Истинные мотивы отношений Израиля и США

Одной из ключевых внешнеполитических тем для израильского правительства на текущей неделе стали отношения с Вашингтоном. В частности, на еженедельном заседании кабинета министров, задающем тон политическим дискуссиям на ближайшие 7 дней, было заявлено о возможно готовящемся визите в Израиль вице-президента США Д.Байдена. Точная дата приезда названа не была, но, по словам главы правительства Б.Нетаньяху, он будет «желанным гостем, […] когда бы ни пожелал приехать…»[i]. Более того, в тот же день в страну прибыла группа специалистов, которым поручена подготовка приезда представителя США. После появления данной информации мировые СМИ стали пестрить заголовками о двусторонних отношениях государств в целом и их мотивах в частности.

На первый план, разумеется, вышло обсуждение договоренностей о продлении американской военной помощи Израилю. Этот вопрос приобрел особый резонанс в связи с недавними высказываниями Б.Нетаньяху. Так, глава правительства указал, что, если страна не получит выгодных для себя условий, то может отложить принятие решения до момента избрания нового президента США. Таким способом государство пытается компенсировать возросшие угрозы после заключения Совместного всеобъемлющего плана действий между «шестеркой» международных посредников и Ираном. Впрочем, окажется ли этот внешнеполитический ход действительно верным, пока говорить сложно. Непростая для США ситуация на Ближнем Востоке, разумеется, толкает страну на поиск возможностей сделать уступки. К примеру, обсуждаемые в США поправки к торговому законодательству включают формулировку «контролируемые Израилем территории», под чем, разумеется, подразумеваются Иудея, Самария, Голаны и Восточный Иерусалим. Их, напомним, ЕС всячески стремится исключить из экономических отношений с ближневосточным партнером.

Вместе с тем, если Израиль подойдет более скрупулезно к анализу набирающей обороты американской президентской гонки, то амбиции страны могут серьезно снизиться. Вступив в стадию праймериз, Республиканская и Демократическая партии перешли к активному этапу выбора кандидата на роль лидера страны. 1 марта 2016 г. американских выборщиков ожидает т.н. «супервторник», в который предварительное голосование состоится сразу в более чем десяти штатах. К настоящему моменту будущее президентского поста достаточно туманно. Свою кандидатуру успел снять К.Кристи, сложно складывается ситуация для младшего брата 43-го президента США Джеба Буша, который не получил широкой  поддержки избирателей по итогам прошедших в некоторых штатах праймериз. Более того, голосования в Айове и Нью-Гэмпшире продемонстрировали отсутствие четкого лидера в каждом из политических лагерей. Так у республиканцев практически вплотную друг к другу шли Т.Круз, Д.Трамп, М.Рубио, а у демократов – Х.Клинтон и Б.Сандерс. Как следствие, без фаворита, на которого могли бы сделать ставку израильские власти, довольно сложно предполагать, будут ли результаты переговоров с новым президентом более успешными, чем с нынешним.

С другой стороны, в отношениях государств есть менее явная, но весьма значимая тема. Касается она перспектив восстановления турецко-израильских отношений. Фактически не выделяясь в открытой повестке дня американо-израильских контактов, она, без сомнения, волнует оба государства. Свидетельством тому могут являться январские переговоры между Д.Байденом и премьер-министром Турции А.Давутоглу. В этой связи стоит полагать, что вопрос станет предметом обсуждения в случае визита вице-президента США в Израиль ввиду стратегических интересов Вашингтона в регионе. Также не стоит забывать о палестино-израильской проблематике.  Свидетельством явной заинтересованности в обсуждении данного вопроса является визит посла США при ООН С.Пауэр в Израиль. По словам американского дипломата, сказанным в рамках рабочей встречи с президентом Р.Ривлиным 15 февраля 2016 г., она прибыла для того, «чтобы выслушать мысли о том, как разногласия могут быть урегулированы, и как мы можем вернуться к надежде на то, что решение может быть найдено путем переговоров»[ii].

Таким образом, в сотрудничестве Израиля и США в последнее время на передний план вышла ближневосточная проблематика, что позволило в некоторой степени сгладит трудности, имевшиеся в двусторонних отношениях. Выстраивая контакты, каждое государство руководствуется исключительно собственными мотивами. Так, Израиль все же решил получить бонус, обещанный Вашингтоном за соглашение по иранской ядерной программе, несмотря на то, что лидеры страны долгое время настаивали, что вариант такого рода «сделки» является неприемлемым. Американская администрация, в свою очередь, стремиться к продвижению своих интересов сразу на двух направлениях: турецком и палестинском. Анкара также прилагает все усилия для того, чтобы фактически окружить своего экс-союзника проектами со своим участием, чтобы не оставить возможности отказаться от восстановления отношений. Помимо диалога, выстраиваемого с США, власти республики ведут переговоры с Германией по вопросу содействия урегулированию европейского миграционного кризиса. Сдерживающим фактором в этом контексте способна стать ситуация в Сирии, осложняющая отношения Вашингтона и Анкары, а также вызвавшая российско-турецкие разногласия. Во многом то, каким будет дальнейшее взаимодействие Израиля и США, определит мартовская конференция Американо-израильского комитета по общественным связям AIPAC.

[i]                 Цит. По: Cabinet Communique. 14.02.2016. // Israel Ministry of Foreign Affairs. 14.02.2016. URL: mfa.gov.il/MFA/PressRoom/2016/Pages/Cabinet-Communique-14-February-2016.aspx

[ii]              Цит. По: President Rivlin meets with US Ambassador to the UN Samantha Power. // Israel Ministry of Foreign Affairs. 15.02.2016. URL: mfa.gov.il/MFA/PressRoom/2016/Pages/President-Rivlin-meets-with-US-Ambassador-to the-UN-Samantha-Power15-February-2016.aspx

52.74MB | MySQL:103 | 0,451sec