Сирийский конфликт как «зеркало» международного терроризма и политики «двойных стандартов»: оценка китайских специалистов

Гражданская война в Сирии, спровоцировавшая рост активности террористических группировок, привела к усилению угроз национальной безопасности КНР. Особую озабоченность у китайского руководства вызывают факты политики «двойных стандартов», реализуемую Белым домом.   Китайские специалисты указывают, что США с августа 2014 г. (в течении 14 месяцев, при средних расходах 9,9 млн долл.США в день) сбросили на позиции «Исламского государства» (ИГ) в Сирии около 20 000  авиабомб, однако эти бомбардировки практически не ослабили позиции международной террористической организации. При этом ИГ захватила большое количество американского вооружения и военной техники (ВВТ) на складах в Ираке и, соответственно, нуждается в регулярных поставках боеприпасов и сменно-запасных частей. По информации в западных СМИ, американские военно-промышленные компании регулярно заключают контракты на поставки ВВТ в дружественные США страны Персидского залива, тем самым осуществляется материально-техническое снабжение террористических группировок. Очевидно, что данный процесс проходит под покровительством специальных служб США, которые пристально следят за поставками ВВТ в интересующие Вашингтон страны.

Однако на этом «политика двойных стандартов» Вашингтона не заканчивается. По информации китайских СМИ (инфорация требует проверки), руководитель ИГ Абу Бакр аль-Багдади был серьезно ранен в результате ракетно-бомбового удара ВКС РФ по объектам боевиков в районе г.Ракка. Руководителю международных террористов не удалось обезопасить себя, поскольку он вынужден пользоваться сотовой и спутниковой связью (что и было использовано российскими специалистами) для поддержания контактов со своими деловыми партнерами из Турции и западных государств. С учетом полученных ранений Абу Бакра аль-Багдади кураторы из ЦРУ и турецких спецслужб приняли решение о его отправке в Турцию на лечение с последующим перемещением в Ливию – как можно дальше от российских бомбардировщиков и крылатых ракет.

По сведениям китайской разведки, руководитель ИГ в настоящее время находится в г. Сирт на севере Ливии, где его группировка с середины февраля 2015 г. сражается с бойцами исламского ополчения «Рассвет Ливии». К настоящему моменту сторонники ИГ смогли занять часть города и контролируют район правительственных зданий, городского университета и телерадиостанцию, которую используют для ведения пропаганды и агитации среди местного населения.

Как заявил пресс-секретарь МИД КНР Хун Лэя, все заинтересованные в разрешении сирийского кризиса стороны должны сосредоточить свои усилия на следующих ключевых моментах: способствовать прекращению огня, сформулировать политические пути решения при руководящей роли ООН, продолжать бороться с терроризмом при активном участии СБ ООН, усилить гуманитарную помощь сирийскому народу, способствовать восстановлению экономики Сирии. При этом сами китайские власти регулярно направляют гуманитарную помощь официальному сирийскому правительству.

Следует отметить, что в рамках саммита «Большой двадцатки» в Турции министр иностранных дел КНР Ван И провел беседы со своими коллегами на тему о необходимости «создания единого антитеррористического фронта», недопущении применения политики «двойных стандартов» и повышении роли СБ ООН в деле борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом.

Примечательно, что Председатель КНР Си Цзиньпин на встрече руководителей стран-членов АТЭС в конце 2015 г. высказался следующим образом: «терроризм – это угроза для всего человечества». Эти слова являются продолжением внутренней политики руководителя Китая, который после событий в г. Пекин и г. Куньмин (самоподрывы и нападения на граждан) заявил, что «террористов необходимо уничтожать повсеместно и при любой возможности».

Дополнительным стимулом для ужесточения силовой составляющей антитеррора стала казнь китайского заложника в Сирии боевиками ИГ (это событие активно обсуждалось в китайских СМИ почти неделю), а также гибель трех китайских граждан в результате террористической атаки на отель в столице Мали.

Китайские военные аналитики провели серьезную работу по обработке поступившей информации и достаточно оперативно выдвинули высшему военно-политическому руководству предложение о создании подразделений антитеррора в составе миротворческих сил НОАК. Данные подразделения будут тренировать на полигонах в Цзинаньском, Пекинском и Шэньянском военных округах, с учетом опыта российских специальных подразделений, участвующих в контртеррористичских операциях в северокавказских республиках. Фактически китайские военные стратеги предлагают возобновить и расширить практику применения Бригад силового вмешательства, которые ранее достаточно успешно действовали в составе миротворческих контингентов в Африке против различных бандформирований.

Кроме стрелкового оружия и бронетехники, данные подразделения получат дополнительную поддержку в виде беспилотных летательных аппаратов (БЛА) СН-4,5 или «Птеродактиль 1, 2». Подобное решение основано на анализе применения БЛА «Хищник» Силами специальных операций ВС США в Афганистане, Ираке и странах Африки, однако следует отметить, что китайские БЛА серьезно уступают американским конкурентам по дальности полета и весу полезной нагрузки, однако стоимость одного экземпляра составляет 1 млн долл.США против 30 млн долл. США продукции американского ВПК.

Примечательно, что подобные предложения от китайских военных поступили спустя месяц после эвакуации Абу Бакра аль-Багдади в Ливию. Вероятно в Поднебесной серьезно оценивают потенциал североафриканских формирований ИГ, которые могут угрожать не только находящимся в африканских странах гражданам КНР, но и китайским инвестициям, сумма которых по состоянию на 2014 г. приблизилась к 25 млрд долл. США, а стоимость реализуемых проектов оценивается в 400 млрд долл. США.

Кроме того, создание специальных подразделений в составе миротворческих контингентов указывает на «разочарование»  китайских специалистов по безопасности в действиях ООН. Так, по мнению заместителя начальника отдела Европы Института иностранных армий Академии военных наук КНР полковника Ли Шуиня, единственной реальной силой, способной эффективно бороться с терроризмом практически в любой точке земного шара, являются ВС РФ, которые затратили почти 20 лет на формирование «нового облика». Китайский специалист отмечает, что результаты модернизации российской армии стали проявляться в рамках крупных межокружных учений, а триумфом молниеносных и бескровных операций стали действия ВС РФ в Крыму в 2014 г.

По мнению китайских специалистов, ВКС РФ помогают как сирийскому народу и правительству, так и вносят посильный вклад в борьбу с членами террористических и сепаратистских группировок из КНР.

В настоящее время власти КНР опасаются террористических актов, которые могут провести члены «Исламского спорта Восточного Туркестана» (боевое крыло «Исламского движения Восточного Туркестана»). По информации в китайских СМИ, спецслужбы уже начали проводить аресты уйгуров, получивших боевой опыт в Сирии и вернувшихся в Китай как с целью вербовки новых членов в свои ряды, так и для проведения террористических актов на территории СУАР.

Очевидно, что официальный Пекин будет продолжать борьбу с глобальной террористической угрозой на трех уровнях: на уровне ООН, на двустороннем уровне (взаимодействие с сирийскими властями, Тегераном, Исламабадом) и внутри страны.

62.68MB | MySQL:101 | 0,495sec