Саудовский ответ США: дестабилизация американских союзников в Африке

В ответ на игнорирование Вашингтоном саудовских интересов Эр-Рияд демонстрирует готовность резко ухудшить американские позиции в Африке, что может негативно отразиться на реализации стратегии США по сохранению своего влияния в мире.

В ответ на «предательство» со стороны былого американского союзника и его сближение с Ираном Саудовская Аравия демонстрирует готовность серьезно осложнить положение США в стратегически важных для них регионах Ближнего Востока и Восточной Африки.

После показательного мартовского визита американского президента Барака Обамы в Эр-Рияд, ставшего индикатором явного и заметного снижения доверительных отношений между Вашингтоном и саудовским монархическим режимом последний пытается продемонстрировать президенту Обаме явную ошибочность подобного подхода.

Это наглядно проявилось на примере заметного усиления взаимодействия Саудовской Аравии с рядом проблемных для Вашингтона государств. Среди них не только страны, ранее входившие в американскую орбиту влияния вроде Египта, но и«изгои» вроде Судана и Эритреи.

Просаудовская африканская коалиция против американских союзников

С их помощью Эр-Рияд демонстрирует готовность резко дестабилизировать ситуацию в регионе вплоть до осуществления «коалиционных войн» между «проегипетским» и «проэфиопским» блоками. Тем самым он демонстрирует готовность расширить «зону нестабильности» в Африке. В частности, именно саудиты подталкивают Каир к тому, чтобы направить его военную активность, равно как и подрывную деятельность против Эфиопии и прочих ее африканских союзников, включая Кению.

А это важные африканские сателлиты США. Достаточно указать на то, что кенийские войска участвуют в борьбе против влиятельной радикальной исламистской сомалийской группировки «Аш-Шабаб».

Главным проводником саудовских интересов выступает правящая египетская военная элита, окормляемая Эр-Риядом. Именно Египет ввиду его влияния в регионе и наличия силового ресурса является центром сколачиваемой коалиции против американских союзников в Африке.

Необходимо заметить, что сами саудиты пока соблюдают определенную долю осторожности в своих контактах, опасаясь добиться от США обратного эффекта. В этой связи они предпочитают действовать, главным образом, руками своих уже «состоявшихся» сателлитов. Так, в течение сентября-октября 2014 г. с этой целью высокопоставленные представители Египта совершили ряд гласных и негласных поездок в  Судан и Эритрею, по сути, находящиеся в состоянии тлеющего конфликта с Эфиопией.

Там за дальнейшее военно-политическое сближение они обещали солидную финансово-экономическую и военно-техническую поддержку, которая должна быть выделена из саудовских источников. Это дополнительно способствовало согласованию позиций Каира, Хартума и Асмэры на уже подготовленной антиэфиопской платформе.

Необходимо напомнить, что в последние годы отношения между Египтом и Суданом с одной стороны, и с Эфиопией другой резко обострились в связи с использованием ресурсов «магистральной» африканской артерии – Нила. Аддис-Абеба и ее «экваториальные» союзники пытаются решить проблемы собственного развития и, в частности, модернизации экономики за счет усиления эксплуатации его важнейших притоков. Речь идет о Белом и Голубом Ниле, на которых они возводят (или готовятся это сделать) амбициозные гидротехнические сооружения.

Суть «антиамериканского» курса Эр-Рияда

Их запуск заметно снизит пропуск воды в Судан и Египет, что чревато для последних катастрофической нехваткой пресной воды, создающей угрозу сельскохозяйственному сектору и как следствие, массового голода. Этим небезуспешно пытается воспользоваться Саудовская Аравия, чьи проявления антиамериканизма носят «многослойный» характер. Эксплуатация «эфиопской» темы позволяет Эр-Рияду добиться реализации целого ряда целей. И создание непосредственной угрозы американским союзникам в Африке – лишь одна из них.

Необходимо заметить, что без целенаправленного саудовского подталкивания к активности на южном направлении сама идея силового столкновения с Эфиопией вряд ли могла родиться в головах представителей египетской элиты. Без соответствующей экономической поддержки и перевооружения армии рассчитывать на это было бы бессмысленно.

Не случайно, что до недавнего времени вероятность осуществления силовых акций в отношении Эфиопии со стороны Египта экспертами оценивалась как сравнительно очень низкая. В том числе по чисто военным возможностям двух стран и с учетом их географического положения.

Но теперь ситуация меняется. Так, для Египта уже была закуплена крупная партия российских вооружений, включая изначально предназначавшиеся Сирии ЗРК С-300. Их (по крайней мере) частично планируется направить на охрану стратегически важной для Египта Асуанской плотины. Это свидетельствует о серьезности «внешних» намерений Каира, поскольку в случае ответных действий вероятного противника именно этот объект представляется самым уязвимым в стране.

Но наиболее показательным моментом здесь служит подписание контракта на поставку Египту ударных российских вооружений, особенно новых истребителей-бомбардировщиков МиГ-29М/М2. В результате Каир получает реальные возможности «дотянуться» до Эфиопии, поскольку эти самолеты способны осуществлять дальние рейды и гарантированно поражать крупные и хорошо защищенные объекты, включая и гидросооружения на Голубом Ниле.

И, наконец, ожидаемое приобретение, опять-таки, на саудовские средства, 24 новых истребителей (сейчас египетское военное руководство колеблется в выборе между французскими Rafale и российскими МиГ-35 и Су-35) позволит Каиру рассчитывать на завоевание господства в воздухе. А это, в свою очередь, гарантированно обеспечит «доступ» бомбардировочной авиации для нанесения ударов по стратегическим гидротехническим объектам на Голубом Ниле.

Также сознательное «накачивание» Египта российским и французским оружием, закупаемым на саудовские средства, не только позволяет ему иначе оценить собственные силы и возможности, но и выполняет другую важную задачу для Эр-Рияда на современном этапе. А именно – минимизирует его зависимость по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) от США и тем самым заметно снижает здесь их влияние. И в результате Саудовская Аравия уже фактически «вывела» египтян из-под прежней американской «опеки» по ВТС.

Это представляет для нее важность в условиях сближения позиций на антиамериканской (или скорее «антиобамовской») основе с Израилем. Путем «переориентации» египетской военной угрозы с «сионистского» на «христианское» направление Эр-Рияд повышает свои ставки в еврейском государстве. Тем самым он дополнительно демонстрирует важность укрепления с ним доверительных отношений.

Суданская «артподготовка» Эр-Рияда

Дополнительным свидетельством усиления влияния Саудовской Аравии в Северо-Восточной Африке служит недавнее закрытие в том же Судане иранского культурного центра и фактический разрыв военно-технического сотрудничества между Хартумом и Тегераном, касающийся в том числе заходов боевых кораблей Ирана в суданские порты.

Подобные действия Эр-Рияда, опять-таки, вслед за попытками «разворота» египетской военной активности в «южном» направлении не могут не приветствоваться и Израилем, поскольку именно через суданскую территорию доставлялась значительная часть снабжения для палестинских группировок, оперирующих не только против Египта на Синае, но и против израильской стороны в том же секторе Газа.

И хотя борьба за Египет и Судан еще не закончена, в данном случае географический фактор и территориальная близость этих стран к Саудовской Аравии играет важную роль в определении их конечной позиции.

И Эр-Рияд небезуспешно стремится развить эти успехи. Не случайно, что почти сразу после объявления о судано-иранском «разрыве» Хартум открыто подтвердил получение им саудовской финансовой помощи и заявил о намерении усилить политическое взаимодействие с Эр-Риядом, которое отнюдь не касается лишь минимизации сотрудничества с Тегераном.

Показательно, что подобный прорыв произошел в ходе многодневного турне президента Судана Омара аль-Башира в Египет и Саудовскую Аравию, ставшего своего рода вызовом со стороны Эр-Рияда и окормляемого им Каира прежде всего Вашингтону.

Необходимо напомнить, что под давлением последнего целый ряд стран объявили о введении санкций против суданского режима. Фактически, против самого О.аль-Башира действовало предписание, дважды выданное в 2009 и 2010 гг. Международным уголовным судом в Гааге относительно его ареста по обвинению в совершении преступлений против человечности и геноцид.

Показательно, что Египет и Саудовская Аравия встретили его как дорогого и важного гостя, о чем свидетельствовал целый ряд подписанных с Хартумом соглашений в политико-экономической сфере.

Примечательно, что в информационном плане гораздо большее освещение получила египетская часть визита О.аль-Башира, в ходе которого стороны заключили договоренности о многовекторном усилении интеграции и установлении межпрезидентского режима «он-лайн» консультаций. И, судя по фактическому отказу Хартума от территориальных претензий к Каиру относительно Халаибского треугольника, президент Судана, по сути, согласился на роль «младшего брата» по отношению к президенту АРЕ А.Ф.ас-Сиси.

Иными словами, под влиянием как «внешнего фактора» в виде «водной проблемы», так и  Саудовской Аравии стороны решили сгладить основные противоречия.

Наличие египетско-саудовской всесторонней поддержки особенно важно в данный момент для О.аль-Башира, которого, несмотря на его «внешнее желание» сдать высший пост, провластные группировки вновь выдвинули кандидатом на президентских выборах 2015 года. Это позволит стабилизировать местную экономику и усилить весомость претензий представителей действующего суданского режима на сохранение его позиций.

Важным моментом служит то, что подобное «потепление» создает перспективы для перевооружения Хартума, опять-таки, на саудовские средства. И цель Эр-Рияда здесь состоит не только в недопущении иранской «реинкарнации», но и дальнейшем использовании суданского режима.

Это с высокой долей гарантирует его вхождение в качестве важной составной части «оси» Египет-Судан-Эритрея. Представители армейского командования Египта, выражая конкретные интересы Саудовской Аравии, все заметнее склоняют Эритрею и, особенно, Судан к конфронтации, убеждая в невозможности решить «Нильскую проблему» мирными средствами.

Детали возможной операции против Эфиопии

Данные союзники необходимы Каиру в первую очередь как плацдармы для вероятного осуществления силовой операции. Важно отметить, что сейчас египетское командование при помощи саудовских советников завершает детальную разработку вариантов силовой акции против Эфиопии.

Показательно, что милитаристские планы предваряет соответствующее «идеологическое» обеспечение. В этой связи в Каире вспоминаются и военные походы фараонов направленные на «обеспечение стратегических интересов Древнего Египта» против Пунта, располагавшегося в Восточной Африке.

При этом речи о полномасштабной фронтальной операции с массированным применением сухопутных войск пока не идет.

Представляется сомнительным, что они смогут преодолеть сотни километров в сложных условиях местности и не «увязнуть» в Южном Судане, прикрывающем Эфиопию и являющимся ее фактическим союзником. Впрочем, в будущем полностью исключить возобновление боевых действий на северо-восточном фланге Аддис-Абебы нельзя. Во всяком случае, Асмэра в случае конфронтационного развития ситуации может, по крайней мере, сыграть «отвлекающую» роль.

И сейчас при помощи Саудовской Аравии прорабатываются варианты спецоперации. Один из них предполагает заброску на эфиопскую территорию хорошо подготовленных диверсантов, которые должны нейтрализовать охрану объекта и уничтожить его. Другой вариант – использование египетских ВВС, возможности которых, как уже говорилось выше, сейчас совершенствуются. При этом в качестве «плацдарма» для удара могут быть использованы как суданские, так и эритрейские аэродромы.

В качестве компенсации за возможные риски Каир «предлагает» Хартуму не только деньги Эр-Рияда, но и помощь «добровольцами» (опять-таки на саудовские деньги) для борьбы с многочисленными сепаратистскими организациями.

Замысел состоит в осуществлении «военной кампании одного дня», хотя Саудовская Аравия склоняется к попытке создания условий для более серьезного удара по интересам ключевых американских союзников в регионе в Африке, особенно Эфиопии.

В результате последняя может в «час Х» испытать комбинированный удар, столкнувшись как с внутренним вызовом в лице мусульман Огадена, так и с внешней агрессией, например, старым «историческим» противником в лице сомалийских группировок и с «современным» недругом – Эритреей.

Эритрейский вопрос

Важность налаживания отношений с Асмэрой для Саудовской Аравии диктуется не только стремлением осложнить жизнь США и их сателлитам, но и наличием миграционной проблемы (именно через эту страну в последние годы проложен достаточно устойчивый трафик нелегальной переброски беженцев из Африки) на Аравийский полуостров.

Эр-Рияд также стремится не допустить в дальнейшем повторения использования эритрейской территории иранскими спецслужбами. Так, например, секрет успешных действий шиитских группировок в Йемене объясняется а том числе использованием Ираном принадлежащих Эритрее островов в Красном море в качестве транзитных баз для переброски оружия.

В этих условиях Эр-Рияд пытается использовать отработанную в Египте и Судане стратегию по осуществлению искусственного разрыва этой страны с Тегераном, что почти автоматически способствует сближению Асмэры с Каиром и Хартумом.

Поэтому Эр-Рияд пытается расширить контакты с эритрейским режимом Афеворки по «судано-египетскому» сценарию, выступая в роли главного спонсора, возможности которого пока позволяют стабилизировать очень непростую социально-экономическую ситуацию во всех трех государствах вероятной антиэфиопской коалиции и осуществить модернизацию их вооруженных сил, за постсоветское время фактически пришедших в упадок, что особенно наглядно по их «технической части».

Успеху саудовских инициатив способствуют и действия самой эфиопской стороны, пытающейся создать условия для реванша над Эритреей с целью получения выхода к Красному морю, потеря которого в недавнем прошлом ввиду неудачной борьбы Эфиопии против «эритрейских тигров» крайне негативно отразилось на экономическом развитии страны. Важно, что сейчас у Асмэры нет четкой уверенности в повторении своей победы в случае «лобового» столкновения с Аддис-Абебой «один-на-один» в том числе ввиду неравенства в имеющихся ресурсах и поддержки Эфиопии со стороны США

И действия Аддис-Абебы лишь дополнительно стимулируют эритрейскую сторону к поиску союзников. Среди них и попытки Эфиопии взять под свой контроль оппозиционные официальной Асмэре группировки (включая сепаратистов из штата Кунама). Все это лишь способствует реализации замысла Эр-Рияда по сколачиванию «союза» против проамериканских союзников.

При этом руководство Саудовской Аравии вынуждено реагировать на ситуацию в Эритрее и Эфиопии по другой причине. Оно явно без одобрения относится к замыслам Вашингтона сделать эфиопскую сторону важным транспортным узлом для переброски африканского сырья на внешние рынки, чему должно предшествовать получение ей непосредственного выхода к морю. В данном случае – к мировым судоходным путям транспортировки углеводородов по Красному морю.

Китайский фактор

Впрочем, Эр-Рияд в данном случае не может не учитывать и китайские интересы. Примечательно, что со стороны саудовских спецслужб была отмечена попытка по дипломатическим каналам убедить Китай, участвующий в реализации проекта «Большой плотины» на Голубом Ниле, не оказывать в случае «часа Х» непосредственной помощи Эфиопии. Саудовская Аравия пытается убедить КНР, что «временное ухудшение ситуации в Эфиопии только позволит китайской стороне извлечь более ощутимые интересы в будущем и будет способствовать реализации ее стратегических планов».

Саудовское руководство открыто «намекает» на то, что у Вашингтона имеются свои планы на использование Эфиопии в качестве транспортного узла, который должен замкнуть на себя потоки вывоза африканского сырья и тем самым осложнить китайские планы на дальнейшее закрепление в регионе.

Понимание этого может вынудить складывающуюся антиэфиопскую коалицию к форсированию силовых действий, которые, как минимум, приведут к отсрочке реализации данных проектов. Однако Аддис-Абеба, отчетливо осознающая угрозы и риски и совершенствующая в связи с этим свой оборонный потенциал, сама способна нанести превентивный удар.

Перспективы развития ситуации

Исходя из замыслов Саудовской Аравии и Египта, Судан и Эритрея в ближайшее время будут активно готовиться в качестве плацдармов для начала военной операции против Эфиопии. Последняя в результате рискует попасть в крайне уязвимое положение, чреватое крахом ее многолетних усилий по модернизации экономики.

Уже само по себе образование этого «перспективного» союза, к которому впоследствии могут примкнуть и другие региональные противники Аддис-Абебы, способно привести к коренному изменению ситуации во всей Африке. Важно учитывать тот факт, что именно в Эфиопии находится штаб-квартира Африканского союза.

Иными словами, создается угроза быстрого разрастания возможного конфликта на другие страны континента, поддерживающие Аддис-Абебу в реализации ее гидротехнических замыслов, особенно те, которые пытаются вслед за ней осуществить схожие гидротехнические проекты на другом важнейшем притоке Нила – Белом Ниле.

Иными словами, Эр-Рияд демонстративно нарушает установленные Вашингтоном правила игры в регионе и небезуспешно пытается выступать в роли «координатора» антиамериканских действий.

Пока реализация силового сценария не является исключительным вариантом развития событий. Однако в связи с получением Египтом все новых современных вооружений он становится все более актуальным. Причем эта угроза адресована именно США.

В результате Вашингтон оказывается перед выбором: он может продолжить «сливать» Эр-Рияд, рискуя получить в ответ дестабилизацию положения в стратегически важной для него Африке. Но и отказаться от уже взятого курса для США уже трудно. В этом случае они продемонстрируют явную непозволительную слабость перед не самым демократическим государством.

50.48MB | MySQL:89 | 0,846sec