К итогам круглого стола «Влияние турецко-российского кризиса: многомерные дебаты»

17 декабря в анкарском Центре международных стратегических исследований (USAK – Uluslararası Stratejik Araştırma Kurumu) состоялся круглый стол, посвящённый анализу текущего состояния и возможных последствий российско-турецкого кризиса после инцидента со сбитым российским бомбардировщиком СУ-24.

Организаторы предприняли попытку организовать обсуждение таким образом, чтобы охватить все возможные измерения кризиса между Российской Федерацией и Турецкой Республикой. Так, помимо руководителей Центра, в заседании приняло участие четыре эксперта, представивших свой взгляд на позицию Москвы, подходы НАТО и США, ближневосточный контекст кризиса (с учётом событий в Сирии и Ираке), а также его последствия с точки зрения состояния турецкого топливно-энергетического комплекса.

В своей вступительной речи президент USAK Оздем Санберк сказал немало слов о положительном заделе, сделанном Россией и Турцией в двусторонних торгово-экономических отношениях и о достигнутом уровне взаимного диалога, включая прямую линию между руководителями двух стран на площадке Совета сотрудничества высшего уровня. Отражением достигнутого прогресса в отношениях и возросшего доверия стало подписание соглашения о взаимной отмене виз. Однако, важным тезисом г-на Санберка стала мысль о том, что процесс строительства взаимного доверия остался незавершённым: Россия и Турция так и не стали тем, что докладчик назвал как «problem solution partners», иными словами «партнёрами, решающими проблемы». Тем не менее, согласно Санберку разногласия не должны лечь тенью на достигнутый прогресс и, уж тем более, не должны затронуть простых граждан двух стран.

Комментируя инцидент 24 ноября, г-н Санберк подчеркнул, что Российская Федерация проявила неуважение к государственной границе Турецкой Республики. При этом турецкая сторона после происшествий с пересечением российскими самолётами турецкой госграницы в начале октября месяца четко дала понять, что красными линиями для нее являются безопасность и суверинитет. И это было исключительно российское решение выбрать путь экскалации кризиса в двусторонних отношениях. Г-н Санберк, желая привести примеры более сдержанного (то есть, получается, более «правильного») реагирования на подобные ситуации привел примеры катастроф, ранее имевших место в истории, в частности, с самолетами корейских и малазийских авиалиний.

По мнению г-на Санберка, Турция в ответ должна вести себя спокойно и твёрдо, с учетом того, что цена российско-турецкого противостояния в итоге окажется выше для самой России, нежели для Турции, против которой были введены санкции. Отметив, что кризис между Россией и Турцией имеет более глубокие корни, докладчик завершил своё выступление сожалением и обеспокоенностью дальнейшим развитием ситуации.

В целом придерживаясь заданного в ходе вступительного тона, модератор круглого стола г-жа Хабибе Оздал подчеркнула, что двум сторонам, Турции и России следует фокусироваться на сотрудничестве, а не на конфронтации, с учётом того, что двусторонние проблемы игнорировались на протяжении ряда лет.

Функцию разъяснителя (не путать с адвокатом!) позиции Москвы взял на себя эксперт центра Керим Хас, разбив своё выступление на три части: российская мотивация, путь который в условиях кризиса выберет Россия, а также перспективы дальнейшего развития российско-турецкого кризиса.

В частности, г-н Хас отметил, что Россия сыграла роль «game changer» в Ираке и в Сирии. Принимая решение о начале военной операции ставка была сделана на то, что Турция пусть и не присоединится, но, с другой стороны, и активно противодействовать Москве не будет.

Продемонстрированный подход – своего рода «flash back» в Советские времена и, одновременно, демонстрация возросших военных возможностей Российской Федерации. В свою очередь, Турция в качестве военной силы в регионе Москвой не рассматривалась, во многом из-за высокой степени экономической зависимости Турции от России.

После инцидента 24 ноября, согласно прогнозу эксперта, Россия будет использовать кризис в свою пользу, который развязал ей руки и позволил действовать более свободно в регионе. В этом смысле, произошедший инцидент, в краткосрочной перспективе, отвечает российским интересам. В то же время, диалог между Россией и Турцией прерван и дальнейший обсуждение по региональным проблемам Россия будет в первую очередь строить с западными странами.

Не избежал г-н Хас и упоминания о внутренней ситуации в РФ. В частности, выступающий отметил провальную экономическую политику российского руководства и стремление через эскалацию ситуации отвлечь внимание граждан от реальных вопросов.

Эксперт трактовал российскую политику на сирийском направлении как созревшую готовность к мягкому разделению Сирии на 3-4 автономии, объединённых в рамках единой конфедерации под руководством Б. Асада. Одновременно, Россия, по прогнозу г-на Хаса, будет стремиться к изоляции Турции и, возможно, разыгрывать курдскую карту. В этом контексте следует рассматривать наметившееся выдавливание Турции из Ирака и прогнозируемое – из государств Центральной Азии.

Российско-турецкий диалог, как заключил Керим Хас, будет носить ограниченный характер. В первую очередь, стороны сосредоточатся на вопросах безопасности и роль неофициальных каналов, возможно, вырастет. В двусторонних отношениях экономика больше не отделена от политики и они будут оказывать возросшее влияние друг на друга.

Докладчик, выступающий от имени НАТО и США, Мехмет Егин, задавался тремя блоками вопросов, включая то: как НАТО отреагировало и как должно было отреагировать на инцидент 24 ноября, каково будущее альянса и поможет ли Турции НАТО в перспективе. При этом основной, красной линией через выступление г-на Егина прошла мысль о том, что если НАТО не будет активно помогать Турции в условиях российско-турецкого кризиса, то, по сути, это будет означать конец альянса. С другой стороны, было отмечено, что Североатлантический блок на протяжении всей своей истории успешно справлялся с угрозами. В этой связи, по мнению М. Егина, НАТО надо: а) успокоить союзника, б) твёрдо стоять с ним. Холодная война, конечно, не началась, но согласно заявлениям первых лиц НАТО «звоночек прозвенел». На этом отрезке истории, роль НАТО стала более ясной.

Между позицией США и НАТО г-н Егин, в принципе, поставил знак равенства. В преддверии президентских выборов в США в 2016 году Барак Обама, по мнению эксперта, будет готов к более жестким шагам на международной арене. В то же время, подлинное решение проблем в Ближневосточном регионе без России невозможно. А, следовательно, американцы предпочтут более тесное взаимодействие с Россией и Турцией в рамках борьбы с «Исламским государством».

Эксперт по Ближневосточному региону Бахадыр Динчер начал своё выступление с того, что сирийское небо в настоящее время контролируется Россией. В этом смысле в Сирии де-факто наличествует российская бесполетная зона. Проведя блиц-анализ ситуации в Ираке и в Сирии и сделав вывод о высокой степени открытости Ближневосточного региона к внешним воздействиям, докладчик перешёл к рассмотрению вызовов для Турции, включая дипломатический аспект (на различных площадках, включая венский процесс), развязанную Россией пропаганду против Турции, а также военно-политический срез, с учётом укрепления российской базы в Сирии и поставки в страну систем С-400.

Как констатировал Б. Динчер, в Сирии образовался вакуум силы против возросшего влияния России и Ирана. Отдельно отмечена возможность оказания помощи сирийским курдам со стороны указанных стран, которые вместо борьбы с «Исламским государством» наносят удары по умеренной сирийской оппозиции. Б.Динчер не исключил вероятность того, что, последовав примеру Сирии, о военной помощи со стороны России может попросить и Ирак.

Докладчик Хасан Селим Озертем сосредоточился на энергетическом аспекте российско-турецкого кризиса. В частности, он обратил внимание на интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Турецкой Республике А.Г.Карлова местным СМИ, в котором посол отметил ненадежность газового транзита через украинскую территорию, который может прерываться из-за различных технических причин. Г-н Озертем напомнил и историю с покупкой Россией туркменского газа, когда Россия в одностороннем порядке отказалась от закупки. На фоне диспута между Россией и Туркменистаном в 2009 году произошел взрыв на компрессорной станции, приведший к полной остановке поставок.

Сложив указанные выше «А» и «Б» докладчик пришел к выводу, что выступление российского посла содержало некий намек, который был тут же интерпретирован как возможность аналогичных провокаций со стороны России в рамках поставок российского газа в Турцию, обставленных как «технические неполадки». Дополнительным тестом на намерения России, по мнению эксперта, станет то, согласится ли «Газпром» удовлетворять турецкие запросы на дополнительный газ в отопительном сезоне 2015-2016. Напомним, что год от года нехватка покрывается российской стороной без предъявления дополнительных требований по цене поставок, сверх предусмотренных действующими соглашениями.

С учетом слишком высокого уровня энергетической зависимости Турции от России, турецкая сторона должна инвестировать средства в создание инфраструктуры для поставок в страну сжиженного газа и строительство газовых хранилищ, сотрудничая, в частности, с Катаром. Наряду с этим срочно требуется диверсификация трубопроводных поставок. Главным источником газа в Турцию докладчиком была назван Ирак, после экспресс-подсчетов и сделанных выводов о сомнительности Восточного Средиземноморья и Туркменистана. Это должно побудить Турцию действовать на иракском направлении с предельной аккуратностью. Турция также может «сближать свои позиции» с Государством Израиль. В целом, доля России в топливно-энергетическом комплексе Турции должна постепенно снижаться.

После сделанных выступлений состоялась короткая сессия вопросов-ответов и комментариев.

В массе выступлений, прозвучавших из зала, стоит отметить реплику представителя посольства ФРГ, который задался вопросом о том, что бы было после инцидента 24 ноября, не являйся Турция членом НАТО. По-видимому, ответ для немецкогоучастника настолько очевиден, что не стоил даже построения каких-либо гипотез. Также сотрудник посольства заострил тему энергетической зависимости Турции от России не только в контексте поставок нефти и газа, но и в вопросе электроэнергетики (особенно актуально с учетом проекта АЭС «Аккую»). Был отмечен положительный опыт Германии в использовании альтернативных источников энергии, которым немецкая сторона, разумеется, готова делиться с Турцией.

Единственным оппозиционером в зале, задавшим неудобные вопросы, стал обозреватель газеты «Todays Zaman». В частности: как сбитый российский самолёт служит турецким интересам, что конкретно он дал Турции, стал ли самолёт дружественной России вражеским после нарушения воздушного пространства? Впрочем, эти вопросы повисли в воздухе в том плане, что конкретных ответов ни от участников круглого стола, ни от участников мероприятия не прозвучало.

Настойчивость, продемонстрированная журналистом в попытке получить ответы на свои вопросы, результата не дала. Ответов получено не было, а на доводы журналиста (турецкие самолеты больше не летают под сирийским небом, туркоманы в большом числе гибли и в Ираке, а, следовательно, версия о «туркоманской первопричине» конфликта выглядит неубедительно и т.д.) европейские дипломаты из Германии и Великобритании, посмотрев на часы, покинули зал.

Подводя черту, мероприятие, состоявшееся в Центре международных стратегических исследований, послужило рупором официальной позиции Анкары для дипломатического корпуса зарубежных стран. Западным странам была явлена позиция, согласно которой а) сбивать российской самолет не было ошибкой в долгосрочной перспективе, б) Россия испытывала границы возможного в отношениях с Турцией и теперь эти границы России стали ясны. Одновременно, данное мероприятие следует рассматривать и как своеобразный призыв о помощи Турции к США и ЕС, которая оказалась первой страной НАТО, взявшей на себя «смелость» сбить российский самолет.

Однако, невзирая на все ритуальные слова, НАТО так и не встал «плечом к плечу» с Турцией. В то же самое время, сообщество, поддерживающее официальную позицию Анкары, испытывает очевидные затруднение с объяснением той мотивации, которая двигала турецким руководством, и полученных в итоге выгод для Турецкой Республики и её народа. Спасением в таких ситуациях в ходе круглых столов является, конечно, возможность объявить кофе-брейк или просто свернуть дискуссию. Но это не значит, что от этого не получившие ответов вопросы сами собой «рассосутся».

42.46MB | MySQL:92 | 1,001sec