 октября казармы в Кати покинул «генерал» Саного. Он перебрался в Бамако, где власти выделили ему жилье. С другими его сторонниками, как представляется, поступили пожестче. Позднее в районе Кати были обнаружены тела четырех солдат, несколько человек из числа арестованных, включая полковника Траоре, стали значиться среди пропавших без вести. Это обстоятельство дало повод «Международной амнистии» обвинить малийские власти в проведении внесудебной «чистки» армии. Впрочем, с ними поступили ровно так, как сторонники Саного поступили с теми малийскими военными, которые остались верными свергнутому президенту Амаду Тумани Туре.

Уже 31 октября стало известно, что против Санного возбуждено дело в связи с преступлениями, совершенными его людьми.

5 октября движения туарегов и арабов объявили, что возвращаются за стол переговоров с центральными властями. Последние в свою очередь заявили 20 дней спустя, что намерены ускорить процесс децентрализации. Очевидно, что эта мера призвана умиротворить север Мали вместе с проживающими там меньшинствами. Тем не  менее 26 октября, во время пребывания в Дакаре, ИБК назвал «неприемлемой» ситуацию в Кидале. По его оценке, «все чувствуют, что джихадисты хотят вновь утвердиться на севере Мали». Он сообщил, что концентрация боевиков на юге Ливии не сулит ничего хорошего ни для Мали, ни для Нигера.

29 октября в ходе визита в Братиславу президент Франции Ф.Олланд объявил об освобождении четырех французов — сотрудников компании «Арева», которых похитили боевики АКИМ в Нигере 16 сентября 2010 г. По имеющимся данным, за  их освобождение исламисты получили по меньшей мере 20 млн евро. День спустя освобожденные были уже на родине, куда их доставили из Мали. Понятно, что Франция отрицала любую возможность выплаты выкупа, заявив, что освобождение заложников стало возможным благодаря усилиям Нигера. Известно также, что в роли главного посредника, также получившего долю из суммы выкупа, выступил нигерийский туарег Мохаммед Акотей, который в настоящее время занимает пост главы нигерийского филиала «Аревы». Его двоюродным братом является главарь группировки «Ансар ад-дин» Айяд Аг Гали.

Первоначально обстоятельства их освобождения были неизвестны. Однако известно, что их после похищения держали изолированно друг от друга. Они вновь встретились лишь перед освобождением где-то на севере Мали.

Уже 30 октября алжирская газета «Аль-Ватан» сообщила, что к освобождению французских заложников приложили «руку» Алжир и Катар, причем последний по просьбе Парижа действовал через свои связи в джихадистских кругах в Сирии и Ливане.

Позднее также стало известно, что за освобождение четырех французов был гарантирован отказ от уголовного преследования по отношению к главарю группировки «Ансар ад-дин» Айяду Аг Гали и его близким.

Судя по всему, основные события в Мали в ближайшей перспективе будут происходить вокруг проблемы туарегов. Все, включая Францию, будут заигрывать с ними. Однако ключевыми игроками в плане создания угроз безопасности в регионе будут оставаться джихадисты из АКИМ и ДЕДЗА, а также близких к ним по духу бандформирований.

44.1MB | MySQL:87 | 0,953sec