О стратегии США в Сирии

Отставка 24 ноября с.г. министра обороны США Ч.Хейгела стала результатом серьезных разногласий между ним с одной стороны, и Белым домом и Пентагоном — с другой. В последнем главным оппонентом уже бывшего министра обороны выступал председатель Комитета начальников штабов М.Демпси. Корень разногласий — в выработке единственно правильной стратегии и тактики по нейтрализации экспансии джихадистов из «Исламского государства» (ИГ) в Ираке и Сирии, что и стало основной причиной отставки Ч.Хейгела.

Бывший министр обороны несколько раз представлял в Белый дом докладные записки, в которых обосновывал необходимость «равного» отношения к джихадистам из «Исламского государства» в Сирии. Другими словами, Ч.Хейгел предлагал бомбить с одинаковым рвением позиции сирийской армии и других правительственных целей и позиций ИГ с «целью ликвидации основной рекрутинговой базы исламитстов». Одновременно предлагалось «согласно анализу Управления общей разведки (УОР) КСА и МИТ Турции» резко усилить поддержку оружием, боеприпасами, а также создать тренировочную базу для подготовки боевиков на территории Турции для воссоздания «новой» Сирийской свободной армии (СОА). Мы уже сообщали ранее, что в эту вновь создаваемую ССА в последнее время начали активно набираться боевики из «Джабхат ан-нусра» и других лояльных саудовцам и туркам исламистских группировок. Таким образом, «размывалась» предложенная американцами концепция создания «с нуля» из числа бывших военнослужащих сирийской армии новой военной оппозиционной силы, способной «на равных» сражаться как с исламистами, так и с сирийской армией. В результате выходило, что американцы должны были вновь «вытаскивать каштаны из огня» для саудовцев и фактически реализовывать план, на котором Эр-Рияд настаивал с самого начала кризиса в Сирии: использовать смесь «ливийско-иракского» сценариев для свержения Б.Асада. Такая позиция была отвергнута Вашингтоном практически сразу, и основания для этого более чем весомые: при реализации этого сценария исламисты в Сирии практически сразу же стали основной политической силой, что произошло в той же Ливии.

При этом на прошлой неделе Вашингтон посетил командующий Национальной Гвардии КСА  принц Мутаб, который жаловался на то, что авиация США, наносящая удары по исламистам в Сирии, «фактически работает на победу Б.Асада». Уход Ч.Хейгела означает победу военных и ЦРУ США, которых объединяет концепция М.Демпси. Она подразумевает сохранение нынешнего сирийского режима, как минимум, до тех пор, пока исламисты будут представлять реальную силу. Начальник Объединенного комитета начальников штабов США в этой связи неофициально называет режим в Дамаске «последним бастионом против джихадистов в регионе». В случае его падения, Ближний Восток однозначно окажется под ударом радикалов, в том числе и те же аравийские монархии В таких оценках его поддерживает американское разведсообщество, планирующее пойти еще дальше: установление рабочих контактов с сирийскими коллегами в рамках противодействия «Исламскому государству». При этом особняком стоит  исламистская группа «Джунуд аш-Шам», которой уготована роль некого «троянского коня» в исламистском сегменте оппозиции. В настоящее время она через иорданские спецслужбы спешно укомплектовывается личным составом (сюда входят и отставные иорданские военнослужащие, и члены племенной милиции). Таким образом, американские силовики стараются максимально нейтрализовать враждебные им группы с двух направлений: за счет кооперации с официальными сирийскими властями и поддержке враждебных радикалам групп (той же «Джунуд аш-Шам» и курдских формирований). И шаги в этом направлении уже начались, если принять во внимание скорое открытие посольства США в Дамаске, к чему идут активные приготовления.

Эта концепция входит в противоречие с политикой Эр-Рияда и Анкары, которые в очередной раз, похоже, обманулись в своих ожиданиях. Отставкой Ч.Хейгела Вашингтон четко дал понять своим партнерам по «антитеррористической коалиции», что не собираются играть по их правилам, а выстраивают свою собственную стратегию. Она подразумевает продолжение прессинга на исламистов с воздуха, что объективно сдерживает их наступательную потенцию в силу постоянного рассредоточения на мелкие группы, что минимизирует потери при бомбардировке. Одновременно США не планируют вводить свои воинские контингенты в Сирию, т.к. это противоречит политической доктрине президента США Б.Обамы о прекращении участия американских войск в сухопутных операциях. Кроме того, абсолютно непонятно, где та черта, у которой необходимо остановиться, и где та «внутренняя» сила, на которую можно будет опереться в случае свержения режима Б.Асада. Вторжение же Сирию со стороны саудовских или турецких войск считается крайне неперспективным сценарием, поскольку в силу сложного отношения среди самих сирийцев к этим двум государствам, вполне вероятен вариант, если не сплочения его подавляющей части вокруг Дамаска, то, по крайней мере, начала активного сопротивления интервентам. Отсюда четкий курс Вашингтона на временный союз как с Дамаском, так и с Тегераном. С последним эта кооперация уже приобретает совершенно отчетливые формы, и прежде всего, в рамках материально технического снабжения отрядов Рабочей партии Курдистана (РПК) в сирийском Кобани. Естественно, что такая «неразборчивость» Вашингтона в выборе союзников для борьбы с ИГ вызывает у Анкары и Эр-Рияда крайнюю степень раздражения, что воспринимается в Пентагоне как «неизбежные издержки», и не более. Собственно, на этом направлении и будут сосредоточены основные усилия Вашингтона.

41.4MB | MySQL:90 | 0,960sec