КСА-Пакистан и США-Иран: союзники или соперники в борьбе с «Исламским государством»

Как мы уже сообщали ранее, Саудовская Аравия старается в настоящее время совместно с Турцией разыгрывать самостоятельную от США карту в вопросах противодействия боевикам «Исламского государства» (ИГ) в Ираке, и особенно Сирии. Вернее —  формально участвуя вместе с Вашингтоном в контртеррористической коалиции, Эр-Рияд намеренно смещает акценты своих действий в сторону достижения исключительно своих узкокорыстных интересов во всей этой истории. Стимулирование подконтрольных Саудовской Аравии групп и инкорпорация их «тихой сапой» во вновь создаваемые по инициативе Вашингтона формирования сирийской оппозиции, которые сейчас в спешном порядке формируются на территории Турции, это только одна из форм этой «подковерной» политики Эр-Рияда.
Наряду с этим идет попытка максимальной мобилизации всех своих союзников по сдерживанию активности Ирана в Ираке и Сирии. Что особенно актуально на фоне сложившегося между иранцами и американцами тайного альянса по противодействию исламистской угрозе в Ираке, что мы сейчас и наблюдаем на примере снабжения оружием курдов из «Партии демократического союза».  12 октября с.г. руководитель Управления общей разведки (УОР) КСА Юсеф аль-Идриси и бывший шеф этой службы, наследный принц Мукрин бен Абдель-Азиз провели в Пакистане серию переговоров с новым руководителем пакистанской Межведомственной разведки (ISI) Р.Акхтаром. Он должен официально вступить в свою должность 7 ноября с.г. в штаб-квартире  ISI “Point Zero” в торговом пригороде Исламабада Аабпара.
В рамках прошедших консультаций саудиты обратились к своему пакистанскому коллеге с просьбой задействовать свои  позиции в ряде исламистских группировок в провинции Систан и Белуджистан для усиления их антииранской активности в приграничных  районах. Речь идет о двух суннитских исламистских  группах “Джундалла” и “Джейш аль-Адхи”, которые в принципе являются прикормленными легендированными группами под контролем ISI. За последние три месяца эти группы совершили несколько удачных боевых операций на сопредельной иранской территории против подразделений Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В этой связи КСА хотело бы продолжение этой активности. Таким образом, должна быть реализована новая стратегия саудовцев по сдерживанию иранской экспансии непосредственно на своих границах. В Эр-Рияде полагают, что шиитская угроза для королевства в настоящее время более чем  реальна и ее основными векторами является Ирак-Сирия (с учетом американо-иранского неформального альянса) с одной стороны,  и ситуация в Йемене, где проиранские повстанцы-хоуситы добились очень значимых успехов и фактически  поставили под контроль весь север страны – с другой. Кроме того, иранское влияние начинает нарастать и внутри самого королевства, свидетельством чего стали недавние столкновения между шиитами и подразделениями Национальной гвардии КСА в пригородах города Эль-Катиф в саудовской Восточной провинции. Поводом для волнений послужил смертный приговор, вынесенный 19 октября с.г., одному из лидеров протестного движения шиитов  Нимру ан-Нимру. Таким образом, максимальное размывание сил Ирана на разных альтернативных направлениях становится для Эр-Рияда задачей номер один.
При этом обратим внимание на то, что «шиитская угроза» вновь, после некоторого видимого затишья, становится для Эр-Рияда приоритетной задачей. Намного более важной, чем суннитское восстание в Ираке и Сирии, где главную роль играют давнишние недруги саудитов в лице катарцев. Активизация суннитских групп в Белуджистане с разворачиванием формата подрывных операций непосредственно на иранской территории – это скорее адекватный ответ Тегерану на события в самой КСА, нежели чем попытка нанести серьезный ущерб национальной безопасности Ирана. Не удивимся, если в ближайшее время в иранских городах вновь будут совершены террористические акты. В данном случае именно подконтрольные Пакистану исламистские группы становятся «наконечником копья», поскольку  иранская оппозиционная группа «Моджахеддин э-халк», известная своими связями с ЦРУ США, подрывную активность в Иране фактически свернула, ограничившись в настоящее время лишь функциями разведки. И причина здесь все та же – нужда Вашингтона в союзе с Тегераном в формате проведения операций против исламистов из ИГ. Как бы от самой возможности такого союза публично не открещивались бы официальные лица всех уровней в Белом доме.
Американцы жестко давят на президента курдской автономии Масуда Барзани, который вынужден постоянно оглядываться в силу геополитических резонов на Анкару, заставляя его принимать более активное участие в этом союзе. В частности, его сын Масрур  Барзани, занимающий пост руководителя службы безопасности Иракского Курдистана должен на следующей неделе вылететь в Тегеран для определения со своими иранскими коллегами технических деталей участия операции по переброске иранского оружия и боеприпасов через Эрбиль в курдские районы Сирии. Анкара в этой связи отчетливо понимает, что таким образом создается единый антиисламисткий курдский фронт не только в Сирии, но и в Ираке. Именно на курдский фактор при технической и логистической поддержке Тегерана делает ставку Вашингтон, который в настоящее время нащупывает ту модель организации внутрииракского военного сопротивления ИГ, которая была бы оптимальной в нынешних условиях. Тегеран в данном случае нужен не только для поддержки курдов, но и для оказания необходимого влияния на нового иракского премьера Х.аль-Абади, который, кто бы что ни говорил про его «умеренность», находится в плотной иранской орбите.   Вашингтон в данной ситуации просто вынужден идти как на внешнеполитические уступки Тегерану в рамках резкого ослабления экономических санкций, так и собственно «внутриираксих» и «внутрисирийских» форматах. Так в частности, эксперты ЦРУ США неофициально поддержали планы Багдада и Тегерана по созданию на базе шиитской «Армии Махди» аналога иракского КСИР, чем сейчас собственно и занимаются эксперты в пригородах иракской столицы.

50.21MB | MySQL:89 | 0,881sec