Алжирская миграционная проблема

Алжир, являющийся одним из крупнейших поставщиков мигрантов в Европу, особенно во Францию, Испанию и страны Бенилюкса, все заметнее сталкивается с наплывом мигрантов на свою территорию.

Не случайно, что хроника алжирских происшествий регулярно включает в себя перехваты представителями правоохранительных органов и военными моряками лодок и катеров с беженцами, направлявшихся в Италию и другие страны Южной Европы.

Причина, по которой многие беженцы выбирают алжирское направление, достаточно очевидно: ливийский трафик не всегда представляется безопасным ввиду продолжающейся там борьбы враждующих между собой группировок.

В связи с этим нередко маршрут через Алжир представляется подчас менее дорогостоящим, поскольку обычно деньги за проезд по его территории платятся всего один раз мафиозным структурам. А их представители, в свою очередь, делятся доходами от этого бизнеса с правоохранителями.

Однако следует заметить, что если раньше Алжир пытались в основном использовать в качестве транзитной страны для дальнейшей переправки в Европу, то теперь он сам становится все чаще принимающим государством.

Основная часть беженцев – это жители африканских государств Сахеля и тропической зоны. Среди них особенно выделяются граждане Камеруна, Нигера и Нигерии, бегущих от экономических неурядиц в своих странах, вызванных не только продолжающимися вооруженными конфликтами (особенно с филиалом «Исламского государства» в регионе «Боко харам»), но и засух, а также прочих стихийных бедствий.

Вторая по величине иностранная группа – сирийцы, основная масса которых прибыла сюда в последние два года. По оценке представителей алжирских правоохранительных органов, это самая лояльная прослойка мигрантов в плане соблюдения ими местных законов, а также достаточной образованности, благодаря чему они обычно быстро находят здесь работу и хорошо вписываются в жизнь страны.

Тем не менее, алжирские спецслужбы особенно внимательно следят за ними, опасаясь того, что под их «личиной» на территорию АНДР могут проникнуть радикальные исламисты.

Наплыв беженцев на алжирскую территорию стал заметен уже в 2012 г. А 2015 г. ознаменовался целым рядом неприятных скандалов, связанных с выдворением тысяч нелегальных мигрантов, по разным причинам не получивших беженский статус, в их родные страны.

Алжирским правоохранительным органам приходится устраивать регулярные облавы на продолжающих прибывать нелегалов, в ходе которых нередко случаются эксцессы, включая избиения и насильственные выдворения иностранцев.

Особенно много из них приходились на граждан Нигера.

Столь жесткие меры обусловлены опасениями властей АНДР, что появление все новых потоков беженцев еще больше осложнит жизнь в стране и вызовет дополнительное недовольство рядовых алжирцев, действительно все чаще выражающих недовольство появлением людей, готовых браться за любую работу и понижающих расценки на оплату труда.

И подобные подозрения неслучайны. Так, например, в последние месяцы подобные иностранцы все чаще становятся объектами для атак со стороны местных жителей, которые нередко избивают, грабят и насилуют беженцев. Некоторые из них подвергались подобным проявлениям агрессии со стороны граждан АНДР неоднократно. Особенно страдают от таких нападений женщины.

Обычно в таких случаях полиция редко заступается за пострадавших и делает это лишь в исключительных случаях. Так, например, она была вынуждена начать уголовное дело в отношении группы лиц, в канун Нового года напавших на группу беженцев в пригородах алжирской столицы с саблями и мечами. В результате они получили серьезные ранения.

Важно отметить, что в этих условиях алжирское руководство оказалось сразу между четырех огней и это обстоятельство вынуждает его представителей ограничивать свои действия.

С одной стороны, оно не может полностью игнорировать мнения и настроения собственных граждан, с другой стороны, облавы на беженцев и их депортации далеко не лучшим образом сказываются на их отношениях с «экспортерами» живой силы.

Следует напомнить, что тот же Нигер является членом полуформального проалжирского объединения по безопасности в регионе, в частности, в Сахеле, тогда как с Нигерией АНДР находится в куда более «плотных» отношениях в рамках «африканской политической оси» Алжир-Абуджа-Претория.

Соответственно, страны, чьи граждане в той или иной мере пострадали на алжирской территории, уже выражали недовольство по поводу «жестких действий алжирской полиции» в отношении своих граждан.

В то же время, лидеры АНДР вынуждены в данном случае действовать и с оглядкой на европейские страны. До сих пор противодействие нелегальной миграции поставило Алжир в глазах лидеров Евросоюза на достаточно большую высоту на общем фоне других государств, не только не борющихся с этим явлением, но и зачастую попустительствующих ему.

И, наконец, есть и четвертая страна, в январе 2016 г. продемонстрировавшая свой конкретный интерес к положению дел на алжирском беженском трафике. Это США, дипломатические представители которых открыто заявили алжирской стороне о необходимости проявлять более лояльное отношение к мигрантам и рекомендовавшие ей «во избежание недопонимания и ненужных эксцессов не применять избыточную силу к людям, пытающимся добиться справедливости».

При подобной постановке вопроса выработка дальнейших конкретных действий лидерами АНДР представляется крайне сложной и затруднительной ввиду взаимоисключающих интересов сторон.

Поэтому, скорее всего, чтобы не вывести из равновесия одну из них, алжирские власти будут имитировать одновременно «жесткую борьбу» против нелегального миграционного трафика, но при этом закрывать глаза на наличие у себя в стране коррупционных схем по переправке всех желающих в европейские государства, которые одновременно кормят многих алжирских силовиков.

49.99MB | MySQL:110 | 0,947sec