Саудовская Аравия: ситуация вокруг приговора шейху Нимру ан-Нимру

В то время, когда Саудовская Аравия вместе с другими союзниками объединилась в составе «коалиции раскаяния» (по выражению министра иностранных дел Ирана Мохаммада Зарифа) для борьбы с внешним врагом — «Исламским государством». И даже косвенно через принца Аль-Валида бин Талаля призналась в своей частичной вине в возникновении «Исламского государства», когда 20 октября с.г. в интервью для CNN он заявил, что, «к сожалению, некоторые экстремисты в Саудовской Аравии финансировали определенные экстремистские элементы в Сирии», но поспешил заверить о принятых строгих мерах, чтобы это «было полностью остановлено».

В самом королевстве возникла серьезная проблема, от решения которой зависит исход этой борьбы, прежде всего, что касается непосредственного сотрудничества с Ираном. В данном случае речь идет об обострении ситуации за последние две недели в Восточной провинции, как реакция шиитской общины на смертный приговор, вынесенный 15 октября с.г. Специальным уголовным судом в Эр-Рияде в отношении «главаря смуты в Аль-Авамии» шейха Нимра Бакира ан-Нимра. Официальные саудовские источники объявили, что Нимр ан-Нимр, находившийся под арестом с июля 2012 г., был признан виновным в целом ряде преступлений — неподчинении королю Абдалле, нарушении присяги монарху и государству, разжигании нетерпимости и межконфессиональной розни, оскорблении членов династии Аль Сауд, призывах к сокрушению государства и иностранному вмешательству, оказании сопротивления силам безопасности с оружием в руках, а также в оскорблении семьи пророка и его сподвижников. Стоит отметить, что обвинения по всем пунктам очень серьезные, т.к. по законам Саудовской Аравии только за одно из них полагается смертная казнь. Еще до того, как о приговоре было объявлено официально, саудовская общественность узнала об этом, когда брат осужденного – Мухаммед ан-Нимр сообщил об этом в свое аккаунте в «Твиттере». Как стало известно, он был арестован, т.к. власти инкриминировали ему разглашение информации о ходе судебного процесса и его результатах. Кроме того, по сообщению шиитских активистов, под арестом оказался и другой брат шейха — Джафар ан-Нимр, который был арестован в Эр-Рияде, когда якобы обратился к властям, чтобы справиться о своем брате. Правда, через несколько дней оба были отпущены.

Необходимо отметить, что дело шейха Нимра ан-Нимра рассматривалось в Специальном уголовном суде, которые был в свое время создан для расследования дел обвиняемых в террористической деятельности, а также в других преступлениях против государства, в том числе и по вопросам инакомыслящих. Ранее, 27 мая с.г. его племянник Али Мохаммед Бакир аль-Нимр был приговорен к смерти этим же судом по некоторым аналогичным обвинениям. Однако семья и соратники шейха Н.ан-Нимра посчитали, что его нельзя рассматривать как «зачинщика смуты и беспорядков» в Восточной провинции, т.к. он всегда выступал за мирные средства борьбы, а сам процесс, по их мнению, явился политическим с заранее известным результатом, и поэтому создал «опасный прецедент» на несколько десятилетий вперед.

Наиболее обостренную реакцию в шиитской общине вызвала суровость наказания, которое потребовала сторона обвинения в отношении аятоллы шейха Нимра ан-Нимра – смертная казнь и «распятие» (ас-салб) — выставление тела казненного, привязанного к деревянным брусьям на всеобщее обозрение в течение определенного времени. Обычно такое позорное наказание применяется в Саудовской Аравии к самым закоренелым преступникам. Например, оно было применено в 2009 г. в отношении двух серийных убийц и педофилов, судебный процесс над которыми вызвал громкий резонанс в саудовском обществе.

После объявления приговора в саудовских официальных СМИ в некоторых городах Восточной провинции начались акции протеста, которые затронули Эль-Катиф, соседний с ним остров Тарут, а также поселения Аль-Авамия, где Н.ан-Нимр всегда имел наибольшую поддержку. Несмотря на запреты властей на проведение несанкционированных мероприятий и прочих демонстраций, что вменяется как уголовное преступление, акции протеста с участием сотен человек, которые несли портреты шейха Н.ан-Нимра и баннеры с требованиями о его немедленном освобождении, а также других заключенных шиитов продолжались вплоть до прошлой пятницы.

Организация «Хьюман Райтс Вотч» также отреагировали на вынесенный приговор шейху ан-Нимру, выразив обеспокоенность, что в данном случае подсудимый мог рассчитывать на справедливый беспристрастный суд, к тому же к нему могли применяться методы давления во время следствия и самого процесса. По мнению, экспертов «Хьюман Райтс Вотч» данное решение суда является наиболее жестким посылом ко всем инакомыслящим в КСА как часть кампании по подавлению любой политической активности, особенно это касается шиитских активистов, которых власти подозревают в связях с Ираном. Заместитель директора «Хьюман Райтс Вотч» по Ближнему Востоку Джо Сторк высказался более определенно: «Путь Саудовской Аравии к стабильности в Восточной провинции лежит через прекращение систематической дискриминации против шиитских граждан, а не в вынесении смертных приговоров». Однако, по мнению британского эксперта Тоби Маттиссена, могли быть и другие причины для вынесения этого приговора: «В течение последних двух лет ан-Нимр стал известен шиитам по всему миру. Для многих салафитов и суннитов, выступающих с антишиитских позиций, он стал реально ненавистной фигурой. В контексте борьбы с ИГИЛ саудовская королевская семья пытается обеспечить себе легитимность в глазах суннитов, проявив жесткость». Тем не менее, реакция западных союзников Саудовской Аравии была в целом нейтральной и не совсем определенной. Например, Госдеп США устами своего представителя Мэри Харф просто отговорился, что не в курсе этой проблемы. Британский Форин Оффис подтвердил, что информирован об этом приговоре. Однако добавил при этом, что «Великобритания выступает против смертной казни как таковой».

Тем не менее, в КСА полагают, что властям все же потребуется пойти на уступки, т.к. они понимают, что исполнение приговора будет иметь очень серьезные последствия. Некоторые шиитские активисты, как например Ибрагим аль-Мугайтиб из Даммама, также считают, что смертный приговор по этим причинам вряд ли будет приведен в исполнение, т.к. король Абдалла, выступив в роли «отца единой саудовской нации», может помиловать Н.ан-Нимра. Тем не менее, оценка личности шейха Н.ан-Нимра и его деятельности остается дискуссионной в саудовском обществе. Некоторые колумнисты газеты «Аль-Хайят» также задаются вопросом, кем же в реальности является шейх Нимр ан-Нимр – «Предателем или политическим деятелем»? С одной стороны признается, что власти поступили правильно, когда решили арестовать мятежного шейха, т.к. это исходит из всех международных норм и национальных интересов, если правительство хочет сохранить безопасность, и единство страны. Поскольку многие аспекты деятельности шейха Н.ан-Нимра, по их представлениям, представляли реальную угрозу стабильности и целостности Саудовской Аравии, а также ее союзникам (прежде всего, имеется ввиду Бахрейн). Однако с другой точки зрения, надо признать, что в Саудовской Аравии присутствуют различные вероисповедования и культуры, поэтому осторожно высказывается мнение о желательном смягчении приговора, чтобы не давать повода шиитам говорить о преследовании и репрессиях со стороны суннитов, а также о том, что приговор шииту был вынесен суннитским судом.

Можно предположить, что Эр-Рияд все же будет вынужден как-то реагировать, поскольку смертный приговор ан-Нимру вызвал сильную реакцию в шиитском мире. Многие политические деятели и религиозные лидеры сделали ряд заявлений в адрес Саудовской Аравии, а шиитские общины устроили демонстрации перед саудовскими консульствами и посольствами как на Западе (Лондон, Копенгаген, Лос-Анджелес, Чикаго, Атланта, Сидней и др.), так и на Ближнем Востоке (Сана, Бейрут).

Как и следовало ожидать, наиболее резко отреагировали в Иране, фактически начав очередной этап информационной войны против Саудовской Аравии, обвиняя в проведении «сатанинской политики» и в разжигании ненависти по конфессиональному признаку среди мусульман в регионе. Заместитель министра иностранных дел Ирана по арабским и африканским странам Хосейн Абдоллахиян осудив смертный приговор, отметил, что если он будет приведен в исполнение, то «чувства мусульман будут омрачены и последует ответ на глобальном уровне». Также он предупредил о возможности «серьезных последствий», которые затронут отношения между Саудовской Аравией и исламским миром в целом. В этом контексте высказался и генсек Высшего совета Ирана по правам человека Мохаммад Лариджани заявив, что смертному приговору шейху Н.ан-Нимру «нет никакого оправдания» и подчеркнув, что его исполнение не послужит политическим интересам Саудовской Аравии. Аналогичные высказывания прозвучали и от иранских религиозных деятелей. Аятолла Ахмад Хатами влиятельный член Совета экспертов ИРИ обратился к руководству КСА, предупредив, что в случае казни «режим семьи Аль-Сауд заплатит высокую цену», а Саудовскую Аравию ждут «серьезные последствия». Великий аятолла Макарем Ширази также отметил, что выполнение приговора будет иметь серьезные последствия для Саудовской Аравии. Но с предельной жесткостью для Эр-Рияда высказался командир «Басидж» («Мобилизация сил сопротивления», военизированная структура, афиллированная с КСИР) бригадный генерал Мохаммад Реза Нагди, что в случае казни саудовцами шейха Н.ан-Нимра, это шаг «не останется без ответа и мусульмане превратят мир в ад для них». Кроме того, большинство депутатов парламента ИРИ также 21 октября с.г. подписали обращение к саудовскому монарху с просьбой об отмене приговора, в котором особо подчеркивалось, что «нет сомнений, что исполнение этого приговора будет иметь негативные последствия». Даже давний друг Саудовской Аравии – бывший президент Ирана А.Хашеми-Рафсанджани обратился к королю Абдалле со специальным посланием, в котором также призвал отменить приговор, т.к. его исполнение только послужит на пользу тем, «кто сеет раздор среди мусульман».

Массовые протесты со столкновением с полицией в связи с объявлением смертного приговора имели место и в королевстве Бахрейн. Шиитские демонстрации прошли в некоторых пригородах Манамы, причем полиция применяла для разгона слезоточивый газ. Между тем, главный оппозиционный блок Бахрейна – «Аль-Вифак», предупредил, что исполнение приговора может еще больше осложнить ситуацию.

Реакция официальных лиц Ирака была по понятным причинам более умеренной. Однако все же и в Багдаде политики попытались сохранить «воду лица». Министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джаафари сразу после появления сообщения о вынесенном приговоре заявил, что Багдад начал переговоры с Эр-Риядом об его отмене. Также поступила информация, что 25 октября с.г. президент Ирака Фуад Маасум принял решение ходатайствовать перед саудовскими властями об отмене смертного приговора шейху Н.ан-Нимру, причем такого вмешательства потребовал от него непосредственно сам аятолла Али ас-Систани. Предполагается, что обсуждение этого вопроса произойдет во время визита иракского президента в КСА, который запланирован на ближайшее время.

Однако Эр-Рияд должен со всей серьезностью отнестись к угрозам, поступивших в его адрес от некоторых экстремистских проиранских шиитских вооруженных формирований Ирака таких как «Асаиб Ахл аль-Хак», которая набирает силу и играет все большую роль в войне против «Исламского государства», при этом не уступая в методах ведения войны своим противникам, а также «Катаиб Сайид аш-Шухада». «Асаиб Ахл аль-Хак» выступила с заявлением «против несправедливого смертного приговора», а также призвала правительство Ирака прекратить все дипломатические отношения с «ваххабитским королевством зла». Что касается «Катаиб Сайид аш-Шухада», то ее представители заявили, что рассматривают все объекты, принадлежащие саудовцам, или лиц с саудовским происхождением в качестве своей цели, а также по мере возможности будут сжигать и разрушать все, имеющее отношение к этому «тираническому королевству», если его власти не пересмотрят свое несправедливое решение по смертному приговору шейху Н.ан-Нимру.

Также отреагировала и ливанская «Хизбалла», заявив что приговор, вынесенный саудовским судом является «несправедливым и незаконным», а также «чрезвычайно опасным шагом», и призвав власти королевства отменить его, т.к. он «является по преимуществу политическим, и отражает репрессивную политику, принятую саудовскими власти против большой группы своих граждан». Напомним, что «Хизбалла» уже не в первый раз делает подобные заявления касательно шейха Н.ан-Нимра с момента его ареста в июле 2012 г. Со своим «предупреждением» к Эр-Рияду выступили и йеменские хоуситы. Ибрагим Бадр аль-Хуси, брат лидера йеменских зейдитов Абдель Малика аль-Хуси, в заявлении, опубликованном на его странице в «Фэйсбук» 18 октября, предупредил Саудовскую Аравию воздержаться от «совершения любой глупости, как в форме посягательства на йеменские границы или причинения какого-либо вреда шейху ан-Нимру любым способом».

Все эти заявления могут означать, что шиитские вооруженные формирования способны осуществить террористические акты в отношении представительств, граждан Саудовской Аравии, их собственности не только на территории королевства или своих стран, но также и по всему миру. Фактически этим для Саудовской Аравии открывается «второй фронт» по борьбе с терроризмом, теперь уже с «шиитским», за которым будет угадываться «рука Ирана».

Однако пока саудовцы не отреагировали официально на все заявления, которые были сделаны Ираном и другими политиками в отношении смертного приговора Н.ан-Нимру. По мнению некоторых саудовских политологов это объясняется тем, что они были сделаны не в официальном порядке и не иранским руководством. Маловероятно, что это повлияет на отношения между двумя странами, т.к. Иран более заинтересован в сотрудничестве с КСА по серьезным региональным проблемам, чем в судьбе Н.ан-Нимра. Тем более, иранцы осознают, что «международное право на саудовской стороне и в этом деле, которое оказывает влияние на внутреннюю ситуацию в Саудовской Аравии». Кроме того, Иран должен дистанцироваться от этого вопроса и не допустить дальнейшего вмешательства во внутренние дела королевства. Судя по всему пока Эр-Рияд не реагирует на «шиитское» давление, т.к. стало известно, что саудовский суд вынес несколько дней спустя еще два смертных приговора в отношении двух своих граждан по обвинению в активном участии в протестных акциях в Восточной провинции. Среди обвинений были – участие в маршах и митингах, которые вызвали массовые беспорядки, скандировании лозунгов, враждебных государству с намерением нарушения его безопасности и свержения режима, оказание сопротивления силам правопорядка», и даже за «кражу медикаментов из аптеки для лечения своих сторонников», пострадавших во время акции протеста.

Представляется, что саудовцы пошли на такое жесткое решение, как говорится «под давлением обстоятельств». В Эр-Рияде давно с опасением смотрели на деятельность шейха Нимра ан-Нимра, который, несомненно, являясь харизматической фигурой, отказался от сотрудничества с властями, предпочитая оставаться в лагере «непримиримых», нежели сотрудничать с умеренной «Аль-Исляхией», чем оттягивал на себя значительной часть радикальной шиитской молодежи в Восточной провинции. По мнению шиитского активиста Джафара аш-Шайеба руководство Саудовской Аравии рассматривает недовольство шиитов своим положением как проблему собственной безопасности, а не проблему которую надо решать политическим путем. Однако власти Саудовской Аравии, исходя из «политической целесообразности», осознают, если в современных условиях пойти на серьезные реформы по расширению прав шиитской общины, это может послужить примером для других частей королевства, чтобы требовать дальнейшей «федерализации». Тем более, с начала волнений в Восточной провинции и в нынешних условиях противостояния с «Исламским государством», Эр-Рияд сворачивает наметившийся диалог с внутренней оппозицией. Несмотря на заявления сторонников Н.ан-Нимра, что их движение призывает к борьбе исключительно мирными средствами, все же он стал символом активного сопротивления для радикальных групп и молодежи, а также сторонников сепаратизма и создания «великого Бахрейна», которые поддерживают контакты с бахрейнской шиитской оппозицией, не без иранского влияния. Пока властям удается сдерживать протесты репрессивными мерами, а также принуждением активистов таких группировок к политической эмиграции. Тем не менее, не все шииты Восточной провинции разделяют такие взгляды, т.к. у них перед глазами пример Ирака и Сирии. Понятны их опасения, что на смену сравнительной стабильности может прийти жесткое межконфессиональное противостояние, которое при определенных условиях имеет все шансы перерасти в кровавые столкновения между суннитами и шиитами с непредсказуемыми катастрофическими последствиями. Новой «Интифады аль-Мухаррам» (шиитские волнения с акциями массового гражданского неповиновения в Восточной провинции 1979-1980 гг., инспирированные Исламской революцией в Иране, а затем подавленные саудовской Национальной гвардией) в «Аш-Шаркии» хотят далеко не все шииты. Пока лидеры «Аль-Исляхии» больше заинтересованы в поддержании стабильности, чем идти на поводу у радикалов. О чем можно судить из беседы шейха Хасана ас-Саффара с корреспондентом газеты «Эр-Рияд» от 25 октября с.г. Подчеркнув важную роль арабских СМИ в противостоянии экстремизму и межконфессиональной вражде, он выступил за умеренный подход с уважением мнения другого. Не упомянув имени шейха Н.ан-Нимра, в тоже время Х.ас-Саффар признал, что даже внутри его «мазхаба» существуют группы, которые не согласны с ним и придерживаются экстремистских позиций. При этом  он напомнил, что у саудовского общества есть позитивный опыт контактов с различными группами этническими и религиозными группами в рамках «Национального диалога.

Что касается дальнейшей судьбы шейха Н.ан-Нимра, то перед Эр-Риядом стоит трудная дилемма. С одной стороны власти продемонстрировали свою готовность и впредь подавлять «железным кулаком» любые выступления, угрожающие внутренней стабильности и территориальной целостности королевства, а заодно, чтобы успокоить собственных радикальных салафитов (такфиристов), которые уже давно негодуют из-за диалога с «рафидитами». С другой стороны, объявив смертный приговор одному из самых популярных лидеров местной шиитской общины, они попали под шквал критики и прямых угроз со стороны региональных шиитских политиков, священнослужителей, а также экстремистских шиитских группировок. Кроме того, власти рискуют столкнуться с новой шиитской «интифадой», которая возможно будет превосходить последние выступления. И не факт, что лояльная правительству «Аль-Исляхия» будет способна сдержать их, а также сохранить значимые позиции и политическое влияние в Восточной провинции в будущем. Какое именно решение примет Эр-Рияд в этом вопросе покажет ближайшее будущее.

43.82MB | MySQL:87 | 0,694sec