Военно-политическая обстановка в Ираке (июль 2015 года)

В июле 2015 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала характеризоваться повышенной сложностью и напряженностью. Иракская правительственная армия, вооруженные формирования шиитских добровольцев и некоторых суннитских племен, курдские силы пешмерга при активной поддержке авиации США и их западных союзников по антитеррористической коалиции вели боевые действия против вооруженных формирований экстремистской организации «Исламское государство» (ИГ) и поддерживающих её отрядов части местных суннитских племен. В конце июля вооруженные силы Турции начали наносить интенсивные удары, главным образом воздушные, по объектам Рабочей партии Курдистана (РПК) на территории Северного Ирака. Серьезные противоречия сохраняются между основными политическими силами Ирака, что препятствует объединению усилий для противостояния джихадистам. Напряженностью характеризуются отношения между суннитской и шиитской общинами. Целый ряд нерешенных проблем продолжают осложнять отношения между центральным правительством Ирака и властями иракской курдской автономии. В своей внешнеполитической деятельности руководство Ирака и иракской курдской автономии, как и прежде, первостепенное внимание уделяли получению зарубежной политической поддержки и материальной помощи, в первую очередь военно-технической и военной.
В июле положение дел в сфере безопасности в Ираке оставалось очень сложным и нестабильным, а в целом ряде районов – напряженным. Военные действия различной степени интенсивности велись на западе, в северных, центральных, восточных и, отчасти, в южных провинциях страны. Причем в минувшем месяце основные военные события, как и прежде, происходили на западе страны – в провинции Анбар. Ситуация в стране в сфере безопасности заметно осложнилась после начала турецкой военной операции против боевиков РПК на севере Ирака. В стране сохраняется высокий уровень террористической активности боевиков экстремистских группировок, прежде всего, ИГ.
По указанию премьер-министра Ирака Х.аль-Абади в стране создан и начал работу единый информационный центр по освещению хода военных действий с боевиками ИГ. Только Центр имеет право официально публиковать информацию о деятельности Министерства обороны (армии), МВД и ополченческих формирований.
После крупного теракта, совершенного 20 июля в турецком городе Суруч, вооруженные силы Турции начали масштабную военную кампанию против боевиков РПК на севере Ирака. В ночь на 24 июля истребители F-16 турецких ВВС нанеси удары по целям РПК в Иракском Курдистане. Одновременно приграничные районы Ирака подверглись обстрелам турецкой артиллерией и танками. К границам с Ираком переброшены дополнительные силы сухопутных войск и спецназа. В конце июля численность группировки ВС Турции на сирийской и иракской границе достигла 60 тыс. человек.
С 25 по 30 июля авиационные удары наносились по лагерям РПК в районах Зап, Метина, Басьян и Авашин. Наиболее массированный удар по боевикам РПК на территории Иракского Курдистана (операция «Молния») был нанесен 31 июля. В нем участвовали до 30 истребителей F-16. Бомбардировкам подверглись укрепления, лагеря и склады боеприпасов РПК в районах Зап, Кандиль, Метина, Хакурк. Продолжались обстрелы иракской территории из артиллерийских орудий и танков.
В ответ на действия турецкой армии представитель РПК заявил, что бойцы организации не собираются покидать горы Шангала в курдском регионе Ирака.
Правительство Ирака заявило, что рассматривает турецкие бомбардировки Северного Ирака как «опасную эскалацию и покушение на иракский суверенитет». Багдад призвал координировать с ним действия Турции. 29 июля премьер-министр Ирака Х.аль-Абади в своем заявлении выступил против проведения турецкой военной операции на севере страны. В его заявлении отмечается, что «Ирак и Турция являются братскими странами, но Турция должна уважать суверенитет Ирака». Х.аль-Абади призвал Анкару избегать дальнейшей эскалации и искать политического разрешения кризиса с РПК. Совет представителей (парламент) Ирака также потребовал от Турции прекратить бомбардировки иракской территории, которые «нанесли серьезный ущерб собственности граждан Ирака, а также привели к жертвам среди местного населения». Парламентарии предупредили, что продолжение подобных действий со стороны Турции «самым негативным образом скажется на отношениях между Багдадом и Анкарой».
В Анкаре же считают, что Турция действует в рамках международно права, нанося воздушные удары по позициям боевиков РПК в Ираке. В заявлении турецкого МИДа от 31 июля отмечается, что «для республики не представляется возможным принять или понять негативную реакции со стороны правительства Ирака, которое не способно контролировать собственную границу. Сколько бы Ирак ни обещал не допустить нападений с его территории на Турцию, очевидно, что он это обещание не смог выполнить, и большое число вооруженных боевиков РПК годами продолжают укрываться на его территории».
Участившиеся случаи гибели мирных жителей в результате турецких авиаударов на севере Ирака обеспокоили руководство иракской курдской автономии. Ее президент М.Барзани призвал РПК «ликвидировать свои базы и лагеря на территории Иракского Курдистана и вывести оттуда военизированные формирования», чтобы «мирные жители региона не становились жертвами конфликта» и «не давать повода Анкаре наносить удары по курдским районам». М.Барзани осудил Турцию за действия, которые приводят к гибели мирных граждан, призвал Анкару не повторять такие бомбардировки и решать проблемы с РПК мирным путем. Он также призвал обе стороны сконцентрироваться на борьбе против ИГ.
На севере Ирака, где против боевиков «Исламского государства» действуют преимущественно формирования курдских сил пешмерга, интенсивность боевых действий оставалась не очень высокой. Бои велись в основном позиционного характера, и заметных изменений на линии противостояния не произошло. Периодически курдские формирования пешмерга предпринимали локальные атаки на позиции боевиков ИГ с целью улучшения своих позиций и освободили от противника несколько деревень к югу от Киркука. Со своей стороны, силы джихадистов время от времени предпринимали атаки на позиции курдских подразделений.
Сложные, подчас конфликтные отношения существуют между курдскими силами пешмерга и отрядами шиитских ополченцев, действующих на севере Ирака.
Сирийские бойцы пешмерга, прошедшие обучение на территории Иракского Курдистана, возвращаются в Сирию для участия в борьбе против ИГ. Речь идет о сирийских курдах, не являющихся членами или сторонниками турецкой РПК и ее сирийского ответвления – Партии демократического союза (ПДС). С 2014 года до 5 тыс. из них прошли военную подготовку в иракской курдской автономии. В то же время местная курдская администрация на северо-востоке Сирии, возглавляемая ПДС, опровергла информацию о своем согласии на возвращение «независимых» сирийских курдских пешмерга. Вместе с тем, глава ПДС С.Муслим заявил 26 июля, что правительство Иракского Курдистана является главным сторонником и поставщиком оружия для курдских бойцов в Сирии.
В районе крупнейшего города на севере Ирака — Мосула – в прошедшем месяце бои не носили интенсивный характер. Командование иракской армии, курдских сил пешмерга и авиации международной коалиции создали совместный комитет для планирования операции по освобождению Мосула от боевиков ИГ. Сообщается, что 800 христиан-добровольцев вступили в шиитское ополчение для участия в операции по освобождению Мосула от джихадистов. Ими укомплектован христианский батальон «Вавилон», входящий в шиитское ополчение «Аль-Хашид аш-Шаабий» («Народная мобилизация»).
В июле ожесточенные бои велись в северной провинции Салах-эд-Дин, главным образом в районе города Байджи и прилегающего к нему нефтеперерабатывающего завода, а также в районе города Туз-Хурмату.
Боевики «Исламского государства» заметно активизировались в провинции Дияла к северо-востоку от Багдада. В начале июля ожесточенные бои происходили вблизи города Баакуба – административного центра региона. По оценке экспертов, это связано с убытием ряда частей иракской армии и шиитских ополченческих формирований в западную провинцию Анбар для участия в наступательной операции против джихадистов, а также на север – в соседнюю провинцию Салах-эд-Дин. Далеко не последнюю роль сыграла и политика притеснения местных суннитов, проводимая руководством провинции, во главе которой стоят представители радикальной шиитской «Организации аль-Бадр».
К северу от Багдада в мае бои по-прежнему велись главным образом вблизи города Самарра, где боевики ИГ неоднократно атаковали позиции правительственных войск и шиитских добровольческих отрядов.
В Ираке создана новая структура по защите Багдада от терроризма. Она образована в рамках национального антитеррористического центра с задачей воспрепятствования проникновения в город террористов и «обеспечения безопасности в самых напряженных районах иракской столицы». Сообщается, что все подразделения этой структуры «оснащены самым современным оружием и техникой, и уже приступили к выполнению своих обязанностей». Создание подобного формирования связано, в первую очередь, с приближением фронта борьбы с «Исламским государством» к столице. Кроме того, по признанию иракских военных, уровень безопасности в самом Багдаде с начала нынешнего года заметно снизился. В столице регулярно происходят теракты, ответственность за которые берет на себя ИГ. Вместе с тем, как считает глава комитета по обороне и безопасности иракского парламента Х.аз-Замили, «Багдад укреплен полностью, и ИГ не представляет угрозы для столицы, даже, несмотря на оккупацию Рамади и приближение отрядов экстремистов к столице». По словам парламентария, по периметру Багдада «размещены тысячи иракских военнослужащих, которые не допустят проникновения боевиков в главный город страны». Х.аз-Замили, однако, не стал отрицать наличие «уязвимых участков» в системе обороны Багдада, как и существования «спящих ячеек», поддерживающих ИГ, в самой столице.
28 июля в Багдаде неизвестными лицами был похищен лидер иракской партии «Хизбалла» А.аз-Захра Джазаири.
Активные боевые действия велись к западу от столицы. Формирования боевиков приблизились в начале июля к нескольким городам в провинции Бабиль (Вавилон) южнее Багдада.
Главные военные события в Ираке в прошедшем месяце по-прежнему происходили в западной провинции Анбар. В начале июля иракская армия и ополченцы отразили наступление формирований ИГ на город Эль-Хадита и находящуюся на его окраине плотину на реке Евфрат. Комплекс плотины близ Эль-Хадиты включает шесть электростанций, обеспечивающих электроэнергией значительную часть провинции Анбар.
7 июля армия совместно с силами ополчения начала операцию по освобождению от боевиков ИГ Эль-Фаллуджи. В первые дни боев проправительственные силы смогли занять окрестности города. Кроме того, военным и ополченцам удалось перекрыть шоссе, которое соединяет Эль-Фаллуджу с Рамади. Одновременно ожесточенные бои развернулись за стратегический район Эль-Карама к востоку от Рамади. Боевики ИГ заминировали большую часть общественных зданий в Эль-Фаллудже. В городе находятся около 1000 боевиков ИГ, которые насильно удерживают в центре Эль-Фаллуджи более 4 тыс. семей местных жителей. Горожане находятся в полной изоляции и используются исламистами в качестве «живого щита», чтобы не допустить продвижения правительственных сил в центр Эль-Фаллуджи. Иракская армия установила «коридор безопасности» для жителей Эль-Фаллуджи, в массовом порядке бегущих из него после начала массированного наступления на позиции боевиков. Жители сотнями выходят из города, даже, несмотря на то, что «боевики пытаются удержать их насильно, открывая огонь по покидающим Эль-Фаллуджу людям».
Пусть медленно, но продолжается процесс присоединения суннитских племен в Анбаре к частям правительственных войск, ведущих борьбу с боевиками ИГ в регионе. Так, в первые дни июля свыше 500 бойцов из местных суннитских племен присоединились к частям регулярной армии и отрядам шиитских ополченцев. Предварительно в течение нескольких недель проходили обучение на военной базе Эль-Хаббания. Всего, как сообщается, набрано примерно 6 тыс. добровольцев из представителей суннитских племен провинции.
На встречах вождей суннитских племен из Анбара, проходивших в июле в столице Иордании Аммане, вожди племен Аль-Бу Нимр, Аль-Бу Фахд, Аль-Джагхафа, Аль-Убейд, Аль-Бу Махалль и Кабиссат призвали суннитов воевать на стороне иракской армии против боевиков ИГ. По имеющейся информации, бойцы из племени Аль-Джагхафа уже сражаются вместе с военными в районе города Эль-Хадита.
Посольство США в Багдаде «потребовало от иракского Министерства обороны заморозить до максимально возможной степени участие отрядов шиитской милиции в операции по освобождению провинции Анбар». Американская сторона, как отмечают дипломаты, «не сможет принять, чтобы освобождение Анбара стало «иранской военной операцией»», как это уже случалось при изгнании боевиков ИГ из Тикрита. Представители Вашингтона предложили, чтобы «на острие боевых действий в Анбаре» выступали отряды местного народного ополчения, составленного преимущественно из суннитских племен, населяющих провинцию. При согласии Багдада, США обещают «более существенную поддержку в подготовке и экипировке бойцов суннитского ополчения».
13 июля правительство Ирака объявило о начале широкомасштабной военной операции по освобождению западной провинции Анбар от вооруженных формирований «Исламского государства». В наступлении вместе с армией участвуют отряды шиитского ополчения и некоторых местных суннитских племен. Действия наземных сил активно поддерживают иракские ВВС, в том числе недавно полученные из США четыре истребителя F-16. Значительную помощь иракским силам оказывает авиация международной коалиции во главе с США, значительно усилившая воздушные удары по боевикам ИГ в провинции. Основные бои развернулись в районе крупнейших городов Анбара – Рамади (административный центр региона) и Эль-Фаллужда, которые до конца июля продолжали находиться в руках противника. В то же время иракское командование сообщило об освобождении от боевиков из целого ряда населенных пунктов в различных районах провинции.
15 июля боевики «Исламского государства» предприняли внезапную атаку на северные пригороды Багдада, что совпало по времени с началом наступления иракской армии на позиции экстремистов в Анбаре. В боях против иракских военных и ополченцев в провинции Анбар боевики ИГ широко используют автомобили, начиненные взрывчаткой, и управляемые водителями-смертниками.
Власти Ирака 16 июля закрыли КПП «Трибиль» в провинции Анбар на границе с Иорданией. Перевозка всех товаров, поставляемых из Иордании, временно будет осуществляться через саудовско-иракский КПП «Арар». Отметим, что «Трибиль» — это единственный погранпереход между Ираком и Иорданией. Ежедневно через него перевозились сотни тонн товаров, а также нефтепродукты.
23 июля иракское военное командование объявило об окончании первого этапа военной операции по освобождению провинции Анбар от формирований ИГ. По словам министра обороны страны Х.аль-Обейди, успех начальной фазы армейской операции в Анбаре состоит в том, что «объединенные правительственные силы вошли в предместья административного центра провинции — города Рамади». Х.ль-Обейди пояснил, что второй этап, который «начнется в ближайшее время» будет заключаться «в штурме столицы провинции».
В последние дни июля иракская армия и ополченческие формирования остановили наступление на Рамади и Эль-Фаллуджу в силу чрезвычайно сильной жары.
В минувшем месяце крупных изменений на фронтах боевых действий в Ираке не произошло. По состоянию на конец июля на севере страны линия соприкосновения между курдскими силами пешмерга и вооруженными формированиями боевиков ИГ по-прежнему проходила в районе горной местности Синджар, севернее Мосула, южнее Мосульской ГЭС, вблизи города Таль-Афар, западнее города Киркук, вблизи города Ар-Рабиа. В июле курдские силы освободили от боевиков несколько деревень, улучшив свои позиции. В северной провинции Салах-эд-Дин бои велись главным образом западнее и севернее Тикрита, в районе города Байджи и к северо-западу от него, а также вблизи города Самарра. На западе, в провинции Анбар военные действия велись преимущественно в районе городов Рамади, Эль-Фаллуджа, Эль-Хадита, Эль-Карама и Эс-Саклавия. На подступах к Багдаду бои, как и прежде, ведутся в районе городов Эт-Таджи, Эль-Юсифия, Балад и Машхада. В июле боевики ИГ активизировали свои действия в северных районах провинции Бабиль к югу от столицы.
Активно продолжают действовать иракские ВВС. В июле наиболее интенсивно авиация правительственных войск действовала в провинции Анбар, Салах-эд-Дин и Дияла. Вместе с тем, имеются случаи нанесения ударов иракскими летчиками по мирным гражданам. Так, в ходе авианалета на Эль-Фаллуджу 4 июля были убиты 36 мирных жителей, а еще несколько десятком человек получили ранения. Около 50 мирных жителей погибли в результате атаки с воздуха иракских ВВС на Рамади 5 июля. Военная прокуратура Ирака ведет расследование фактов гибели мирных жителей во время бомбардировок.
Заметную, а на некоторых участках важную роль в боевых действиях против боевиков «Исламского государства» играет авиация США и их западных союзников. В нанесении ракетно-бомбовых ударов по боевикам «Исламского государства» на иракской территории принимают участие самолеты США, Великобритании, Франции, Австралии, Дании, Бельгии, Нидерландов, Канады и Иордании.
В июле авиация международной коалиции наносила удары преимущественно по живой силе боевиков, учебно-тренировочным лагерям, артиллерийским позициям, бронетехнике и командным пунктам. Удары наносились на севере страны по району Мосула, по горной местности Синджар, вблизи городов Талль-Афар, Хувейджа и Киркук; по различным целям в провинции Анбар (районы городов Рамади, Эль-Фаллуджа, Эр-Рутба, Хит, Эль-Каим, Махмур, Багдади, Хаббания, Эль-Хадита, Рава и Аль-Асад); в районе городов Байджи и Туз-Хурмату в провинции Салах-эд-Дин. В боевых действиях участвуют как пилотируемые самолеты, так и ударные беспилотные летательные аппараты. Всего с 8 августа 2014 года по 31 июля 2015 года авиация США и их союзников по международной коалиции нанесла по позициям и объектам боевиков «Исламского государства» в Ираке 2886 ударов, в том числе в июле – 471 (в июне — 409 ударов). Таким образом, в минувшем месяце число авиаударов по территории Ирака возросло на 15 процентов. Для сравнения отметим, что в июле авиация Соединенных Штатов, Канады и их арабских союзников нанесла по боевикам ИГ и их объектам на территории Сирии 369 ударов (в июне – 211 ударов). В минувшем месяце наиболее интенсивно авиаудары наносились по целям противника в районе городов Рамади (96 ударов), Мосул (54), Синджар (51), Эль-Фаллуджа (42) и Махмур (40).
По оценке американских военных, «вполне очевидно, что авиаудары США могут обеспечить эффективную ближнюю авиационную поддержку в экстренных ситуациях и в иракском наступлении, но эта эффективность самым тесным образом связана с эффективностью иракских сухопутных войск и прогрессом в их восстановлении».
Правительство Ирака продолжает прилагать значительные усилия по восстановлению армии и повышению ее боеспособности с целью достижения успехов в противостоянии с вооруженными противниками режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В этом вопросе основной упор делается на получение необходимой помощи из-за рубежа.
Глава иракского правительства Х.аль-Абади считает, что «несмотря на то, что армия и силы безопасности всё ещё нуждаются в опыте и тренировке, они действуют слажено и эффективно».
Наиболее масштабную военную помощь Ирак получает из США, которые остаются главным поставщиком вооружения и военной техники иракским вооруженным силам. Американцы направили в Ирак большую группу военных советников и инструкторов для обучения местных военнослужащих. В то же время премьер-министр Ирака Х.аль-Абади в ходе встречи в Багдаде с главой Объединенного центрального командования (ОЦК) ВС США генералом Л. Остином призвал Соединенные Штаты увеличить военную помощь Ираку в борьбе с ИГ.
Руководство иракской курдской автономии прилагает активные и настойчивые усилия с целью получения возможно большего количества оружия и военной техники для формирований пешмерга.
США активизируют нанесение ударов с воздуха по живой силе и технике «Исламского государства» в Сирии и подготовку сил безопасности в Ираке, заявил 6 июля президент Б.Обама по завершении совещания в Пентагоне со своими советниками по национальной безопасности, посвященного борьбе с ИГ. На вопрос, намерены ли США увеличивать число военнослужащих, направленных в Ирак в целях подготовки местных сил безопасности для борьбы с ИГ, Обама ответил отрицательно. «В настоящее время нет планов делать это». США «хотят подготовить местные силы безопасности, которые смогут поддерживать прогресс» в борьбе с ИГ.
Б.Обама заявил 21 июля: «Я твердо убежден, что США не следует втягиваться в еще одну крупную наземную войну на Ближнем Востоке. Это плохо для нашей национальной безопасности, для наших военных. Но что мы можем сделать, и мы это делаем, это наносить удары по ИГ с воздуха — более 5 тыс. авиаударов к настоящему моменту. Недавние потери на поле боя показали, что ИГ можно победить. Мы далеки от завершения, это долгая кампания, на которую потребуется время. Но я не сомневаюсь, что мы окончательно ликвидируем эту варварскую, террористическую организацию».
18 июля Багдад посетил глава Комитета начальников штабов ВС США генерал М.Демпси, обсудивший с иракским военно-политическим руководством ситуацию в стране и вопросы борьбы с «Исламским государством».
23 июля в Ирак с неожиданным визитом прибыл министр обороны США Э.Картер. В Багдаде он обсудил с иракским руководством вопросы сотрудничества в военной сфере и, главным образом, противодействия «Исламскому государству», «чтобы из первых рук получить информацию относительно кампании по борьбе с ИГ». Это первый визит Э.Картера в Ирак после того, как в феврале этого года он вступил в должность министра обороны. Глава Пентагона встретился не только с высшими командирами иракской армии, но и с политическими лидерами страны, включая главу правительства Х.аль-Абади. 24 июля Э.Картер посетил Эрбиль для переговоров с главой иракской курдской автономии М.Барзани и другими курдскими чиновниками «касательно последних событий в войне против ИГ».
В июле в боях против джихадистов «Исламского государства» впервые приняли участие 3 тыс. иракских военнослужащих, подготовленных американскими и другими иностранными военными инструкторами. К отправке на фронт готовы еще 9 тыс. человек, подготовленных иностранными военными.
В Ирак в июле была доставлена партия из четырех американских тактических истребителей F-16 Блок 52. Самолеты базируются на авиабазе Балад недалеко от Багдада. Всего иракское правительство заказало в США 36 истребителей этого типа. Кроме того, в минувшем месяце из США были поставлены 30 автомобилей с повышенной противоминной защитой.
Вице-президент США Дж.Байден и премьер-министр Ирака Х.аль-Абади назвали поставку истребителей F-16 «важной вехой двустороннего сотрудничества». В то же время руководство курдских сил пешмерга заявило, что курды обеспокоены поставкой F-16. «Курды боятся, что Багдад применит истребители против меньшинств в стране, в том числе против курдов». Со своей стороны, командующий иракских ВВС генерал А.М.Амин заявил: «Курдистан является частью Ирака и его воздушное пространство является воздушным пространством Ирака, но F-16 не будут входить в курдское воздушное пространство».
В конце июля министр обороны Ирака Х.аль-Обейди посетил с официальным визитом Россию. 30 июля в Санкт-Петербурге директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России А.Фомин и Х.аль-Обейди подписали протокол по итогам второго заседания российско-иракской комиссии по ВТС. По итогам визита в Россию иракский министр заявил: «В сегодняшних боях это оружие (российское-авт.) стало самым эффективным. Я знаю, что американская сторона не может поставлять подобное оружие, а, как гласит наша поговорка, «мы – купцы», и туда, где нужный товар есть, мы идем и покупаем его». По словам Х.аль-Обейди, он «обнаружил серьезный настрой и готовность российской стороны оказывать помощь Ираку во всех сферах». Министр отметил, что для Ирака сейчас крайне важно в короткие сроки оснастить армию, которая нуждается в необходимом вооружении. «Россия готова поставить в Ирак все, что у нее есть в арсеналах из вооружений и техники. И в свете этих заверений мы надеемся, что сможем получить обещанное вооружение».
Наибольшее количество вооружений и военной техники в 2014 году предприятия «Ростеха» поставили в Индию (25% от общего количества), Китай и Ирак (по 22%).
В начале июля Ирак получил из России еще одну партию вертолетов: 4 ударных Ми-35М и 4 многоцелевых Ми-171.
Страны НАТО согласовали программу помощи Ираку, предусматривающую меры по усилению обороноспособности страны, сообщил 31 июля генеральный секретарь Североатлантического альянса Й.Столтенберг. Он подчеркнул, что программа разработана по просьбе Ирака и в сотрудничестве с иракскими властями. «Этот пакет включает меры поддержки в семи приоритетных сферах: консультации по реформе сектора безопасности, борьба с самодельными взрывными устройствами, обезвреживание боеприпасов и разминирование, военно-гражданское планирование, кибер-защита, военная медицина и медицинская помощь, военная подготовка, гражданское чрезвычайное планирование». По словам Й.Столтенберга, «теперь эксперты НАТО и Ирака будут работать над деталями программ по обучению, которое будет проводиться в Турции и Иордании».
110 итальянских военных инструкторов прибудут в Ирак для подготовки иракских военнослужащих в сфере ведения ближнего боя. Об этом сообщили по итогам переговоров в Багдаде министров обороны двух стран Х.аль-Обейди и Р.Пинотти.
9 июля премьер-министр Великобритании Д.Кэмерон дал разрешение подразделению специального назначения SAS совершать глубокие рейды на территорию Ирака и Сирии с целью противодействия ИГ.
Министерство обороны Эстонии направило в Ирак неиспользуемое оружие и боеприпасы для борьбы с ИГ. Иракской стороне передано 12 минометов калибра 120 мм, 140 пулеметов РПД, 66 автоматов АК-56 производства КНР, 44 автомата АКМС производства Румынии, 230 пистолетов TT с 21 тыс. патронов.
Министерство обороны Чехии бесплатно отправит в Ирак 260 т боеприпасов.
Глава ОЦК ВС США генерал Л.Остин в сопровождении посла США в Ираке С.Джонса 29 июля встретился в Эрбиле с президентом иракской курдской автономии М.Барзани. Генерал подчеркнул жизненно важную роль курдских сил пешмерга в войне против ИГ, и заявил, что «армия США будет поддерживать каждый шаг пешмерга на этом пути»
Финляндия направила в Ирак 47 военных инструкторов, которые займутся подготовкой курдских сил пешмерга.
123 высших офицера внутренних войск и органов внутренних дел Ирака указом главы МВД отправлены на пенсию. В числе уволенных — заместитель министра по вопросам безопасности генерал Х.Саид. В указе отмечается, что офицеры отправлены на пенсию «по собственному желанию и в соответствии с законом об увольнении из службы безопасности страны», согласно которому военнослужащий может быть уволен из рядов внутренних войск по собственному желанию сразу же после присвоения ему очередного звания.
Продолжается рекрутирование и подготовка бойцов шиитских ополченческих формирования «Народной мобилизации» укомплектованы людьми почти полностью, насчитывают около 100 тыс. человек и находятся на полном государственном обеспечении.

Вместе с тем, отношения между правительством и шиитскими ополченцами не всегда носят «мирный» характер. Свидетельством тому стала перестрелка между полицией и бойцами «Народной мобилизации», произошедшая 9 июля в Багдаде.

Военная активность шиитского ополчения побудила спикера парламента Ирака С.аль-Джубури (суннита) высказать свои опасения по поводу их роли в будущем страны. С.аль-Джубури предположил, что группы боевиков, борющиеся вместе с иракской армией против ИГ, могут представлять серьезную угрозу для Ирака после окончания этого противостояния. По его словам, «этап, который наступит после победы над ИГ, будет еще одной проблемой для Ирака, поскольку шиитские боевики получили большое количество стандартного и тяжелого вооружения, и это является угрозой для Ирака».

В документе ООН о ситуации в Ираке приводятся сведения о нарушениях, совершенных иракскими силами безопасности и связанными с ними группами в ходе боевых действий, включая авиаудары и артиллерийские обстрелы. Как считают в ООН, «в некоторых случаях эти силы, возможно, не соблюдали принцип пропорциональности и не принимали мер предосторожности в целях защиты гражданского населения от последствий атак. В частности, некоторые из связанных с правительственными силами групп, по сообщениям, осуществляли нападения на гражданских лиц, которых они считали сторонниками ИГ».

«В районах вооруженных столкновений между иракской армией и ИГ существует реальная опасность возникновения эпидемий из-за множества трупов, оставленных после боев на открытой местности», — предупредил иракское правительство Международный комитет Красного креста (МККК). Положение усугубляется тем, что в июле в Ираке установилась экстремальная жара — температура воздуха достигает 50 градусов выше нуля, что значительно увеличивает возможность возникновения и молниеносного распространения эпидемий. В этой связи МККК обратился к командованию иракских войск и сил безопасности без промедления проводить погребение трупов боевиков ИГ, убитых в военных операциях, которые проводит армия Ирака. Это, в первую очередь, относится к районам боевых действий близ Рамади и Эль-Фаллуджи.

Спустя год после начала наступления боевиков «Исламского государства» треть территории Ирака по-прежнему остается под контролем этой террористической группировки, «несмотря на работу сил безопасности страны, добровольцев и международной коалиции», сообщил 22 июля представитель генсека ООН по Ираку Я.Кубиш.

Президент США Б.Обама 6 июля в очередной раз предупредил, что кампания противодействия экстремистам «не будет быстрой». Речь идет о «долгосрочной кампании». По словам главы Белого дома, военные действия против ИГ показали, что ее «стратегические слабости являются подлинными. Группировку можно отбрасывать назад».

Начальник штаба сухопутных войск генерал Р.Одьерно считает, что борьба против ИГ может длиться «от 10 до 20 лет, а не два года», а победа над джихадистами не может быть достигнута только военными средствами.

По данным ООН тех, кого экстремисты из ИГ считают противниками своей идеологии или сторонниками иракского правительства подвергаются «систематическим преследованиям, похищениям и убийствам». Не прекращаются также репрессии в отношении этнических и религиозных общин. Экстремисты удерживают около 3,5 тыс. представителей общины курдов-езидов, которые на ежедневной основе подвергаются физическому и сексуальному насилию. «Эти действия, судя по всему, представляют собой часть политики, направленной на подавление, изгнание и разрушение многих из этих общин на территориях, контролируемых ИГ». Имеются свидетельства принудительного рекрутирования местных жителей, включая детей, в вооруженные отряды джихадистов. Такая практика продолжается, в частности, в провинциях Анбар и Найнава. Некоторых детей перевозят в тренировочные лагеря на территории Сирии, где их учат обращаться с оружием. По информации губернатора провинции Найнава У.ан-Нуджаифи, в июле в Мосуле боевики ИГ казнили, по меньшей мере, 120 человек и взяли в плен еще свыше 350 человек.

Экстремисты из «Исламского государства» не прекращают уничтожать в Ираке культурные и религиозные ценности, дома, где проживают иракские христиане. В июле джихадисты взорвали крупнейшее спортивное сооружение в провинции Анбар – олимпийский стадион в Рамади.

В прошедшем месяце в Ираке на высоком уровне сохранялась террористическая активность боевиков различных экстремистских группировок. Наиболее крупные теракты с большими человеческими жертвами были совершены 4, 6, 8, 12, 14, 17, 21, 22, 25, 27 и 29 июля. В городе Бани-Саад в провинции Дияла северо-восточнее Багдада 17 июля был совершен крупнейший в этом году теракт, в результате которого погибли примерно 120 человек, а до 170 человек получили ранения. Ответственность за это преступление взяли на себя экстремисты из ИГ.

По информации Миссии ООН по оказанию содействия Ираку (МООНСИ), в июле в стране погибли 1332 человека, еще 2108 человек получили ранения в результате террористических актов, насилия и вооруженных столкновений (в июне – погибло 1466 человек, а 1687 человек получили ранения). Число погибших мирных граждан составило 817 человек, а число раненых и пострадавших – 1578 (в июне — 665 убитых и 1032 раненых). Потери среди силовиков составили 515 человек убитыми и 530 – ранеными (в июне – 801 убитый и 655 раненых). Наибольше число жертв среди гражданского населения по-прежнему приходится на Багдад и окрестности столицы – 335 убитых и 756 раненых (в июне – 324 убитых и 650 раненых). За столичным регионом следует провинция Дияла, где были убиты 170 человек, а ранения получили 284 человека (в июне — 87 убитых и 157 раненых). МООНСИ также сообщила, что в провинции Анбар, по ее данным, погибли 147 гражданских лиц, а ранения получили 453 человека (в июне — 136 убитых и 163 раненых). Специалисты МООНСИ подчеркивают, что приведенные в отчете данные «должны рассматриваться как минимальные, учитывая сложности, с которыми сталкивается миссия при получении доступа к зонам конфликта».

Жители Ирака вынуждены обращаться за помощью к ИГ из-за того, что ООН сворачивает гуманитарную деятельность в стране вследствие нехватки денег, заявил спецпредставитель генсека ООН по Ираку Я.Кубиш. Если ситуация не изменится, в ближайшие недели закроются около 80 медицинских учреждений. «Уже сокращены продовольственные пайки и планируется прекращение многих жизненно необходимых программ». По данным ООН, в срочной гуманитарной помощи на сегодняшний день нуждаются, по меньшей мере, 8,2 млн человек, то есть около четверти населения Ирака. Кроме того, в стране насчитываются примерно 3 млн внутренне перемещенных лиц. Плохой доступ людей к гуманитарной поддержке является очень серьезной проблемой при оказании помощи. В связи с этим является приоритетным решение вопроса доступа людей из труднодоступных регионов к продуктам питания, гигиены и лекарствам. Если ситуация не изменится, то в ближайшие месяцы свои дома будут вынуждены покинуть еще примерно 1 млн человек. При этом в Ираке продолжают находиться почти 300 тыс. беженцев из других стран, главным образом из Сирии. В этой связи в Багдаде «совершенно не удовлетворены» объемом финансовой помощи, поступающей от международного сообщества. Так, на недавней встрече в Брюсселе иракцы «просили определенную сумму денег (около 500 млн долларов), но получили всего 9% процентов от нее».

Таким образом, положение дел в сфере безопасности в Ираке в июле 2015 года продолжало характеризоваться повышенной сложностью и нестабильностью, что, в первую очередь, связано с продолжающимися военными действиями в различных регионах страны, главным образом в провинциях Анбар и Салах-эд-Дин.

Внутриполитическая ситуация в Ираке в июле 2015 года оставалась очень сложной. Между основными национальными и конфессиональными группами населения страны сохраняются напряженные отношения и глубокое взаимное недоверие, что зачастую переходит в открытую враждебность. В то же время процесс налаживания продуктивного, конструктивного диалога между ведущими иракскими политическими силами с целью достижения национального примирения должного развития не получает, что существенным образом препятствует мобилизации усилий на борьбу с «Исламским государством».

Серьезные разногласия по целому ряду вопросов сохраняются между властями Иракского Курдистана и федеральным правительством в Багдаде.

Министр высшего образования и научных исследований Ирака Х.аш-Шахристани заявил 27 июля, что споры между Эрбилем и Багдадом не ограничиваются исключительно экспортом нефти. «Пешмерга заняли некоторые районы в Киркуке и провинции Найнава, которые до прошлого года были под контролем иракского правительства. В этих областях есть нефтяные месторождения, которые ранее контролировала Иракская Северная нефтяная компания, а в настоящее время курды перевозят добываемую там нефть в Курдистан». Х.аш-Шахристани считает, что этот вопрос может быть решен на основании статьи 140 конституции Ирака. В ней говорится, что области, на которые претендуют и курдская автономия, и иракское центральное правительство, должны стать предметом референдума, который определит их будущее управление. Министр отметил, что другими важными нерешенными вопросами являются границы Курдистана, пограничные пункты, таможенные доходы и предоставление виз иностранцам.

Иракский Курдистан начал продажу нефти на экспорт независимо от правительства Ирака. Курды отправляют около 600 тыс. баррелей в день со своих месторождений. «С 1 июля наш экспорт (нефти-авт.) стал независимым. Это не значит, что исключены переговоры или взаимопонимание (с иракскими властями-авт.). Любая новая сделка должна быть заключена на взаимовыгодной основе». Решение о самостоятельной продаже нефти, которое приняла администрация курдской автономии, не что иное, как ее очередная попытка добиться независимости Курдистана, считают в Багдаде.

Следующим шагом в обретении финансовой независимости от центрального правительства стало утверждение властями курдского региона плана по продаже облигаций на сумму в 5 млрд долларов для покрытия расходов на реализацию инфраструктурных проектов. Первый выпуск может составить 2 млрд долларов.

Во время визита в Киркук 8 июля президент иракской курдской автономии М.Барзани подчеркнул, что Киркук является курдским городом. Он указал, что у международного сообщества в настоящее время меньше возражений против отделения Курдистана от Ирака. М.Барзани считает, что курдскому региональному правительству необходимо рассмотреть вопрос о создании независимой экономики в автономии, так как центральное правительство Ирака не в состоянии решить текущие проблемы между Багдадом и Эрбилем.

Не ослабевают сепаратистские тенденции и у ряда видных суннитских политиков. Так, комментируя возможность создания нескольких регионов в Ираке, спикер иракского парламента С.аль-Джубури сказал, что сунниты не против данной идеи, но «это должно быть сделано в рамках мирного процесса без кровопролития и насилия. Идея разделения страны на регионы должна быть поддержана в первую очередь народом».

Контракт на строительство газопровода из Ирана в Ирак стоимостью 2,3 млрд долларов подписан 13 июля иранскими компаниями. Общая протяженность газопровода составит свыше 1300 км. «Он рассматривается руководством газовой отрасли Ирана как перспективный канал для экспортных поставок иранского газа в Ирак и дальше в Европу». Газопровод, получивший название ИГАТ-6, возьмет свое начало от богатейшего иранского нефтегазового месторождения «Южный Парс». Контракт предусматривает прокладку 590 км газопровода до границы с Ираком и строительство в течение двух лет пяти газоперекачивающих станций. Экспорт иранского газа иракским потребителям планируется осуществлять по двум газопроводам, идущим от ирано-иракской границы вглубь Ирака к Багдаду и Басре.

Международный валютный фонд принял решение о предоставлении Ираку финансовой помощи в размере 1,24 млрд долларов. Деньги предоставляются для улучшения экономической ситуации в стране, которая пострадала от противостояния боевикам ИГ и падения цен на нефть. «Средства МВФ также будут направлены на поддержку проводимой властями Ирака экономической программы, которая включает меры бюджетного регулирования и структурные реформы».

31 июля в Багдаде недалеко от «зеленой зоны», где расположены основные госучреждения и многие иностранные дипмиссии, прошла демонстрация жителей города, протестовавших против перебоев в снабжении водой и электричеством, повсеместной коррупции в госаппарате.

Таким образом, в июле 2015 года в Ираке сохранялась сложная внутриполитическая обстановка. Серьезные противоречия между различными политическими силами страны по-прежнему остаются главным препятствием на пути преодоления затянувшегося системного кризиса в Ираке.

В июле 2015 года правительство Ирака и власти иракской курдской автономии в своей внешнеполитической деятельности продолжали курс на получение зарубежной политической поддержки и масштабной разнообразной помощи, главным образом военно-технической и военной, необходимой для противостояния боевикам «Исламского государства» и улучшения экономической и социальной ситуации в стране. Повышенное внимание в Багдаде уделяли отношениям с соседними государствами. Активные контакты поддерживались с Соединенными Штатами.

Вице-президент США Дж.Байден и премьер-министр Ирака Х.аль-Абади 2 июля в ходе телефонного разговора обсудили борьбу с «Исламским государством». При этом «вице-президент вновь заявил о полной поддержке США усилий иракского правительства по противодействию ИГ, включая мобилизацию вооруженных формирований местных племен». Дж.Байден высоко оценил вклад в борьбу против ИГ этих бойцов и военных советников США.

14 июля министр иностранных дел Ирака И.аль-Джаафари посетил с визитом Турцию. По итогам переговоров в Анкаре с турецкими руководителями иракский министр заявил, что ИГ представляет общую для Ирака и Турции опасность, и Ирак ждет от Турции «поддержки в военной сфере». Говоря о деятельности «Исламского государства» в Сирии, И.аль-Джаафари отметил, что группировка «получает выгоду от продолжающегося уже пять лет поиска военного решения проблемы». По его мнению, «возможно, откроются и новые фронты. Нам нужно найти реалистичный путь решения проблемы. Нужно прекратить разногласия между различными группами (в Сирии-авт.)». Со своей стороны, глава турецкого МИДа М.Чавушоглу, отметил, что Турция «продолжит военную помощь и поддержку Ираку», подчеркнув, что Анкара «продолжит поддерживать меры по борьбе с ИГ как на двусторонней основе, с Ираком, так и в рамках международной коалиции». Вместе с тем, как уже говорилось выше, иракское правительство осудило удары турецких вооруженных сил по целям РПК на севере Ирака, начавшиеся в конце июля, и потребовало их прекращения.

В Багдаде положительно оценили соглашение по иранскому атому, подписанное 14 июля в Вене. Премьер-министр Ирака Х.аль-Абади заявил, что этот документ «положит конец конфликту в регионе». Глава иракского МИДа И.аль-Джаафари подчеркнул, что Ирак оценивает соглашение по иранской ядерной программе как положительный вклад в дело создания здоровой и конструктивной атмосферы на Ближнем Востоке.

Министр иностранных дел Ирана М.Д.Зариф, посетивший 27 июля Багдад, заявил: «Иран начал новый диалог с Ираком, который может рассматриваться в качестве основы для отношений со всеми другими соседями по региону. Этот диалог между Ираном и Ираком построен на отношениях дружбы и братства перед лицом общих угроз, таких как терроризм и экстремизм». М.Д.Зариф подтвердил поддержку Ираном иракского правительства и народа в борьбе против терроризма.

Президент США Б.Обама заявил 15 июля, что Вашингтон намерен добиваться от Тегерана «большего сотрудничества» в решении проблем в Сирии и Ираке.

Бывший глава правительства, а ныне один из вице-президентов Ирака Н.аль-Малики 23 июля сделал заявление, в котором призвал установить международный протекторат над Саудовской Аравией, «как распространителем и спонсором исламизма». Высшие руководители Ирака дистанцировались от этого заявления. Было подчеркнуто, что это высказывание является мнением лично Н.аль-Малики и не выражает официальную позицию иракского президента.

Активную внешнеполитическую деятельность ведет руководство иракской курдской автономии.

Президент Иракского Курдистана М.Барзани 19 июля встретился в Эрбиле с катарской государственной делегации во главе с министром иностранных дел эмирата Х.аль-Атыйя. Катарский министр выразил желание своей страны повысить уровень экономического и инвестиционного сотрудничества с курдской автономией. Центральное правительство Ирака выразило обеспокоенность по поводу того, что катарские представители совершили поездку в Эрбиль, без предварительного посещения Багдада. По мнению иракского правительства, Х.аль-Атыйя «нарушил дипломатический протокол, посетив Эрбиль напрямую, как независимое государство».

28 июля министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер провел телефонный разговор с М.Барзани. По его итогам было сообщено, что стороны «были едины во мнении», что Турция и РПК должны вернуться за стол переговоров.

Армения приняла решение об открытии своего генерального консульства в Эрбиле.

Таким образом, в июле 2015 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться очень сложной и нестабильной. В стране ведутся боевые действия правительственных войск, шиитских и суннитских ополченцев, курдских сил пешмерга с вооруженными формированиями экстремистов из «Исламского государства». Активно действовала против сил ИГ авиация международной коалиции во главе с США. Военная обстановка в июле обострилась после начавшихся бомбардировок турецкой авиацией объектов и баз РПК на севере Ирака. Серьезные, принципиальные противоречия между основными политическими силами Ирака остаются не преодоленными, что самым негативным образом сказывается на объединении усилий для отпора угрозе со стороны экстремистов из «Исламского государства».

44.95MB | MySQL:119 | 1,245sec