Что стоит за активизацией военного сотрудничества между Турцией, Азербайджаном и Грузией

За последние полтора месяца экспертами отмечается активизация военного сотрудничества между Турцией, Грузией и Азербайджаном. С 31 мая по 10 июня с.г. состоялась целая серия совместных учений с участием военных этих государств в Восточной Турции под названием «Кавказкий орел». До этого 25 мая с.г. в Баку прошли совместные азербайджано-турецкие тактические учения. Эксперты расценивают эту активность Анкары, прежде всего, с точки зрения попыток закрепить и усилить свое военно-политическое присутствие в Кавказском регионе. Особое внимание при этом уделяется укреплению контактов по линии ВТС с Баку, начало которым положено в 1992 году, когда страны договорились о взаимодействии в области военного образования азербайджанских офицеров в турецких военных учебных заведениях. Позже эта программа была распространена на подготовку кадров для пограничных войск Азербайджана. Но новый качественный скачок в двусторонних контактах по линии военно-технического сотрудничества произошел в 2010 году, когда Анкара и Баку заключили договор о стратегическом партнерстве, предусматривающий взаимную военную помощь в случае конфликта одной из сторон договора с «третьими странами». После этого Турция стала наращивать поставки военной техники и создало на азербайджанской территории завод по производству лицензионных артиллерийских систем различного класса. В 2012 году произошло присоединение к этому альянсу и Грузии, чьи войска впервые участвовали в совместных военных учениях с турецкими и азербайджанскими военными. Летом 2014 года министры обороны трех стран вышли на договоренность о регулярных встречах в этом формате два раза в год.

Многие эксперты в США в этой связи высказывают мнение о том, что эта политика Анкары является следствием озабоченности турецкого руководства усилением военного присутствия России в этом регионе. Имеется в виду провозглашение и признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, а также продление аренды военной базы в Гюмри в Армении. Недавно на фоне крайне неудачных для Армении локальных боев в зоне Нагорного Карабаха Москва предоставила Еревану 200 млн долларов США кредита для закупки военной техники, что составляет половину оборонного бюджета страны. Стали известны и намерения российской стороны разместить в Армении комплексы «Искандер». Американцы в этой связи считают, что Анкара очень обеспокоена этим фактом и готова в случае «армянской агрессии»» в том числе в Нахичевани пойти на прямое военное вмешательство на стороне Баку. По крайне мере, именно такой сценарий отрабатывался во время совместных военных учений в мае с.г. По нашему мнению, действия Анкары мало мотивированы именно российско-армянской угрозой. Совершенно очевидно, что ни одна из стран Закавказья не готова в ближайшее время, по целому ряду причин, начинать какую-либо масштабную военную операцию друг против друга. Кроме того, несмотря на всю активизацию турецко-азербайджанского сотрудничества Баку в настоящее время на 85% зависит в своем оборонном секторе от российских поставок, и в ближайшее время этот баланс не изменится. В данном случае представляется, что Анкара через развитие контактов по линии ВТС с Азербайджаном и Грузией решает, прежде всего, вопросы обеспечения своей собственной безопасности в северо-восточных районах Турции и гарантирования реализации энергетических проектов ТАНАП. Что касается первого момента, то это главным образом курдская опасность, поскольку курдская община имеет сильные позиции в Азербайджане и, безусловно, контактирует со своими соплеменниками на северо-востоке Турции. В этом турецком регионе сильны позиции Рабочей партии Курдистана (РПК), которая на днях снова выступила с заявлением о том, что «она готова атаковать военную инфраструктуру турецких войск, а также плотины и мосты, в случае срыва турецкой стороной перемирия». Под последним, видимо, подразумевается так до конца и не выполненная договоренность между руководством Турции и РПК в отношении вывода ее отрядов с турецкой территории в обмен на освобождение А.Оджалана. Нынешнее заявление РПК следует рассматривать еще и как симметричный ответ на возможность военного вторжения турецких войск в Сирию с целью создания там «буферной зоны». Многие аналитики в связи с такой перспективой указывают на то, что основной задачей этой операции будет недопущение на приграничной с Турцией сирийской территории некого аналога «РПКовского» Иракского Курдистана. Взаимодействие и налаживание контактов с Азербайджаном в вопросах безопасности носит, таким образом, в большей степени прагматичный характер прикрытия своих собственных границ от возможного перемещения через них курдских эмиссаров.

Вторая и, видимо более важная, причина развития контактов в Баку и Тбилиси — это вопрос реализации нового энергетического проекта «Южный коридор», а также перспективы строительства ряда субрегиональных трубопроводных систем типа Баку-Тбилиси-Джейхан, ТАНАП, ТАП и т.п. Все они идут или будут проложены в непосредственной близости от территории перманентного конфликта с Южной Осетией. И в период боевых действий 2008 года западные операторы были не на шутку встревожены и готовы были свернуть свою деятельность в этом районе. Турция в данном случае гарантирует безопасность этих энергетических маршрутов от возможных рисков в сфере безопасности, что ни Азербайджан, ни тем более Грузия в достаточной степени гарантировать не могут. Кроме того, в том же районе планируется при активном участии турецких компаний  строительство стратегической железной дороги Баку-Тбилиси-Ахалкалаки-Карс, которая по проекту должна перевозить порядка 6.5 млн тонн грузов в год из Азии в Европу. Собственно, Баку устами министра обороны З.Гасанова так и обозначил основную цель усиления  сотрудничества в военной области между тремя странами. И это основная причина усиления турецкого присутствия в Закавказье, а совершенно не «российская угроза», как это пытаются показать некие американские аналитики.

28.12MB | MySQL:67 | 0,868sec