Пакистан — Китай: «железные братья» и уйгурские боевики

«Железные братья» — новое  выражение в дипломатической лексике лидеров Китая и Пакистана появилось относительно недавно. Прежний афоризм звучал  примерно так — «всепогодные  друзья».

3 сентября  2015 г. в  Пекине прошел военный парад, посвященный 70-летию Победы во Второй мировой войне и войне сопротивления китайского народа японским захватчикам. По приглашению председателя КНР Си Цзиньпина участие в торжествах в числе других 17-и глав государств принял президент Исламской Республики Пакистан (ИРП) Мамнун Хусейн. 75 военнослужащих  трех родов войск федеральной армии Пакистана прошли парадным маршем по площади Тяньаньмэнь.

Пекин и Исламабад в 2015 г. переживают очередной подъем  двусторонних отношений. В марте с.г.  во время визита главы КНР в Исламабад  стороны заключили десятки торговых, экономических, военно-технических, инвестиционных  и иных контрактов на сумму 46 млрд долларов.  Договорились о возрождении Шелкового пути, совместном развитии космических исследований и т.д.  Но одна тема омрачает  стабильно развивающиеся двусторонние  отношения —  уйгурские боевики  Исламского движения Восточного Туркестана (ИДВТ), также известного под названием Исламская партия Туркестана.  Уйгурские боевики  призывают к выходу из состава КНР и созданию  независимого государства Восточный Туркестан.
Начиная с конца 90-х годов ХХ в. власти Китая обвиняют группировку ИДВТ в разжигании беспорядков в западном регионе, Синьцзяне, в непосредственной близости  к границе с Пакистаном. В первой декаде ХХI века сепаратисты (так их называют в Пекине) совершили серию дерзких вылазок уже в центральных районах страны. В октябре 2013 г. ИДВТ взяло ответственность за теракт на площади Тяньаньмэнь в Пекине,  результатом которого были жертвы среди гражданского населения.

В  последние три десятилетия военные конфликты в  Афганистане, Пакистане и Иране оказали значительное влияние на  китайских мусульман.  Многие из них стали придерживаться  радикальных взглядов,  разделять  идеалы экстремизма под флагом ислама. Власти Пекина жестко пресекали попытки сепаратистов активизировать свою деятельность.  Например, в 2014  г.  более 700 террористов были осуждены.

Тысячи уйгуров бежали из Китая в соседние Афганистан и Пакистан, далее направляясь в  Казахстан, Турцию, Вьетнам, Лаос, Таиланд, Мьянму, кто навсегда, кто, получив навыки подрывной деятельности, возвращался в Китай.  Многие из них переходили границу с Пакистаном, на Территорию племен федерального управления (ТПФУ). В течение многих лет  регион АфПака  был прибежищем « Аль-Каиды», иностранных боевиков из стран Ближнего и Среднего Востока,  Юго-Восточной Азии, Центральной Азии и т.д.  Афганские талибы  и пакистанские боевики, начиная с 2000-х годов, активно  обучали китайских уйгуров  на своих тренировочных базах, которые рассматривали их как плацдарм будущих актов против Китая.  Позднее, согласно  пакистанским и китайским СМИ, уйгурские  боевики обустроили собственные места укрытий  в  Пакистане и Афганистане.  Позднее, в Турции, например,  они также проходили обучение наравне со сторонниками «Исламского государства» из Сирии и Ирака, и возвращались в Китай, активно участвовали в террористической деятельности. Подобное попустительство Анкары, естественно,  вызывало раздражение у Пекина. 

В прошлые годы  часть лидеров Исламской партии Туркестана (ИПТ) занимали руководящие посты в «Аль-Каиде». Абдул Хак аль-Туркестани, бывший лидер ИПТ входил в состав Шуры Меджлиса «Аль-Каиды»  или исполнительного комитета организации. Еще в  2001 г. он создал тренировочный лагерь для уйгурских сепаратистов в афганской провинции Нангархар. Вскоре после ввода американских и британских войск в Афганистан  для ведения антитеррористической кампании он перебазировал свой лагерь в пограничные с Афганистаном агентства Пакистана.  Долгие годы  он и его сторонники скрывались в зоне пуштунских племен Пакистана, в Северном Вазиристане (СВ),  в административных центрах Мирали, Мираншахе, где базировались  иностранные боевики из Центральной Азии, Китая, а также  сети Хаккани; проводили совместные акции с Исламским движением Узбекистана; тесно сотрудничали с местными талибами.      Присутствие уйгурских боевиков на территории Пакистана давно стало причиной недовольства китайского руководства и жестких заявлений Пекина в адрес Исламабада.  Пакистан поддерживал политику Китая по отношению к уйгурским сепаратистам и карательные меры Пекина против них.

С 2001 г. федеральная армия Пакистана  проводит  в ТПФУ военные кампании против местных и иностранных боевиков, включая и членов  Исламской партии Туркестана. Наиболее результативными наступления  пакистанской армии были  в октябре 2003 г. и  феврале 2011 г. ИПТ тогда   понесла значительные потери.

В мае 2014 г.  пакистанская армия начала наземную часть военной операции «Удар меча» в окрестностях Мираншаха в СВ, основной базы боевиков сети Хаккани, Исламской партии Туркестана и других. Пакистанское военное руководство ставило задачу блокировать трансграничные переходы боевиков из Пакистана в Китай и обратно, ликвидировать  иностранных и местных террористов, включая уйгуров, узбеков, арабов и т.д., которые за последние годы прочно  обосновались в агентстве.

В ноябре 2014 г. военное командования заявило, что  90 процентов территории Северного Вазиристана очищены от боевиков, а группировка  ИДВТ, действовавшая в агентстве, уничтожена.   В ответ Движение Талибан Пакистана (ДТП) предупредило Пекин против преследования мусульман Синьцзяна. В противном случае ДТП угрожало терактами на «центры китайских экономических интересов» на территории Пакистана.

Уйгурские боевики из Синьцзяна продолжают покидать Китай. Пройдя подготовку в Пакистане, Турции и т.д., они ставят целью не только  ведение подрывной деятельности в Китае, но и укрепляют связи с международными террористическими организациями, активно  присоединяются к организации «Исламское государство» (ИГ), угрожая джихадом Пекину. Китайские власти подтвердили, что триста уйгуров влились в ряды ИГ.

В марте 2015 г.  во время визита председателя КНР Си Цзиньпин в Исламабад, китайский лидер    заверил Пакистан в полной поддержке целей и задач военной операции «Удар меча», направленной также на ликвидацию уйгурских сепаратистов из ИДВТ.

Спустя полгода, 3 сентября 2015 г. в Пекине  президент  ИРП М.Хусейн сообщил  председателю КНР, что «почти все члены ИДВТ ликвидированы. Может быть, если они есть, то очень мало».

44.02MB | MySQL:92 | 0,956sec