Иран возвращается на мировой рынок

После Венского соглашения 18 января 2016 г. об имплементации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), подписанного 14 июля 2015 г. Ираном и «шестеркой»( постоянные члены СБ ООН и Германия) начался процесс отмены санкций в отношении Ирана  и  возвращение его в мировую экономическую систему в качестве полноправного члена. Президент Ирана Хасан Роухани сказал, что «мы открываем дверь экономике мира, чтобы ускорить экономическое развитие для выполнения обещаний народу»[1].

США отменили запрет для компаний третьих стран, а также для иностранных подразделений американских компаний  вести дела в Иране (для американских компаний торговое эмбарго в отношении Ирана сохраняется, исключение пока сделано для экспорта в Иран запасных частей для гражданских самолетов и импорта из Ирана некоторых продовольственных товаров и товаров ручного производства). ЕС отказался от нефтяного эмбарго, разрешил финансовые транзакции с иранскими банками, принято решение о размораживании иранских вкладов (до 50 млрд долл.), в  систему SWIFT возвращены иранские банки, в т. ч. «Мелли» и «Сепах», которые попали под санкции еще до отключения их от SWIFT.

Безусловно, отмена санкций создает возможности для роста ВВП, начавшегося еще в 2014-2015 гг., сразу же после начала переговоров с «шестеркой», когда санкции стали частично смягчаться. В 2014 г., по данным МВФ, Ирану удалось выйти на 4,3% роста, в 2015г. на 0,8% роста. Особенно показательным стал рост в промышленности, особенно в обрабатывающей. По данным Центрального банка Ирана, в 1393 г. (с марта 2014 по март 2015 г.)  рост в промышленности составил 5%, а в обрабатывающей отрасли-6,9%. Снятие санкций предполагает увеличение добычи нефти на 0,5 млн барр/д, а также постепенный рост экспорта также на 0,5 млн барр/д., т.е. фактическое восстановление нефтяного экспорта в полном объеме. Прогноз МВФ о росте ВВП Ирана в 2016 г. в 4,4 % представляется более, чем реальным, можно предполагать и некоторое превышение темпов роста, прогнозируемых МВФ. Это предположение основывается на том интересе, который проявляют к  иранскому рынку иностранные инвесторы. Этот интерес основан на возросшей потребности Ирана в модернизации нефтедобывающей промышленности, в освоении шельфовых месторождений нефти и газа, в строительстве новых НПЗ и во внедрении новых технологий на действующих нефтеперерабатывающих заводах, в диверсификации обрабатывающих отраслей промышленности, во внедрении новых технологий по обработке и хранению сельскохозяйственной продукции. Несмотря на падение цен на энергоресурсы, иранская нефтегазовая промышленность остается привлекательной для добычи и экспорта. В январе 2016 г. начал действовать новый порядок деятельности иностранных инвесторов в нефтегазовой отрасли, который предоставляет больше прав и льгот на добычу и участие в продукции. Себестоимость добычи иранской нефти также представляет интерес для инвесторов, так как в среднем она, по данным Rystad Energy, составляет 12,6 долл. за 1 барр., а в некоторых месторождениях – ниже 1 долл. за баррель.

Росту инвестиционного интереса иностранных компаний способствует и новый 6-й пятилетний план развития (2016-2021 гг.), который  предполагает ускорение развития на основе  либерализации экономики, включая приватизацию с участием иностранных инвесторов. В плане поставлена цель содействовать  развитию наукоемких отраслей, освоению новых технологий в экспорториентированных отраслях- фармацевтике, космической отрасли, нефтехимии, производству сжиженного газа.   Для иностранных инвесторов важно, что Иран имеет грамотное население,  значительную долю национальных сбережений, как   резерв для инвестиционной деятельности, ведет борьбу с коррупцией. По индексу восприятия коррупции  Иран по состоянию на 27.01.2016 г. занимает 130 место, но оно улучшилось по сравнению с предыдущими годами. Улучшилось место Ирана и по Doing business (в 2016 г.-118 место, в  2014 г.-130место).

Главным изменением во внешней  политике правительства Х.Роухани  стало улучшение отношений со странами Запада, которое Ирану чрезвычайно важно и с экономической, и с политической точки зрения. Иран также заинтересован и в восстановлении и расширении своих экономических связей с  Китаем, Индией, Японией и Южной Кореей как своих главных потребителей сырой нефти и инвесторов.

Уже структура внешней торговли Ирана (по данным за 2014 г.) показывает степень заинтересованности Ирана в связях с отдельными странами и отдельных стран в экономических связях с Ираном. Почти 55% внешнеторгового оборота Ирана падает на Китай, причем его доля велика и в импорте, и особенно в экспорте. Основные иранского экспорта (а это, главным образом, нефть), помимо Китая ( около 30%) — Индия (12% ), Турция (более 10%), Япония (около 7%), Южная Корея (около 5%).

Конечно, Иран заинтересован в том, чтобы восстановить свои позиции на европейском нефтяном рынке, выйти на европейский газовый рынок, но для Ирана главный интерес в Европе — получение новейших видов оборудования и технологий, совместная инвестиционная деятельность в промышленности. Ведь доля иранского импорта из стран ЕС составила в последние годы лишь 1,5% всего импорта, по экспорту-5,4%.  ( но все-таки вдвое выше, чем с Россией). Многие из необходимых товаров из Европы и США Иран получал обходными путями, в т.ч. через торговлю с ОАЭ, которые заняли в импорте Ирана в санкционный период более 30%.

Такая обоюдная заинтересованность Ирана и мирового рынка  достаточно ярко проявилась уже в конце 2015 г. и особенно в 2016 г.

25 января в Тегеран прибыл председатель КНР Си Цзиньпин, который с Хасаном Роухани подписал 17 соглашений, в том числе, о строительстве двух атомных электростанций, об увеличении поставок иранской нефти в Китай. Поставлена цель в течении 10 лет увеличить товарооборот до 600 млрд долл., т.е. почти в 10 раз, и иранский президент назвал эту встречу началом новой эры в экономическом и политическом сотрудничестве. И Иран и Китай рассчитывают на многократный рост экономического сотрудничества, исходя не только из возможностей двухсторонних связей, но и сотрудничества в рамках ШОС , полноправным членом которой Иран может стать в ближайшее время, а также в рамках инициированного Китаем  проекта «Нового Шелкового пути». В нем Ирану отводится весьма значительная роль, под эту цель в новом пятилетнем плане Ирана предусматривается развитие в районе Мекрана (на границе с Пакистаном) морских портов, специальных зон и т.п.

Очевидный интерес Ирана и российских компаний к Ирану отчетливо проявился в соглашениях, достигнутых в результате работы в ноябре 2015 г. в Москве Постоянной межправительственной Комиссии. Возросла роль Ирана как  поставщика продовольственной продукции в нашу страну в новых условиях, особенно в связи с сокращением поставок из Европы  и из Турции. В январе 2016 г. дано разрешение 25-ти иранским компаниям на поставки продовольствия на российский рынок. Возвращаются в Иран российские компании, например «Лукойл», заключившая соглашение на разведку и освоение нефтяного месторождения.

Европейские компании  не скрывали своего интереса к возвращению на иранский рынок, как только начались переговоры Ирана с «шестеркой». Этот интерес приобрел вполне реальную основу после снятия 16.01.2016 г. Евросоюзом всех экономических и финансовых санкций с Ирана. Свой первый визит после снятия санкций с Ирана президент страны Хасан Роухани совершил в Италию. Были подписаны 25 января 2016 г. 17 соглашений, в т.ч. 10 коммерческих соглашений на сумму около 17 млрд евро. Одним из самых основных договоров стало соглашение (на 5 млрд евро) с итальянской  « Сайпем» ( строительство  трубопровода ),  соглашение между  Центральным банком Ирана  и Итальянским экспортно-кредитным агентством SACE. Итальянская металлургическая компания «Даниелли», ранее активно работавшая на иранском рынке, заключила ряд соглашений( на сумму около 6 млрд евро) на   поставки и монтаж оборудования для металлургической промышленности, а также на создание совместного предприятия. Одна из строительных итальянских компаний заключила крупный контракт (на 4 млрд евро) на ряд работ в транспортной инфраструктуре (главным образом, в железнодорожном строительстве).

Но пока в Иран полностью не возвращается нефтегазовая  Eni, принимавшая до санкций активное участие в нефтегазовой отрасли Ирана.   Ирану также снова предстоит вернуться на нефтяной рынок Италии.

27 января, после Италии,   Хасан Роухани посетил с визитом Францию. Здесь также был подписан ряд соглашений, значимых для Ирана и для Франции, на общую сумму в 15 млрд евро.
Глава французского объединения предпринимателей (Medef) заявил, что французские компании должны как можно скорее прийти в Иран. Компании и постарались. Заключено соглашение (с равными долями в капитале) между автомобильным концерном  PSA Peugeot Citroen (на  400 млн евро) и крупнейшей иранской автомобильной компанией «Иран ходроу» (давно сотрудничавшей с Пежо Ситроен и  выпускающей, в т.ч. и автомашины «Пежо 204») о создании совместного предприятия  по выпуску и продаже автомобилей «Пежо 208, 2008 и 301», оснащенных двигателями последнего поколения. Готовятся  соглашения с «Рено», которая, в отличие от «Пежо, не выходила полностью из Ирана во время санкций. Достигнута договоренность о заключении этой компании новых соглашений с иранскими «Иран ходроу» и САЙПА( вторая после «Иран ходроу» крупнейшая автомобильная компания Ирана).
Крайне важным  стало подписание соглашения о закупке  иранской авиакомпанией «Иран Эйр» 118 пассажирских самолетов «Аэробус» (Франция будет поставлять самолеты в течение 4 лет). Подписан протокол о намерениях с компанией Vinci по строительству новых терминалов в аэропортах  Мешхеда и Исфахана, с компаниями  Bouygues и  Aeroports de Paris о новом терминале международного аэропорта имени Имама Хомейни в Тегеране.
Как и в Италии, были подписаны соглашения о сотрудничестве в области железнодорожного транспорта, морских перевозок. Конечно, для Ирана важным было возвращение на французский нефтяной рынок. И соглашение между Иранской национальной нефтяной компанией и «Тоталь» было подписано (поставки до  200 тыс. барр/д).
Во время визитов в Италию и Францию обсуждались актуальные вопросы, касающиеся борьбы с терроризмом, сирийской проблемы, отношений Ирана с Саудовской Аравией. Однако нужно признать, что главным  локомотивом налаживающегося сотрудничества Ирана с Европой стало отчетливо наметившийся прорыв в экономических отношениях.
1.Financial Tribune. Iranian economic Daily. Tehran. 24.12.2015.

62.37MB | MySQL:101 | 0,484sec