О возможности создания суннитской автономии в Ираке

22 февраля ряд представителей политического истеблишмента Ирака предложили проект создания суннитской автономии. Примечательно, что проект озвучил представитель «проправительственных» суннитов Усама ан-Нуджайфи, бывший вице-президент Ирака, в настоящее время возглавляющий Высшую координационную комиссию. Высшая координационная комиссия объединяет 13 суннитских парламентариев Ирака, представляющих различные блоки и партии. По словам У.ан-Нуджайфи, «Это будет гарантировать единство и стабильность Ирака, преемственность нынешней политической системы и залечит раны, нанесенные прошлым правительством». «Формирование регионов из существующих провинций является легальным и нормальным процессом, узаконенным нашей конституцией. Такой процесс сумеет организовать отношения между Багдадом и регионами, перераспределить властные полномочия», — подчеркнул Усама ан-Нуджайфи. Если бы такой план был выдвинут десять лет назад, можно было бы с уверенностью сказать, что он решил бы все проблемы Ирака. Однако сегодня его осуществление столкнется со значительными препятствиями. Впрочем, может быть, он действительно представляет единственный шанс решить проблемы затянувшегося и кровопролитного  межконфессионального конфликта в этой стране.

В настоящее время суннитскую общину Ирака можно условно разделить на  три сегмента. Во-первых, это непримиримые противники существующего режима, принимающие участие в боях на стороне террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) или находящиеся под влиянием ее идеологии. К ним относятся многие бывшие баасисты, подвергшиеся дискриминации или преследованиям в ходе процесса «дебаасификации», инициированного в 2005 году правительством Нури аль-Малики в сотрудничестве с американской оккупационной администрацией. Часть баасистской эмиграции осела в соседней Иордании. Как правило, эти люди никому не верят. Они считают себя обманутыми американцами и багдадским правительством. Это связано с тем, что многие сунниты Ирака в 2006-2009 годах приняли участие в борьбе с «Аль-Каидой» на стороне отрядов «Сахва» («Пробуждение»), созданных по инициативе командующего американскими войсками в Ираке Дэвида Петрэуса. После вывода американских войск из Ирака в 2011 году эти отряды были сняты с довольствия и распущены правительством Нури аль-Малики. Более того, многие из бойцов этих отрядов были арестованы или ликвидированы. В настоящее время с бывшими баасистами активно контактируют представители саудовских спецслужб. Целью Эр-Рияда в данном случае является развернуть этих политических активистов против ИГ, заодно создав из них собственную пятую колонну на территории Ирака. В Иордании саудовцы финансируют одну из спутниковых телекомпаний, руководимую бывшими баасистами. В пропаганде, ведущейся данной телекомпанией, Иран и Россия выставляются в качестве главных виновников нынешнего кризиса в Ираке.

Вторым сегментом являются суннитские племена провинции Анбар. Большое влияние среди этой части суннитской общины имеют традиционные шейхи бедуинских племен, а также представители суннитского духовенства. Среди них выделяются шейх крупнейшего племени Дулейм Али Хатем Сулейман, муфтий Северного Ирака Рафа ар-Рифаи, руководитель прокатарской Ассоциации мусульманских улемов Мусанна аль-Дхарри. К данному политическому течению примыкают и ряд политиков, пытавшихся сотрудничать с нынешним иракским режимом, но подвергшихся репрессиям со стороны Нури аль-Малики, боявшегося чрезмерного усиления суннитов в правительстве. Это, прежде всего, бывший вице-президент Тарик аль-Хашими, обвиненный Н.аль-Малики в «терроризме» в декабре 2011 года и вынужденный бежать в Турцию, а также бывший министр финансов, технократ Рафа аль-Эсауи, разоблачавший коррупцию Н.аль-Малики и чудом избежавший ареста в 2012 году (в настоящее время проживает в Иордании). Данная часть суннитского истеблишмента готова вести переговоры с США и с Россией по мирному урегулированию межконфессионального противостояния в Ираке.

Третий политический лагерь состоит из суннитов, перешедших на службу к нынешнему правительству и имеющих у большинства своих единоверцев устойчивую репутацию коллаборационистов. Это уже упомянутый Усама ан-Нуджайфи, его брат, бывший мэр Мосула Адиль ан-Нуджайфи, спикер иракского парламента Салим аль-Джубури, министр обороны Ирака Халед аль-Обейди. Эти деятели не имеют в иракском обществе большого авторитета. Кроме того они препятствуют интеграции бывших суннитских боевиков в мирную жизнь. Данное обстоятельство вызвано тем, что статусные суннитские политики получают от шиитской верхушки неплохие финансовые отступные за свои представительские функции и не собираются делиться ими со своими единоверцами. Кроме того, большинство из них представляют Иракскую исламскую партию, являющуюся местным отделением движения «Братья-мусульмане». В отличие от Сирии и Египта «Братья-мусульмане» в Ираке никогда не пользовались большой популярностью и всегда воспринимались как чужеродное явление.

В интервью интернет-порталу Middle East Eye Усама ан-Нуджайфи впервые признал тяжелые ошибки багдадского правительства, совершенные в суннитских регионах: «Багдад нарушал правила. Он вмешивался в бизнес и повседневные дела людей. Такое вмешательство осуществлялось даже в Мосуле. Осуществлялся рэкет, блокировались дороги и рынки, произвольно сажали в тюрьму людей. Это создавал атмосферу разделения и напряженности между различными группами. Результатом стало падение Мосула и других городов в руки экстремистов». Пресс-секретарь высшей координационной комиссии Халед аль-Мафраджи отметил, что «Арабы-сунниты неспособны решить свои проблемы с Багдадом без предоставления автономии, без того, чтобы быть независимыми и самоуправляемыми».

Одним из важнейших вопросов, возникающих в данной ситуации, являются границы будущей автономии. Границы «суннитского региона», предложенные иракским политиком Аднаном Дулайми, бывшим лидером блока «Тавафик» включают 5 провинций: Анбар, Найнава, Салахеддин, Дияла и Багдад. Включение последней в суннитский регион должно вызвать в Ираке большие споры. До американской оккупации Багдад был городом со смешанным населением с небольшим преобладанием суннитов. После кровопролитной гражданской войны 2006-2007 годов в городе произошли религиозные чистки. Смешанных районов практически не осталось, так как шииты боялись суннитских террористов, взрывавших начиненные динамитом автомашины, а сунниты – шиитских «эскадронов смерти», похищавших людей по ночам. Так, были полностью зачищены от суннитов районы Амрийя и Кадимийя. В настоящее доля суннитского населения в Багдаде не превышает 25%.

До американской оккупации иракские сунниты были в основном городскими жителями. Среди них был высок процент людей, получивших высшее образование. Сунниты составляли основу иракского офицерского корпуса, доминировали среди прослойки врачей, учителей, университетских преподавателей. Многие из них лишились работы в ходе кампании дебаасификации. Сунниты и члены их семей, оставшиеся без работы и подвергавшиеся преследованиям, переезжали в провинцию, вновь становясь сельскими жителями. С одной стороны, этот процесс вел к архаизации общественной жизни, росту влияния племенного фактора, распаду современных светских институтов. С другой стороны, — к росту экстремистских настроений и радикализации суннитского ислама в Ираке. В прошлом веке сторонники ваххабитских и салафитских взглядов среди иракских суннитов были в явном меньшинстве. Среди иракцев доминировал просвещенный ислам. Большим влиянием пользовались суфийские тарикаты Накшбандийя и Кадырийя (кстати, последний зародился в 12 веке в Багдаде). Радикализации суннитского ислама в Ираке способствовали два фактора. Во-первых, кампания «исламской культурной революции», инициированная режимом Саддама Хусейна в 1994 году. Во-вторых, пропаганда эмиссаров «Аль-Каиды» (запрещена в России) и салафитских проповедников во время гражданской войны, длящейся с 2005 года. В результате в меньшинстве оказались суфии и умеренные ашариты. Создание автономного суннитского региона, если, конечно этот проект не будет загублен иракской политической элитой, должно служить двум целям. Во-первых, сохранению территориальной целостности и суверенитета Ирака. Во-вторых, установлению гражданского мира и прекращению многолетней межконфессиональной вражды, истощающей Ирак.

52.48MB | MySQL:102 | 0,747sec