О ситуации в руководстве Катара

После своего увольнения с поста министра обороны Катара Хамад бен Али аль-Атыйя сконцентрировался на теме развития своих «семейных» фирм в рамках их сотрудничества с западными партнерами. При этом неожиданное увольнение с в январе с.г. Хамада бен Али аль- Атыйи было санкционировано лично эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани, который решил сосредоточить в своих руках еще и все оборонные вопросы, породил на Западе устойчивые слухи о том, что правитель Катара меняет систему посредников в рамках заключения контрактов с западными фирмами. Опасения этого подкреплялись и недавней саудовской аналогичной историей с рокировкой фактически всей системы посреднических фирм КСА, которую король Сальман провел незамедлительно после своего вошествия на престол. Это касалось, прежде всего, так называемых местных «бизнес-якорей». То есть бизнесменов, которые, как правило, не являются подданными КСА, но близки к королю, и через которых в основном и идет заключение тех или иных контрактов с западными компаниями.  Они должны вначале обсудить с западными бизнесменами все щекотливые юридические аспекты той или иной сделки, и уже потом выдать шефу готовый сценарий контракта. Эта система, типичная для всех аравийских монархий, позволяет сконцентрировать в одних руках весь пакет контрактов и одновременно дистанцирует ту или иную монаршую особу от возможных неприятных ситуаций, которые обычно связаны с не очень чистоплотными финансовыми схемами. В случае с Саудовской Аравией такую роль «бизнес-якоря» короля Абдаллы и его сына Мутаиба играли ливанские бизнесмены братья Фусток. С приходом Сальмана вся их система посредничества была разрушена, что особенно было заметно на примере контрактов с французскими бизнесменами. Но первоначальные опасения западных компаний в отношении повторения этого сценария в Катаре, похоже, не оправдались. Хотя, безусловно, эмир Катара сейчас сконцентрировал в своих руках основной портфель контрактов в сфере ВТС. Некоторые эксперты в этой связи говорят о том, что это связано с планируемой модернизацией катарских вооруженных сил, а также усилением сотрудничества в области военно-технического сотрудничества с Анкарой. В частности, именно фонды и компании эмира Катара будут курировать вопросы строительства в Катаре военной базы Турции. В этой связи переход бывшего министра иностранных дел и родственника Хамада аль-Атыйи Халида аль-Атыйи на должность министра обороны, означает только одно — именно он и будет практически осуществлять всю текучку не только по министерству, но и курировать ВТС.

Это мы замечаем в связи с тем, что некоторые отечественные политологи поспешили сделать вывод об опале и должностном понижении бывшего главы МИДа, так как по их мнению МИД был в Катаре всегда более важным министерством, нежели чем Министерство обороны. Может и был, но сейчас роль силовиков во внутреннем властном пасьянсе меняется кардинально. То же самое касается и рассуждений о смене внешнеполитического курса Катара в связи с этими перестановками. Смеем заявить, что этот курс может тактически корректироваться в зависимости от складывающейся ситуации, но никогда не будет меняться кардинально. И дело в данном случае не в конкретной персоналии на посту руководителя МИД. Вообще надо иметь в виду, что нынешние рокировки никоим образом не затронули основную систему кланового равновесия в Катаре. Семья Атыйя как была, так и остается главным союзником правящей семьи Аль Тани. И вопросы ВТС также будет осуществлять представитель этой семьи. При контроле эмира, естественно.

При этом Хамад бен Али аль-Атыйя остался во властной обойме. Его назначили советником эмира по военным вопросам, что должно помочь сохранить его статус в среде иностранных бизнесменов. В общем-то, это логично, поскольку именно его на Западе рассматривают, как своего основного лоббиста в Дохе. Но гораздо более важно другое обстоятельство. Основанная в 1992 году собственная компания бывшего министра обороны («Аль-Атыйя трейд компании», ул. Гранд-Хамад, Здание Арабского Банка, Доха) продолжает наращивать усилия не только в сырьевых секторах экономики. Именно через его компанию сейчас идут процедуры по заключению контрактов европейскими и канадскими компаниями через дочерние фирмы «Европейская торговая компания» (ЕОКП) и Prodev (Канада). У фирмы Х.аль-Атыйи совместное предприятие с британской частной охранной фирмой G4s. Среди партнеров Хамада аль-Атыйи такие компании, как Vodafone и InterContinental. Кроме того, «дочка» «Аль-Атыйя трейд компании» «Дакс экспресс» уже предоставляет услуги по перевозке грузов в США с базы Аль-Удейд, которая является самым крупным военным центром Пентагона в регионе Ближнего Востока.

При этом его предыдущая деятельность была связана с ВТС в основном, что он, собственно. передал «по наследству» своему родственнику, как и все свои наработанные связи в этой области. А их у Хамада аль-Атыйи много. Он был вовлечен в переговоры с французской Dassault в мае прошлого года по закупке 24 истребителей «Рафаль». Он также заключил сделку в июле 2014 года с тогдашним министром обороны США Чак Хейгелом по закупкам комплексов ПРО «Пэтриот», противотанковых ракет и вертолетов «Апач». Смещение Хамада  аль-Атыйи связано просто с желанием эмира убрать из власти близких компаньонов его отца и замены их на молодые кадры. Не нарушая при этом основной расстановки сил катарских кланов. Клан Атыйя таким образом сохраняет свои позиции в сфере ВТС, и нефтегазовом секторе. Напомним, что Абдулла бен Хамад аль-Атыйя, который был министром энергетики и промышленности до 2011 года и возглавлял «Катар Петролеум», стал одним из главных архитекторов превращения Катара в одного из мировых лидеров по добыче газа. Так что о какой-то кардинальной смене векторов в нынешнем катарском руководстве говорить, на наш взгляд, пока сильно преждевременно.

52.73MB | MySQL:103 | 0,532sec