Что связывает президента Турции Р.Т.Эрдогана с саудовским бизнесменом Я.аль-Кади

По данным британских и американских спецслужб, одним из важных и принципиальных посредников по контрабандной торговле иракской и сирийской нефтью является саудовский бизнесмен Яссин аль-Кади, зять шейха Ахмеда Салаха Ямжума – в прошлом министра правительства Саудовской Аравии, имевшего тесные связи с саудовской королевской семьей и близкого личного друга президента Турции Р.Т.Эрдогана.
ООН вводила санкции против Я.аль-Кади в 1999 и 2000 годах, когда в резолюциях 1267 и 1333 Совета Безопасности ООН он был назван подозреваемым в связях с террористической группировкой Усамы бен Ладена, «Аль-Каидой». 12 октября 2001 года Управление по контролю за иностранными активами при Министерстве финансов США (OFAC) издало приказ о замораживании его активов в США. Вскоре состоялся и судебный процесс в Европейском союзе. Произошедшее позже озадачило все правоохранительные структуры и экспертов. Я.аль-Кади вовсе не собирался скрываться, а перешел в контратаку при явном содействии очень влиятельных кругов как в США, так и ЕС, что объясняется его серьезными доверительными связями с бизнес-элитой этих стран и саудовской программой распределения серьезных контрактов с западными фирмами. Стоит отметить, что в 2001 году Я.аль-ль-Кади признался в интервью газете «Аш-Шарк аль-Аусат» в том, что знаком и с Диком Чейни, и с Усамой бен Ладеном и экс-президентом США Джимми Картером. Несколько независимых расследований в отношении Яссина аль-Кади установили, что он не только личный друг и Дика Чейни, и Р.Т.Эрдогана, но еще и один из основных подрядчиков корпорации Haliburton как в США, так и в странах Персидского залива.
Юристы возбудили два судебных процесса, которые теперь воспринимаются как знаковые в международном публичном праве и известны как «дело Кади I» (2008 г.) и «дело Кади II» (2010 г.). Считается, что прославившее его больше всего решение, вынесенное в 2008 году Европейским судом по делу «Кади I», ставит под сомнение «сами основы применяемых ООН антитеррористических санкций и вынуждает страны, входящие в состав ООН, решать трудные юридические вопросы или же столкнуться с возможным крахом режима антитеррористических санкций ООН».После дела «Кади I» ряд европейских судов вынесли решения об отмене решения о внесении Я.аль-Кади в списки , и к 2010 году его имя было исключено из всех европейских «черных списков». Две окончательные победы на судебной арене – 13 сентября 2010 года в США и 5 октября 2012 года в Совете Безопасности ООН – полностью оправдали Я.аль-Кади, напрочь отвергнув все обвинения в причастности к «Аль-Каиде».
Некоторое время Турция следовала в отношении Я.аль-Кади линии по полной зашифровке своих отношений с ним, что объяснялось высокими политическими и репутационными рисками. Затем, с подачи ярого антагониста Р.Эрдогана имама Ф.Гюлена , в турецких СМИ появились скандальные фотографии, зафиксировавшие встречу Р.Т.Эрдогана с Я,аль-Кади и его продолжительные встречи с е сыном нынешнего турецкого президента Билалом Эрдоганом. Информация просочилась в СМИ от офицеров турецкой службы безопасности, проводивших расследование по обвинению в коррупции сына тогда еще премьер-министра Турции. Из-за утечки этой информации в турецкой службе безопасности прошли чистки, в стиле 1937 года, во время которых старших офицеров обвинили в подготовке заговора. Они кстати продолжаются и до сих пор, а косвенными ее последствиями кроме жесткого кадрового дефицита в силовых структурах стал и приказ Р.Эрдогана о передаче основных станций радиоэлектронной прослушки из подчинения военных под командование руководства турецкой спецслужбы МИТ.
В 2012 году А.аль-Кади побывал в Турции четырежды. Для посадки его самолета использовался второй аэропорт Стамбула, а встречал его лично премьер-министр, который провел его без проверки системой Smart Gate и после отключения камер слежения. Турецкая газета «ДЖумхуриет» в 2013 году опубликовала подробную информацию о проведенном турецкими органами юстиции расследовании этих встреч. В статье упоминалось, что Р.Т.Эрдоган представил Я.аль-Кади как саудовского бизнесмена, прибывшего в Турцию для осуществления инвестиций, и отклонил информацию о его якобы принадлежности к террористам. В статье процитировано высказывание Эрдогана: «Я верю господину аль-Кади как самому себе. Он – благотворитель».
Та же турецкая газета в следующей статье на эту тему раскрыла информацию о том, что турецкая полиция держала на контроле 12 визитов Я.аль-Кади в Турцию. Сообщалось также, что семь из этих визитов пришлись на период, когда официально въезд Я.аль-Кади в Турцию был запрещен, и проведению встреч содействовал лично Р.Т.Эрдоган. В качестве комментария газета отмечала: «Пока турецкая полиция искала аль-Кади, он встречался с премьер-министром». Кроме того, газета опубликовала фотографию, на которой зафиксированы отдельно Я.аль-Кади, Р.Т.Эрдоган и глава МИТ Х.Фидан, когда они шли на эту встречу. В газете отмечалось, что сам Х.Фидан встречался с Я.аль-Кади 5 раз в период, когда последнему был запрещен въезд в Турцию.
Информация, просочившаяся благодаря газете, также изобличали Я.аль-Кади том, что он отдавал приказы аппарату Р.Т.Эрдогана. В частности, в одном из опубликованных текстов содержатся его довольно категоричные указания протокольной службе тогда премьер-министра об организации встречи с Р.Т.Эрдоганом. Газета опубликовала также даты встреч между ними и утверждает, что на встречах присутствовал Х.Фидан и египетский бизнесмен Усама Кутб, сын Мухаммеда Кутба. Последний вместе с своим братом Саидом входят в бизнеспул египетских «Братьев-мусульман». У.Кутб также имеет турецкое гражданство и проживает в настоящее время вместе с отцом в Турции. Из записей следует, что иногда встречи происходили дома у турецкого бизнесмена Мустафы Латифа Топаса в Стамбуле, и на них присутствовали сын Р.Т.Эрдогана Билал и сын Я.аль-Кади, Муаз. Записи подтверждают, что Кутб отвечал за сбор разведданных от лидеров сирийских повстанцев и передачу сообщений от сирийских боевиков Эрдогану.
Я.аль-Кади – нефтяник и его специализация не только поддержание контактов с саудовской верхушкой и турецким руководством, но и организация всей контрабандной сети торговли углеводородами, о которой очень явно говорить только после давления со стороны России.  Очень сложно оценить стоимость нефтяного бизнеса «Исламского государства» (ИГ), в частности, потому что значительная часть доходов поступает наличными. Те ограниченные документы, которые стали известтны, наводят на мысль о том, что валовая выручка ИГ от продажи нефти составляет не менее 500 миллионов долларов в год, хотя директор отдела исследования и развития Военно-аналитического института Ближнего Востока и Персидского залива Теодор Карасик оценивает их приблизительно в 3 миллиона долларов в день, но его оценка не подкреплена показателями уровня добычи нефти в Иракском Курдистане за прошлые годы.   Данные об объемах добычи с этих участков в прошлые годы дают основания предполагать, что доходы ИГ от нефти могут составлять до 2 миллиардов долларов в год, при условии сохранения темпов добычи на уровне 2011 года и цен реализации в районе 25-30 долларов за баррель. Отметим, что эти доходы благодаря опять же действиям России неуклонно снижаются. Так, в частности в настоящее время ИГ потеряло возможность производить свои собственные нефтепродукты на нефтеперабатывающем заводе в Бейджине. В данном случае мы имеем налицо естественный симбиоз различных сил.  ИГ нужна была помощь в продаже углеводородов, и все имеющиеся доказательства указывают на Я.аль-Кади, многие годы тратившего миллионы на субсидирование «Аль-Каиды» и нуждавшегося в возврате инвестированных средств. Интерес семьи Эрдогана также очевиден в этой схеме. Он нужен, чтобы обеспечить транзит контрабандной нефти через турецкую территорию, а также чтобы наладить торговый канал, который бы давал возможность смешивать «нелегальную» нефть с курдской, азербайджанской и туркменской, поставляемой в Джейхан через трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, и продавать смесь на мировом рынке.  Но нефть – не единственный источник доходов ИГ, которым после окончания первичной религиозно-этнической чистки на захваченных территориях была введена джизья – подушный налог на жизнь кафира (неверного), размер которого варьируется в пределах суммы, составляющих в долларовом эквиваленте от 200 до порядка 800 долларов. Еще один серьезный источник доходов ИГ – это деньги, захваченные в отделениях сирийских и иракских банков на захваченных территориях. По оценкам Министерства финансов США общая сумма наличных, захваченных ИГ, превышала 1,5 миллиарда долларов в разных валютах.       Как и любое государство (а ИГ «на местах» ведет себя как государство), ИГ печатает собственные деньги, выдает паспорта (и печатает фальшивые сирийские и иракские паспорта на оборудование для печатания паспортов, захваченном в кампаниях 2012-2013 годов) и другие документы. Минимум с конца 2013 года ИГ взимает плату за лицензию с базарных торговцев и лавочников и создало школы и другие общественные службы, оплачиваемые за счет собранных «налогов». Мы берем слово «налоги» в кавычки, поскольку у ИГ слишком рудиментарное и примитивное понимание налогов, основанное на дословном толковании цитата из Корана.
Вернемся к Я.аль-Кади. Одним из основных инструментов, который обеспечивает жизнеспособность схемы, которую мы условно назовем «Кади –Эрдоган», является фонд саудовца IHH. Обвинения Р.Т.Эрдогана и, в частности, его сына Билала в использовании «Фонда по оказанию гуманитарной помощи» (IHH) в качестве прикрытия для поддержки террористических организаций появляются в турецких СМИ, связанных с оппозиционными силами Турции, с середины 2014 года. В СМИ отмечалось, что организация финансируется через Я.аль-Кади лично, и что турецкая организация является одним из отделений ассоциации «Союз добра» (UG), контролируемой шейхом Юсуфом аль-Карадауи. UG была запрещена в Германии в 2010 году из-за ее связей с «террористическими организациями», а Госдепартамент США внес «Союз добра» в список иностранных террористических организаций. Это очень интересный момент, который свидетельствует о том, что Саудовская Аравия, несмотря на всю свою неприязнь к «Братьям-мусульманам» и спонсору этого движения Катару, тем не менее пытается скрытно и без лишнего афиширования играть и на этой площадке, создавая тем самым агентуру влияния.
Серьезное доказательство использования IHH в качестве прикрытия для поставок оружия просаудовским группировкам в Сирии было обнаружено французским журналистом Тьерри Мейсаном, который проводил расследование в связи с арестом грузовиков, перевозивших оружие, на турецко-сирийской границе 19 января 2014 года. Грузовики были зафрахтованы IHH, и один из водителей рассказал журналистам, что местом их назначения был контрольно-пропускной пункт Баб аль-Хава. Интересно, что после допроса полицией и за грузовики, и за груз взялись офицеры турецкой спецслужбы MИT. Сообщения в турецкой прессе указывали, что один из троих арестованных утверждал, что груз «принадлежит гуманитарной ассоциации, связанной с организацией «Братья-мусульмане» в Турции», а еще один задержанный сказал, что он является «элементом миссии, связанной с турецкой разведкой». Позднее эта ситуация была «легализована» генералами жандармерии, которые дали утечку в прессу и теперь ожидают суда в «связи с государственной изменой».

Роль IHH на удерживаемых боевиками территориях не ограничивается поставками оружия. Фонд также оплачивает лечение и реабилитацию раненных моджахедов (некоторых лечат в частном турецком госпитале, который связывают с дочерью Р.Т.Эрдогана), и ведет очень сложную агитационную кампанию в том числе в пользу ИГ, результатом которой является возрастающая народная поддержка ИГ на улицах Турции. Благодаря IHH, веб-сайты социальных сетей пестреют фотографиями исламских библиотек в Стамбуле, в которых продаются футболки и товары с логотипом ИГ. ИГ даже открыло на улице Аль-Фатех в Стамбуле представительство, которое служит одним из основных центров материального обеспечения различных радикальных организаций в Ираке и Сирии.
Кроме того, этот же фонд задействован и в опосредованном финансировании жизнедеятельности лагерей сирийских боевиков (в том числе и сторонников ИГ) в Турции. Среди них надо отметить следующие:
1. Лагерь ГАЗИАНТЕП по подготовке боевиков для ИГ. По данным, опубликованным на веб-сайте Today’s Zaman, англоязычной газеты, издаваемой в Турции, губернатор Газиантепа (Эрдал Ата) поспешил созвать конференцию, чтобы опровергнуть информацию немецкого телевидения. Но при этом он говорил о том, что среди прибывших из европейских стран в городе было арестовано 19 сторонников ИГ до проведения разбирательства.
2. Лагерь в провинции УРФА, на юго-востоке Турции. Это лагерь, из которого вышли боевики, атаковавшие сирийский город Касаб; подготовку в этом лагере проходят, главным образом, выходцы из Армении. Армяне на службе турок — это что-то новое. Такие сообщения надо тщательно проверять, но вероятно, что мы имеем дело с немногочисленной группой сирийских армян, которые оппозиционно настроены к режиму в Дамаске. Их роль может быть важна с точки зрения планов Анкары по дестабилизации ситуации в Нагорном Карабахе.
3.Лагерь ОСМАНИЯ в городе Адана, на юге Турции. Располагается непосредственно вблизи основных военных баз ВВС США на турецкой территории. Интересно, что лагерь ОСМАНИЯ находится буквально в двух шагах от точек пересечения газопроводов из Ирака и Центральной Азии, газ из которого выгружается в турецком порту Джейхан на Средиземном море.

3. Лагерь КАРМАН, также располагается в городе Адана. Кроме того, документ, опубликованный французским журналистом Тьерри Мейсаном ранее, раскрыл информацию о том, что Турция содействовала заброске на сирийскую территорию 5 000 боевиков «Аль-Каиды», прошедших подготовку в Ливии.

В конце 2013 года канал CNN передавал гласности отчет, в котором были представлены документы, подтверждающие, что Турция содействовала заброске иностранных боевиков через сирийскую границу. На видео показаны молодые люди, прибывающие из Мавритании, Пакистана, Индии, Афганистана, Египта, Саудовской Аравии и Британии в турецкий международный аэропорт Хатай, расположенный ближе других к границе с Сирией. Корреспондент взял интервью у одного изсторонников ИГ, родом из Ирака, который так определил цель ИГ:
«Мы хотим, чтобы исламский халифат существовал от Ирака до Сирии, без границ, разделяющих две этих страны, и с исламским правлением».
CNN взяло также интервью у турецкого журналиста Кадри Гюрселя, который сказал, что территории на турецкой границе превращены в легкодоступный канал, облегчающий прибытие и выезд боевиков; там отсутствуют какие-либо формальные процедуры (визы и т.д.), позволяющие их остановить. Он также заявил, что турецкая спецслужба MИT тесно сотрудничает с боевиками. Подобные заявления постоянно звучат со стороны лидеров турецкой оппозиции, которые даже выложили фотографию раненого, являющегося, якобы, одним из лидеров по кличке «“Мазен Абу Мухаммед», который находился на лечении в госпитале Хатай в апреле 2014 года.

42.41MB | MySQL:87 | 0,695sec