Состояние и перспективы ракетного распространения на Ближнем и Среднем Востоке

Ввиду отсутствия эффективных средств противоракетной обороны (ПРО) от баллистических ракет средней дальности (соответствующие системы защиты от ракет малой дальности имеются у России, США и Израиля, они появляются в Европе и на территории аравийских монархий) такие носители могут служить практически гарантированным средством доставки к целям оружия массового уничтожения (ОМУ). Однако развитие ракетных технологий представляет собой настолько сложную техническую задачу, что их освоение в ближайшие годы для подавляющего большинства государств вряд ли возможно самостоятельно, то есть при отсутствии значительной иностранной помощи. Реальность последнего существенно ограничивается действующим на международном уровне режимом контроля за ракетными технологиями (РКРТ). Исходя из этого, рассмотрим текущее состояние и перспективы (до 2020 г.) ракетного распространения на Ближнем и Среднем Востоке. Анализ проведем для всех расположенных в регионе государств, имеющих баллистические ракеты, за исключением Египта, который, как правило, относится к странам Северной Африки.

Следует заметить, что наибольших успехов в освоении ракетных технологий на Ближнем и Среднем Востоке добились Израиль и Иран, которые смогли создать баллистические ракеты средней дальности. Как будет показано ниже, ракеты аналогичного типа в конце 80-х годов получила из Китая Саудовская Аравия. Помимо них баллистические ракеты малой дальности (по российской классификации – тактические о оперативно-тактические с дальностью стрельбы до 1 тыс. км) имеют Йемен, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Сирия и Турция.

Израиль

Создание баллистических твердотопливных ракет мобильного базирования типа «Иерихон» (Jericho) произошло в Израиле в начале 1970-х годов при техническом содействии со стороны французской ракетостроительной компании Marcel Dassault. Первоначально появилась одноступенчатая ракета «Иерихон-1», которая имела следующие тактико-технические характеристики: длина – 13,4 м, диаметр – 0,8 м, вес – 6,7 т. Она могла доставить головную часть весом около 1 т на дальность до 500 км. Круговое вероятное отклонение (КВО) этой ракеты от точки прицеливания составляет около 500 м [1]. Сейчас у Израиля имеется до 150 ракет указанного типа, но не все из них являются работоспособными. Для их старта могут быть задействованы 18–24 мобильных пусковых установок (ПУ)[1].

В середине 1980-х годов израильские конструкторы приступили к разработке более совершенной двухступенчатой ракеты «Иерихон-2» с дальностью стрельбы 1,5 – 1,8 тыс. км при головной части 750-1000 кг.  Ракета имеет стартовый вес 14 т, длину – 14,0 м, диаметр – 1,6 м. Летно-конструкторские испытания ракет этого типа были проведены в период 1987–1992 гг., их КВО составляет 800 м. Сейчас Израиль имеет от 50 до 90 баллистических ракет средней дальности «Иерихон-2» и 12-16 соответствующих мобильных ПУ.

Следует заметить, что в условиях мирного времени пусковые установки ракет «Иерихон-1» («Иерихон-2») размещены в специально оборудованных подземных сооружениях на ракетной базе Кфар-Захария, расположенной 38 км южнее г. Тель-Авива.

Дальнейшим развитием израильской ракетной программы стала трехступенчатая ракета «Иерихон-3», первое испытание которой было проведено в январе 2008 г., а второе – в ноябре 2011 г. Она способна доставить головную часть весом в 1000–1300 кг на расстояние свыше 4 тыс. км (по западной классификации – промежуточная дальность). Принятие на вооружение ракеты «Иерихон-3» ожидается в 2015–2016 гг. Ее стартовый вес составляет 29 т, а длина – 15,5 м. Помимо моноблочной, ракета этого типа способна нести разделяющуюся боевую часть с несколькими боеголовками индивидуального наведения. Предполагается ее базирование как в шахтных пусковых установках (ШПУ), так и на мобильных носителях, в том числе – железнодорожных.

В качестве потенциального средства доставки ядерного оружия может рассматриваться космическая ракета-носитель Shavit. Это трехступенчатая твердотопливная ракета, созданная по американским технологиям. С ее помощью израильтяне вывели на низкие околоземные орбиты пять космических аппаратов массой по 150 кг. Как полагают специалисты Национальной лаборатории им. Лоуренса (г. Ливермор, США), ракета-носитель Shavit может быть достаточно легко модифицирована в боевую ракету межконтинентальной дальности: до 7,8 тыс. км при 500-киллограммовой головной части. Конечно, она размещается на громоздком наземном пусковом устройстве и имеет значительное время подготовки к старту. Вместе с тем, конструктивные и технологические решения, достигнутые при разработке ракеты-носителя Shavit, могут быть использованы при разработке боевых ракет с дальностью стрельбы свыше 5 тыс. км.

Иран

В настоящее время на вооружении Исламской Республики Иран (ИРИ) стоят различные типы в основном одноступенчатых баллистических ракет:

а) твердотопливные

— китайская WS-1 и иранская Fajer-5 с максимальной дальностью стрельбы 70–80 км;

302-мм ракета WS-1 и 333-мм ракета Fajer-5, которая была создана на базе северокорейских аналогов, имеют боевую часть весом 150 кг и 90 кг соответственно. На одной ПУ размещаются четыре ракеты указанных типов.

— ракеты Zelzal-2 и Fateh-110 с дальностью полета до 200 км;

Ракета Zelzal-2 создана в 1990-е годы при помощи китайских специалистов, она имеет диаметр 610 мм и боевую часть весом 600 кг. На одной ПУ размещается только одна ракета этого типа. По американским данным, модернизированная версия ракеты Zelzal-2 принята на вооружение в 2004 г., а ее дальность полета увеличена до 300 км.

К разработке ракеты Fateh-110 иранцы приступили в 1997 г., ее первые успешные летно-конструкторские испытания состоялись в мае 2001 г. Модернизированная версия этой ракеты получила название Fateh-110А. Она имеет следующие характеристики: диаметр – 610 мм, вес головной части – 500 кг. В отличие от других иранских ракет малой дальности Fateh-110А обладает аэродинамическим качеством и оснащена системой наведения (по американским данным достаточно грубой).

б) китайская CSS-8 («Дунфэн-7» или М-7) и иранская Tondar с дальностью полета до 150 км имеют смешанный тип топлива;

В конце 80-х годов Тегеран закупил от 170 до 200 ракет этого типа c 200-килограммовой головной частью. Это экспортный вариант ракеты, созданной на базе зенитной управляемой ракеты HQ-2 (китайский аналог советского зенитно-ракетного комплекса С-75). Ее первая ступень является жидкостной, а вторая – твердотопливной. Ракета CSS-8 имеет инерциальную систему управления, устойчивую к внешним воздействиям, и боевую часть весом 190 кг. По имеющимся данным, ИРИ располагает 16–30 пусковыми установками для запуска ракет этого типа. Иранская версия ракеты CSS-8 получила название Tondar.

в) жидкостные

— ракета «Шехаб-1» с дальностью стрельбы до 300 км;

Созданная в Советском Союзе одноступенчатая баллистическая ракета Р-17 (по классификации НАТО – SCUD-B) и ее модернизированные аналоги (прежде всего северокорейские) послужили базой для создания иранской баллистической ракеты «Шехаб-1». В ходе первого ее летно-конструкторского испытания была обеспечена дальность полета 320 км при полезном грузе 985 кг. Серийное производство ракет этого типа началось во второй половине 80-х годов при помощи северокорейских специалистов и продолжалось до 1991 г.  Ее КВО составляет 500-1000 м.

— ракета «Шехаб-2» с максимально дальностью полета 500 км;

В течение 1991–1994 гг. Тегеран закупил в Северной Корее от 250 до 370 более совершенных ракет Р-17М (по классификации НАТО – SCUD-С), а позднее – и значительную часть технологического оборудования. Ракеты Р-17М оснащаются головной частью весом 700 кг. Производство ракет этого типа, которые получили название «Шехаб-2», началось на иранской территории в 1997 г. Ввиду увеличения дальности полета и применения несовершенной системы управления точность стрельбы ракет «Шехаб-2» оказалась низкой: их КВО составило 1,5 км.

Ракетные программы «Шехаб-1» и «Шехаб-2» были полностью свернуты в 2007 г. (по другим данным в районе Исфахан до сих пор действует завод по производству ракет «Шехаб-2» с темпом до 20 ракет в месяц). В целом Иран сейчас имеет до 200 ракет «Шехаб-1» и «Шехаб-2», которые относятся к классу оперативно-тактических ракет. На них устанавливаются моноблочная или кассетная головная часть.

— ракета «Шехаб-3» с дальностью стрельбы порядка 1 тыс. км;

При создании одноступенчатой баллистической ракеты средней дальности «Шехаб-3» широкое применение нашли конструкторские решения северокорейских ракет типа «Нодон». К ее испытаниям Иран приступил в 1998 г. параллельно с разработкой ракеты «Шехаб-4». Первый успешный запуск «Шехаб-3» состоялся в июле 2000 г., ее серийное производство началось в конце 2003 г. при активной помощи со стороны китайских компаний.

К августу 2004 г. иранские специалисты смогли уменьшить размер головной части ракеты «Шехаб-3», модернизировать ее двигательную установку и увеличить запас топлива. Такая ракета, обозначаемая как «Шехаб-3М», имеет головную часть в виде бутылочного горлышка, что позволило предположить размещение там кассетных боеприпасов. Считается, что этот вариант ракеты имеет дальность полета 1,1 тыс. км при весе головной части в 1 т.

— ракета «Гадр-1» (Ghadr-1) с максимальной дальностью полета 1,6 тыс. км;

В сентябре 2007 г. на военном параде в ИРИ была показана новая ракета «Гадр-1», дальность стрельбы которой с 750-килограммовой головной частью составляет 1,6 тыс. км. Она является модернизацией ракеты «Шехаб-3М».

В настоящее время ИРИ имеет 36 ПУ одноступенчатых жидкостных ракет «Шехаб-3», «Шехаб-3М» и «Гадр-1» в составе двух ракетных бригад, размещенных в центральной части страны. Точность стрельбы этих ракет достаточно низка: КВО составляет 2,0-2,5 км.

Пока ИРИ используют для своих баллистических ракет только подвижные носители белорусского (советского) и китайского производства. Однако вблизи Тебриза и Хорремабада построены шахтные пусковые установки. Потребность в этом могла возникнуть ввиду ограниченности количества подвижных ПУ.

Помимо тактических ракет (к ним будем относить все иранские ракеты малой дальности, за исключением ракет типа «Шехаб»), ИРИ имеет 112 ПУ и около 300 баллистических ракет других типов. Все они объединены в рамках ракетного командования военно-воздушных сил (ВВС) Корпуса стражей исламской революции и подчинены непосредственно Духовному лидеру ИРИ Али Хаменеи. При этом ракеты малой дальности разделены на тактические (72 ПУ в составе одной ракетной бригады) и оперативно-тактические (112 ПУ в составе двух ракетных бригад).

По некоторым данным, на предприятиях военной промышленности ИРИ в год может производиться до 70 баллистических ракет различных типов. Их выпуск в значительной степени зависит от ритмичности поставок узлов и комплектующих из Северной Кореи. В частности, ракеты средней дальности собираются на военных заводах в Парчине, производительность каждого из которых составляет от 2 до 4 ракет в месяц [2].

Ранее Тегеран планировал разработку баллистических ракет «Шехаб-5» и «Шехаб-6» с дальностью стрельбы 3 тыс. км и 5–6 тыс. км соответственно (программа создания ракет «Шехаб-4» с дальностью 2,2–3,0 тыс. км была прекращена или приостановлена в октябре 2003 г. по политическим причинам). Однако, по мнению российских и американских специалистов, возможности развития ракет в этом направлении в значительной степени исчерпаны. Это, конечно, не исключает создания иранцами многоступенчатых жидкостных ракет, но более вероятно, что основные ресурсы будут сконцентрированы на совершенствовании твердотопливных ракет (научный задел, полученный при разработке жидкостных ракет, находит свое применение в космической сфере).

Следует заметить, что Китай оказал существенную помощь ИРИ при разработке твердотопливных ракет, но основную работу сделали иранские специалисты, которые в течение двух десятилетий осваивали технологии производства ракет этого типа. В частности, ими были созданы уже снятые с вооружения твердотопливные ракеты малой дальности Oghab (Eagle) и Nazeat, а также ранее упоминавшиеся Fajer-5, Zelzal-2 и Fateh-110А. Все это позволило иранскому руководству в 2000 г. поставить вопрос о разработке баллистической ракеты с дальностью стрельбы 2 тыс. км, использующей твердое топливо. Такую ракету удалось создать к маю 2009 г., когда Тегеран заявил об успешном запуске двухступенчатой твердотопливной ракеты «Саджиль-2» (Sejil-2)[2].

Максимальная дальность стрельбы этой ракеты при весе головной части в 1 т составляет 2,2 тыс. км. При уменьшении веса головной части до 500 кг, что исключает использование ядерного боезаряда на основе оружейного урана, дальность стрельбы может быть увеличена до 3 тыс. км. Ракета имеет диаметр – 1,25 м, длину – 18 м и взлетный вес – 21,5 т, что позволяет использовать мобильный способ базирования.

Следует заметить, что твердотопливная ракета «Саджиль-2» не требует заправки перед стартом. Помимо этого, у нее короче активный участок полета, что затрудняет процесс перехвата на этом, самом уязвимом участке траектории. И хотя ракета «Саджиль-2» в последнее время не испытывалась, ее принятие на вооружение в ближайшей перспективе возможно. Подтверждением этого служит факт создания в 100 км к северо-востоку от Тегерана нового стартового комплекса «Шахруд». По западным данным, на этом комплексе нет хранилища для жидкого ракетного топлива, поэтому он, скорее всего, будет использован для летной отработки баллистических ракет по программе «Саджиль-2».

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о том, что в конце августа 2011 г.  министр обороны ИРИ Ахмад Вахиди сообщил о способности его страны производить углепластиковые композиционные материалы. По его мнению, это «устранит узкое место в иранском производстве современных военных средств». И он был прав, так как углепластиковые композиты играют важную роль в создании, например, современных твердотопливных ракетных двигателей. Это, несомненно, будет способствовать развитию ракетной программы «Саджиль».

По имевшимся данным, уже в 2005–2006 гг. некоторые коммерческие структуры из стран Персидского залива и зарегистрированные на иранцев осуществляли нелегальный ввоз металлокерамических композитов из Китая и Индии. Такие материалы используются при создании реактивных двигателей в качестве жаропрочных материалов и конструктивных элементов тепловыделяющих сборок для ядерных реакторов. Указанные технологии имеют двойное назначение, поэтому их распространение регулируется режимом контроля за ракетными технологиями. Они не могли попасть в Иран законным путем, что говорит о недостаточной эффективности систем экспортного контроля. Овладение такими технологиями будет способствовать созданию в ИРИ современных баллистических ракет.

Есть еще одна сфера применения композиционных материалов в ракетно-космической технике – это производство теплозащитного покрытия (ТЗП), которое крайне необходимо для создания головных частей (боеголовок) межконтинентальных баллистических ракет (МБР). В случае отсутствия такого покрытия при движении головной части в плотных слоях атмосферы на нисходящем участке траектории произойдет перегрев ее внутренних систем вплоть до нарушения работоспособности. Как следствие головная часть выйдет из строя, не достигнув цели. Сам факт проведения исследований в этой сфере говорит о том, что иранские специалисты могут вести работы по созданию МБР.

Таким образом, благодаря тесному сотрудничеству с Северной Кореей и Китаем Ирану удалось добиться существенных успехов в развитии национальной ракетной программы. Тем не менее, учитывая массу ядерного боезаряда на основе оружейного урана, пригодного для размещения на ракетном носителе, можно сделать вывод, что в настоящее время возможности по его доставки с помощью иранских жидкостных ракет ограничиваются дальностью 1,3–1,6 тыс. км.

Согласно подготовленному в 2009 г. совместному докладу российских и американских ученых «Иранский ядерный и ракетный потенциал» [3], для увеличения дальности доставки до 2 тыс. км полезного груза весом в 1 т с помощью жидкостной ракеты Ирану требовалось не менее шести лет. Однако такой вывод, во-первых, предполагал сохранение в арсенале ИРИ только одноступенчатых ракет. Во-вторых, ограничение веса полезной нагрузки в 1 т было несколько избыточным, что позволяло увеличить дальность стрельбы ракет за счет уменьшения веса выводимого груза. В-третьих, не учитывалось возможное ирано-северокорейское сотрудничество в сфере ракетостроения.

Опубликованный 10 мая 2010 г. доклад Международного института стратегических исследований в Лондоне «Возможности иранских баллистических ракет: совместная оценка» уточнил ранее приведенные данные. Согласно этому докладу, ИРИ вряд ли удастся создать жидкостную ракету, способную поражать цели в Западной Европе, раньше 2014–2015 гг. А на разработку трехступенчатой версии твердотопливной ракеты «Саджиль», которая сможет доставить головную часть весом в 1 т на расстояние 3,7 тыс. км, уйдет не менее четырех-пяти лет (предполагалось до 2015 г.). Дальнейшее увеличение дальности стрельбы ракеты «Саджиль» (до 5 тыс. км) требовало еще пяти лет (до 2020 г.). Авторы доклада считали маловероятным создание иранскими специалистами МБР ввиду необходимости первоочередной модернизации ракет средней дальности [4]. Последние до сих пор обладают низкой точностью стрельбы, что делает возможным их боевое применение только против таких площадных целей, как города противника.

Несомненно, что последние годы подтвердили высокую компетентность иранских специалистов в конструировании многоступенчатых ракет. Следовательно, в некоторой перспективе они способны создать баллистические ракеты межконтинентального класса (дальность полета не менее 5,5 тыс. км). Но для этого ИРИ придется разработать современные системы наведения, обеспечить тепловую защиту головной части при ее спуске в плотных слоях атмосферы, получить ряд необходимых в ракетостроении материалов, создать морские средства сбора телеметрической информации и провести достаточное количество летных испытаний со стрельбой в некоторую акваторию Мирового океана (по географическим причинам Иран не может обеспечить дальность стрельбы ракет свыше 2 тыс. км по внутренней траектории). По мнению российских и американских ученых, без существенной внешней помощи на решение этих проблем иранским специалистам может понадобиться дополнительно до 10 лет.

Но, даже преодолев все описанные препятствия, ИРИ получит легкоуязвимые и отчетливо видные из космоса МБР, которые после установки на стартовом столе потребуют значительного времени для подготовки к пуску (создание твердотопливной ракеты межконтинентальной дальности пока представляется мало реальным). Такие ракеты не смогут обеспечить ИРИ ядерное сдерживание, а будут, наоборот, провоцировать к нанесению по ним превентивного удара. Следовательно, иранцам придется идти намного дальше в условиях мощнейшего давления со стороны Запада.

Исходя из этого, в ИРИ, скорее всего, решили сконцентрироваться на совершенствовании ракет малой дальности и разработке твердотопливных ракет средней дальности. Однако это создало значительные технические проблемы, в частности по производству топливных зарядов большого диаметра, а также потребовало закупок ряда комплектующих и материалов за границей в условиях международных санкций на основе соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН и жесткого противодействия со стороны Израиля, США и ряда других западных государств. Помимо этого, завершению программы «Саджиль-2» препятствовал экономический кризис ИРИ. В результате осуществление указанной программы, возможно, было приостановлено, что требует существенной корректировки ранее сделанных прогнозов по развитию ракетного потенциала ИРИ.

Ирак

В 1975-1976 гг. на вооружение Ирака поступили из Советского Союза баллистические ракеты малой дальности: 24 ПУ «Луна-ТС» и 12 ПУ ракет Р-17 (SCUD-B) [5]. Одноступенчатые жидкостные ракеты Р-17 имеют дальность стрельбы до 300 км при головной части в 1 тонну. Существенно меньшая дальность полета и вес головной части характерны для ракетного комплекса «Луна-ТС» с одноступенчатой твердотопливной ракетой (дальность до 70 км при боезаряде весом 450 кг). Эти ракеты имеют низкую точность стрельбы. Так КВО ракеты «Луна-ТС» составляет 500 м.

К реализации национальной ракетной программы Ирак приступил в 1982 г. В условиях войны со своим восточным соседом возникла насущная потребность разработки баллистических ракет, способных достичь Тегерана, расположенного в 460 км от ирано-иракской границы. Первоначально для этого были частично модернизированы уже поставленные Советским Союзом жидкостные ракеты Р-17. Такие ракеты под названием «Аль-Хусейн» (Al Husayn) имели максимальную дальность стрельбы 600 км, что достигалось за счет уменьшения веса головной части до 500 кг и удлинения ракеты на 1,3 м. Позднее было освоено производство таких ракет. В ходе их дальнейшей модернизации иракцы создали ракету «Аль-Абас» (Al Abbas), способную доставить 300-килограммовую головную часть на расстояние 900 км.

Впервые ракеты «Аль-Хусейн» были использованы против Ирана в феврале 1988 г. Спустя три года во время «Войны в Заливе» (1991 г.) Саддам Хусейн применил ракеты этого типа против Саудовской Аравии, Бахрейна и Израиля. Вследствие низкой точности стрельбы (КВО составляло 3 км) эффект от их применения носил в основном психологический характер. Так, в Израиле непосредственно от попадания ракет погибло 1–2 и было ранено (в основном легко) 208 человек. В то же время четверо скончались от сердечных приступов, а семь от неправильного использования противогазом. В ходе ракетных обстрелов были повреждены 1302 дома, 6142 квартиры, 23 общественных здания, 200 магазинов и 50 автомобилей. Прямой ущерб от этого составил 250 млн. долл.

Совместно с Египтом и Аргентиной была предпринята попытка создания двухступенчатой твердотопливной ракеты Badr-2000 (аргентинское название – Condor-2), способной доставить головную часть весом 500 кг на расстояние до 750 км. В этом проекте принимали участие специалисты из Западной Германии, Италии и Бразилии. В 1988 г. в связи с разногласиями сторон проект стал свертываться. Этому способствовало и то, что после присоединения к РКРТ Западная Германия и Италия отозвали из Ирака своих специалистов. Полностью проект был прекращен в 1990 г.

Помимо этого, в период 1985-1986 гг. из Советского Союза было поставлено 12 ПУ ракетного комплекса «Точка» с одноступенчатой твердотопливной ракетой, способной доставить боезаряд весом 480 кг на расстояние 70 км (всего иракцы получили 36 ракет этого типа).

После поражения в «Войне в Заливе» (1991 г.) Ирак был вынужден согласиться на уничтожение своих баллистических ракет с дальностью полета свыше 150 км. Так, к декабрю 2001 г. под наблюдением Специальной комиссии ООН были уничтожены 32 ПУ ракет Р-17 («Аль-Хусейн»). Тем не менее, по западным данным, Багдаду удалось сохранить 20 ракет «Аль-Хусейн», продолжать до конца 2001 г. разработку новой баллистической ракеты с дальностью стрельбы до 1 тыс. км, а также в период 1999-2002 гг. предпринять попытки закупить в Северной Корее ракеты средней дальности «Нодон-1» [6].

Полностью иракская ракетная программа была ликвидирована весной 2003 г. после свержения режима Саддама Хусейна. Тогда были уничтожены все иракские ракеты малой дальности. Причина этого состояла в том, что в ходе войны против коалиционных войск Багдад применил не менее 17 ракет «Аль-Самуд» (Al Samoud) и «Абабиль-100» (Ababil-100), способных доставлять головную часть весом 300 кг на расстояние до 150 км. В ближайшей и среднесрочной перспективе (вплоть до 2020 г.) Ирак не способен создать самостоятельно баллистические ракеты средней дальности.

Сирия

В ноябре 1975 г. после семимесячной подготовки в боевой состав сухопутных войск Сирийской Арабской Республики (САР) вошла ракетная бригада, оснащенная советскими ракетами малой дальности Р-17. Всего было поставлено около ста таких ракет. Срок их технической пригодности уже истек ввиду прекращения в 1988 г. производства ракет Р-17 на Воткинском заводе. В середине 80-х годов в САР из Советского Союза было поставлено 32 ракетных комплекса «Точка», работоспособность которых также вызывает серьезные сомнения. В частности, все они требуют полной замены бортовых систем на Томском приборном заводе.

В 1990 г. сирийские вооруженные силы (ВС) имели 61 ПУ баллистических ракет малой дальности. В следующем году Дамаск на финансовые средства, полученные от Саудовской Аравии за участие в антииракской коалиции, закупил 150 северокорейских жидкостных ракет Р-17М (SCUD-С) и 20 их ПУ. Поставки указанных ракет начались в 1992 г.

В начале 90-х годов была предпринята попытка закупить в Китае твердотопливные ракеты CSS-6 (ДФ-15 или М-9) с максимальной дальностью стрельбы 600 км для 500-килограммовой головной части. Это могло бы существенно повысить боеготовность сирийских ракет (жидкостные ракеты Р-17 и Р-17М требуют значительного времени для подготовки к старту). Под давлением со стороны Вашингтона Китай отказался от реализации этого контракта.

В 1995 г. на вооружении САР осталось 25 ПУ ракет Р-17 и Р-17М, 36 ПУ ракетного комплекса «Точка». Сирийское руководство старается максимально продлить их технический ресурс, но существуют пределы такому процессу. Очевидна неизбежность значительного сокращения сирийского ракетного потенциала ввиду отсутствия закупок новых баллистических ракет на фоне их боевого применения против вооруженной оппозиции.

В 2007 г. Сирия подписала соглашение с Россией о поставке мобильного ракетного комплекса «Искандер-Э» с дальностью действия до 280 км при боезаряде весом 480 кг (при понижении веса головной части, возможно, увеличение дальности до 500 км). Поставка указанного ракетного комплекса так и не была осуществлена. В ближнесрочной перспективе реализация этого контракта маловероятна.

Турция

В начале 1980-х годов командование турецких сухопутных войск стало проявлять интерес к созданию ракетных систем, способных повысить потенциал артиллерии и оказать сдерживающее воздействие на ракетные угрозы со стороны Советского Союза и некоторых других близлежащих государств. В качестве иностранного партнера была выбрана американская компания Ling-Temco-Vought, с которой в конце 1987 г. был подписан контракт о производстве на турецкой территории 180 реактивных системы залпового огня (РСЗО) М-70 и 60 тыс. ракет к ним. Для этого в следующем году было создано совместное предприятие.

Позднее в Турции решили, что реализация этого контракта, включающего передачу соответствующих технологий, не принесет ощутимой выгоды. Анкара вышла из контракта, но под давлением со стороны командования сухопутных войск все же закупила в США 12 ПУ РСЗО M-270 и более 2 тыс. реактивных снарядов к ним. Такие системы способны доставить боевую часть весом 107-159 кг на расстояние 32-45 км. Указанное вооружение поступило в Турцию в середине 1992 г. К этому времени турецкие компании уже достигли определенных успехов в производстве таких систем, поэтому военное руководство отказалось от дополнительной закупки в США 24 РСЗО M-270.

В середине 1990-х годах Франция, Израиль и Китай согласились помочь Турции в освоении ракетных технологий. Лучшее предложение поступило из Китая, что привело к подписанию в 1997 г. соответствующего контракта. В рамках совместного проекта Kasirga (Hurricane) на турецкой территории было организовано производство 302-мм твердотопливных китайских ракет WS-1 (турецкий вариант — T-300) с дальностью стрельбы до 70 км с боевой частью весом 150 кг.

Турецкая компания ROKETSAN смогла провести модернизацию этой китайской ракеты, которая получила название TR-300. При этом дальность стрельбы была увеличена до 80-100 км. В качестве боевой части стали использоваться кассетные боеприпасы. Всего было развернуто шесть батарей ракет T-300 (TR-300), каждая из которых имеет от 6 до 9 ПУ [7].

Помимо этого, в период 1996-1999 гг. США поставили Турции 120 твердотопливных баллистических ракет малой дальности ATACMS и 12 их ПУ. Эти ракеты обеспечивают дальность стрельбы 160 км при головной части в 560 кг. При этом КВО составляет порядка 250 м.

В настоящее время основным конструкторским центром по созданию баллистических ракет является Турецкий государственный научно-исследовательский институт, который реализует проект «Джокер» (J-600T). В рамках этого проекта сконструированы твердотопливные одноступенчатые ракеты «Йылдырым I» (Yıldırım I) и «Йылдырым II» (Yıldırım II) с максимальной дальностью 185 км и 300 км соответственно.

В начале 2012 г. на заседании Высшего совета по технологиям (High Board of Technology) по просьбе премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана было принято решение о создании баллистических ракет с дальностью полета до 2,5 тыс. км. Об этом проинформировал директор вышеуказанного института Юсел Алтинбасак (Yücel Altınbaşak). По его мнению, поставленная цель является достижимой, так как уже прошла полигонные испытания ракеты с дальностью стрельбы до 500 км [8].

На практике создать баллистическую ракету с дальностью полета даже до 1,5 тыс. км до сих пор не удалось. Вместо этого в январе 2013 г. было принято решение о создании баллистической ракеты с дальностью полета до 800 км. Контракт на ее разработку был выдан TUBITAK-Sage, филиалу Государственного научно-исследовательского института TUBITAK. Прототип этой ракеты планируется испытать в ближайшее время.

Крайне сомнительно, что при отсутствии широкомасштабной внешней помощи Турции удастся даже до 2020 г. создать баллистическую ракету с дальностью полета до 2,5 тыс. км. Сделанные заявления больше отражают региональные амбиции Анкары, не подкрепленные в достаточной степени научно-технологическими ресурсами.

Саудовская Аравия

В 1986 г. Саудовская Аравия подписала с Китаем соглашение о закупке баллистических ракет средней дальности CSS-2 («Дунфэн-3А»). Эти одноступенчатые жидкостные ракеты способны доставить головную часть весом в 2 тонны на расстояние 2,8 тыс. км (при уменьшении веса головной части дальность стрельбы увеличивается до 4 тыс. км). Согласно подписанного соглашения в 1988 г. Китай поставил 60 ракет этого типа со специально разработанной фугасной боевой частью, что привело к появлению у Саудовской Аравии ракетных войск.

Работы по созданию ракетных баз на территории Саудовской Аравии (Эль-Харип, Эс-Сулейиль и Эр-Рауд) вели местные фирмы с помощью китайских специалистов. Первоначально подготовка специалистов осуществлялась только в Китае, но затем был сформирован собственный специализированный учебный центр. Саудовцы отказали американцам в инспекции ракетных объектов, но заверили, что ракеты имеют только обычное (неядерное) оснащение.

Принятие на вооружение устаревших даже по тому времени ракет и имевших низкую точность стрельбы реально не привело к усилению боевой мощи национальных ВС. Это больше являлось элементом престижа, чем имело практическую пользу [9]. Саудовская Аравия сейчас имеет менее 40 ракет CSS-2 и 10 их ПУ. Их нынешняя работоспособность крайне сомнительна. Подтверждением этого может служить факт того, что в 2005 г. в Китае все ракеты этого типа были сняты с вооружения.

В рамках Арабской организации военной промышленности в 1990-х годах в Эль-Хардже было построено предприятие по производству баллистических ракет малой дальности и зенитно-ракетных комплексов «Шахин». Это позволило начать производство собственных баллистических ракет малой дальности. Первый пуск такой ракеты с дальностью стрельбы 62 км состоялся в июне 1997 г.

Объединенные Арабские Эмираты

Во второй половине 1990-х годов ОАЭ в одной из республик постсоветского пространства приобрели 6 ПУ ракет малой дальности Р-17 (SCUD-B) с дальностью стрельбы до 300 км.

Йемен

В начале 1990-х годов ВС Йемена включали 34 мобильных ПУ произведенных в Советском Союзе баллистических ракет малой дальности Р-17 (SCUD-B), а также ракетных комплексов «Точка» и «Луна-ТС». В ходе гражданской войны 1994 г. обе стороны использовали ракеты указанных типов, но это имело больше психологический эффект. Как следствие, к 1995 г. количество пусковых установок баллистических ракет малой дальности сократилось до 12.  По западным данным Йемен сейчас располагает 33 ракетами Р-17 и шестью их ПУ, а также 10 ракетными комплексами «Точка».

Афганистан

С 1989 г. советские ракеты Р-17 стояли на вооружении ракетного батальона Гвардии особого назначения Демократической Республики Афганистан. В 1990 г.  Советский Союз в рамках оказанию Кабулу военной помощи дополнительно поставил 150 ракет Р-17 и две ПУ ракетного комплекса «Луна-ТС». Однако в апреле 1992 г. вооруженная оппозиция вошла в Кабул и свергла власть президента Мохаммада Наджибуллы. Одновременно боевики полевого командира Ахмад Шаха Масуда захватили базу 99-й бригады. В том числе ими было захвачено несколько ПУ и 50 ракет Р-17. Эти ракеты неоднократно использовались в ходе гражданской войны 1992–1996 гг. в Афганистане (всего было применено 44 ракеты Р-17). Возможно, что и талибы смогли получить некоторое количество ракет этого типа. Так, в период 2001–2005 гг. Талибан применил ракеты Р-17 пять раз. Только в 2005 г. американцы уничтожили в Афганистане все ПУ ракет этого типа.

Таким образом, на Ближнем и Среднем Востоке наиболее развитые ракетные программы имеют Израиль и Иран. Причем Израиль уже сейчас создает баллистические ракеты промежуточной дальности, а Иран даже в среднесрочной перспективе не способен создать баллистической ракеты этого типа.

Ракетный потенциал Йемена, ОАЭ и Сирии крайне ограничен. Ввиду отсутствия промышленной инфраструктуры ракеты этих государств не могут быть модернизированы самостоятельно. Они полностью зависят от поставок ракетного вооружения из-за границы.

Некоторое беспокойство в сфере ракетного распространения представляет Турция, учитывая ее сложные отношения с Грецией, исламизацию страны и сохранение региональных амбиций. Подтверждением этого служит принятие турецким руководством решения о создании баллистических ракет с дальностью полета до 2,5 тыс. км, пока не подкрепленное реальным научно-техническим потенциалом.

В отношении имеющихся у Саудовской Аравии баллистических ракет средней дальности можно заметить, что имеются серьезные сомнения в самой возможности их старта.

1.Разумеется, что речь идет о подвижном грунтовом ракетном комплексе. Именно так далее и будем рассматривать мобильные ПУ.

 2.По израильским данным, первый запуск ракеты «Саджиль» состоялся в ноябре 2007 г. Тогда иранская ракета была представлена как Ashura. Второй запуск ракеты этого типа состоялся 18 ноября 2008 г. При этом было заявлено, что ее дальность полета составила почти 2 тыс. км. Однако успешным было только третье летное испытание ракеты «Саджиль», которое состоялось 20 мая 2009 г.

Список использованных источников

  1. Есин В.И. Ядерная политика Израиля/Ядерное нераспространение в ближневосточном контексте//Под ред. А. Арбатова, В. Дворкина, С.Ознобищева. М.: ИМЭМО РАН, 2013. С. 18–21.
  2. Сажин В.И., Бондарь Ю.М. Военная мощь Исламской Республики Иран. М.: Изд-во Московского университета, 2014. С. 370.
  3. Iran’s Nuclear and Missile Potential. A Joint Threat Assessment by U.S. and Russian Technical Experts. Washington D.C. EastWest Institute. 2009. Р. 9.
  4. Iran’s Ballistic Missile Capabilities. A Net Assessment. London. The International Institute for Strategic Studies. 2010. P. 110.
  5. Юрченко В.П. Военная политика и военное строительство в странах Арабского Востока (конец XX – начало XXI века). Часть 1. М.: Институт Ближнего Востока, 2007. С. 98.
  6. Feickert A. Missile Survey: Ballistic and Cruise Missiles of Foreign Countries. CRS Report for Congress. Washington D.C. The Library of Congress. Order Code RL30427. 2004. March 5. CRS. PР. 18–19.
  7. ROKETSAN: T-300 Kasirga (Hurricane). Made in Turkey. 2011. Sep. 14. [Electronic resource]. http://www.youtube.com/watch?v=0Qj2h1y5YAU.
  8. EnginsoyÜ. Turkey Aims to Increase Ballistic Missile Ranges. Hürriyet Daily News. Feb. 1. [Electronic resource]. http://www.hurriyetdailynews.com/PrintNews.aspx?PageID=383&NID=12731.
  9. Юрченко В.П. Военная политика и военное строительство в странах Арабского Востока (конец XX – начало XXI века). Часть 1. М.: Институт Ближнего Востока, 2007. С. 266-267.
38.39MB | MySQL:74 | 1,169sec