Ситуация в Сомали: январь 2016 г.

В Сомали 2015 год завершился, а 2016 начался с введенного правительством этой страны запрета для христиан на любое отмечание Рождества. Никто из христиан не был арестован за возможные нарушения этого запрета, поскольку они были готовы к нему всем ходом развития событий в стране.

Как пояснил введение этого запрета генеральный директор Министерства по делам религий Сомали Мохаммед Хайроу, празднование христианами Рождества «могло нанести ущерб мусульманской общине». Поэтому праздник на сей раз отмечался либо по тихому дома, либо в подземных церквях. В любом случае запрет на празднование Рождества в очередной раз продемонстрировал дискриминацию, которой подвергаются христиане в Сомали. В этой стране за нарушение подобного запрета христианам грозит строгое наказание, вплоть до смертной казни.

С началом Нового года в Сомали никуда не делись старые проблемы этой страны, главная из которых — отсутствие безопасности. 7  января в очередной раз о себе напомнило движение «Аш-Шабаб», боевики которого в столице страны подвергли минометному обстрелу район Вардхиглей, прилегающий к президентскому дворцу «Вилла Сомали» — сверхзащищенному комплексу зданий, в котором находятся канцелярия президента и офис премьер-министра.

По кварталу было выпущено три мины. В результате их разрывов погиб по меньшей мере один человек, несколько получили ранения. Немедленно ответственность за обстрел взяло на себя движение «Аш-Шабаб». В коммюнике исламистов утверждалось, что было выпущено до 10 снарядов, и что некоторые из них поразили «Виллу Сомали». «Эта атака является частью операций, проводимых моджахедами в Могадишо», — отмечалось в коммюнике.

15 января произошло событие, исключительное по значению даже для Сомали. Боевики движения «Аш-Шабаб», традиционно старавшиеся избегать прямых столкновений с превосходящими их по боевой мощи африканскими миротворцами из контингента Amisom, взяли штурмом на юге страны близ Эль-Адде полевой лагерь, в котором находились кенийские солдаты из состава Миссии, а также сомалийские военнослужащие. Сразу же заговорили о многочисленных погибших в результате нападения, совершенного в районе Гедо, граничащим с Кенией и Эфиопией.

Штурм лагеря проходил по традиционной для боевиков «Аш-Шабаб» схеме. Сначала на КПП лагеря себя подорвал смертник, затем, воспользовавшись замешательством среди охраны, на его территорию ворвались боевики.

В распространенном немедленно коммюнике движения «Аш-Шабаб» утверждалось о 63 погибших кенийских солдатах и о захвате лагеря.

Со своей стороны представитель кенийской армии полковник Дэвид Обоньо утверждал, что нападению подвергся полевой лагерь сомалийских военнных, находившийся по соседству с бивуаком кенийцев. Последние тут же пришли на помощь сомалийцам, контратаковав джихадистов. Согласно его заявлению, через 3,5 часа после нападения «бой продолжался, потери сторон неизвестны».

По данным местных жителей, боевики движения «Аш-Шабаб»после боя, продолжавшегося 45 минут, захватили все-таки кенийский полевой лагерь.

Это была треться по счету атака на полевые лагеря миротворцев за последние шесть месяцев. В конце июня 2015 года атаке подвегся лагерь миротворцев из Бурунди близ Лего, а также угандийский лагерь близ Джанале. Оба лагеря находились в регионе Нижнее Шабелле. В обеих случаях джихадистам удавалось на некоторое время захватить позиции миротворцев. Как показало третье нападение, два предыдущих их ничему не научили. Тогда в каждом из случаев командование Amisom признавало потери среди миротворцев, не уточняя их число. Движение «Аш-Шабаб» утверждало, что в результате каждого из этих нападений погибли до 50 миротворцев.

По сложившейся практике, движение «Аш-Шабаб» всегда завышает потери среди своих противников, а командование миротворцев избегает называть точные данные о своих потерях.

В настоящее время общая численность миротворцев Amisom составляет около 22 тысяч человек, в том числе от Уганды — примерно 6 тысяч, Бурунди — 5,4 тысяч, Кении — 3,6 тысяч, Эфиопии — 4,4 тысяч. Миссия развернута в Сомали с 2007 года.

Только к вечеру 15 января президент Кении Ухуру Кеньятта признал, что «этим утром террористическая группа «Аш-Шабаб» атаковала лагерь Amisom в     Эль-Адде в Сомали, в котором находились военнослужащие Сил обороны Кении». «Некоторые из наших патриотов в униформе погибли», — отмечалось в коммюнике.

В свою очередь в коммюнике Amisom говорилось о «погибших и раненых». «Детали происшедшего изучаются», — отмечалось в документе.

Тогда же представитель кенийской армии полковник Д.Обоньо сообщил, что кенийские военные «интенсифицировали их операции против движения «Аш-Шабаб» с тем, чтобы контролировать ситуацию в Эль-Адде и его окрестностях». При этом он не уточнил, продолжались или нет боевые действия к вечеру 15 января.

Судя по всему, джихадисты похитили многих военных. Иначе как понять заявление от 17 января представителя кенийского военного командования Самсона Мватете, согласно которому два дня спустя после нападения боевиков движения «Аш-Шабаб» на лагерь кенийских миротворцев в Сомали продолжалась «операция по поиску и спасению».

Официально Кения так ничего и не сообщила о числе погибших. Со своей стороны движение «Аш-Шабаб» 17 января выступило с утверждением, согласно которому «моджахеды» убили свыше 100 кенийских захватчиков, захватили их оружие и автотехнику, а также взяли живыми кенийских солат». По данным исламистских сайтов, в плен к джихадистам попали 12 кенийских солдат.

В момент нападения в полевом лагере Amisom в Эль-Адде находились около 180 кенийских солдат. 17 января 4 раненых из их числа были вывезены в Найроби. Туда же 18 января были отправлены первые 4 тела погибших. Встречавшая их в аэропорту Найроби министр обороны Кении Райшел  Омамо упомянула на траурной церемонии, что речь идет о «печальном моменте для Сил обороны Кении и всей страны», дав тем самым понять, что погибших в Сомали было очень много.

Согласно кенийской газете Daily Nation, с 17 января в Кению были доставлены до 30 солдат, включая раненых, так или иначе выживших в той трагедии. Простой арифметический подсчет говорит о том, что число погибших и попавших в плен могло составить до 150 человек. По данным издания, некоторым из них после разгрома базы пришлось «долгие часы» выходить к другим лагерям миротворцев.

По данным кенийской газеты Standart, кенийские подкрепления в виде солдат сил спецназначения прибыли в район Эль-Адде только вечером 18 января, причем часть из них была десантирована в районе трагедии парашютным способом с задачей спасти тех военнослужащих, которые могли укрываться в окрестностях лагеря.

Только 20 января представитель командования сомалийской армии сообщил, что подразделения сил специального назначения Кении восстановили контроль над тем, что до 15 января называлось полевым лагерем кенийского контингента Amisom.

«Самолеты ВВС Кении нанесли два удара по целям вокруг Эль-Адде, подразделения кенийских сухопутных войск затем установили полный контроль над полевым лагерем, который боевики движения «Аш-Шабаб» захватили несколько дней назад», — сказал представитель сомалийских сил безопасности в районе Гедо Абдувахид Ахмед.

По даным местных источников, кенийские военные восстановили контроль над лагерем вечером 19 января.

Как заявил начальник генштаба Сил обороны Кении генерал Самсон Мватете, операция по «поиску, спасению и вывозу» погибших и раненых, начатя сразу после 15 января, была «очень деликатной, поскольку джихадисты использовали пленных кенийских солдат в качестве живого щита». Таким образом он косвенно признал, что часть кенийских военнослужащих попала в плен к боевикам движения «Аш-Шабаб».

До сих пор нет полной ясности относительно того, ушли ли сами боевики из лагеря, или он был взят штурмом. Скорее всего, имела место первая версияя, поскольку, по данным кенийской прессы, боевики перед оставлением лагеря заминировали его.

Как следствие атаки в Эль-Адде — командование кенийского контингента в Сомали было вынуждено эвакуировать два полевых лагеря на юге страны. Речь шла все о том же лагере в Эль-Адде и еще одном лагере в Бадааде (регион Нижняя Джубба). Эти позиции были немедленно заняты боевиками движения «Аш-Шабаб». Более того, при отставлении полевого лагеря в Бадааде кениййские военные по неподтвержденнным официально данным попали в засаду, устроенную боевиками «Аш-Шабаб», и вновь понесли потери.

Более того, пошли даже слухи о полном выводе кенийского контингента из Сомали. Однако 27 января они были опровергнуты представителем Сил обороны Кении.

Вечером 21 января в Могадишо у приморского ресторана близ пляжа Лидо был взорван заминированный автомобиль. После взрыва произошла перестрелка между полицейскими и неизвестными лицами. Первоначально никто не взял на себя ответственность за этот инцидент.

У пляжа Лидо находятся несколько дорогих ресторанов, посещаемых предпринимателями и представителями сомалийской диаспоры. Ранее боевики движения «Аш-Шабаб» несколько раз атаковали аналогичные заведения.

Уже 22 января представитель полиции сообщил, что в результате нападения 21 января погибли по меньшей мере 19 человек, в том числе женщины и дети. Ответственность за нападение взяло на себя движение «Аш-Шабаб». В перестрелке были убиты 4 из числа нападавших, еще одного удалось арестовать. По оценкам полиции, целью нападавших было убийство как можно большего числа людей из гражданских лиц, однако более массовую бойню удалось предотвратить благодаря оперативному вмешательству сил безопасности.

Рестораны и гостиницы уже давно стали излюбленными целями для боевиков движения «Аш-Шабаб», поскольку они хуже охраняются, чем здания официальных учреждений.

Только в 2015 году в Могадишо было совершено по меньшей мере 7 нападений на отели. Все они были комбинированными: сначала у отеля подрывалась заминированная автомашина, а затем его атаковали боевики. В результате таких атак погибли по меньшей мере 40 человек.

Отзвуки событий в Сомали то и дело звучали в самой Кении. 21 января кенийская полиция объявила об уничтожении в туристическом центре Малинди четырех человек, подозреваемых в «террористической активности», за «голову» одного из которых ранее была назначена награда в 20 тысяч долларов.

Как заявил начальник полиции Малинди Матава Муханги, «террористы были хорошо вооружены и первыми открыли огонь по нашим сотрудникам» в ходе операции по прочесыванию одного из жилых кварталов. Четверо террористов были уничтожены в ходе перестрелки, еще двое получили ранения, но им удалось скрыться.

Среди убитых был опознан 25-летний Сулейман Мохаммед Авад, фигурирующий в списке подозреваемых в террористической деятельности после нападения джихадистов на университет в Гариссе. За его «голову» была назначена награда в 20 тысяч долларов.

Судя по первым данным расследования, эта группа готовила теракты против объектов туристической инфраструктуры в Малинди — излюбленном месте отдыха туристов из Италии.

27 января по меньшей мере 7 полицейских погибли в результате подрыва на самодельном взрывном устройстве их автомобиля на приморскогй дороге в Кении в районе Ламу близ границы с Сомали.

В целом, очевидный всплеск военной акттивности движения «Аш-Шабаб2 был ожидаем. Он прогнозировался в связи с известным расколом, происшедшим в нем по вопросу подчиненности «Аль-Каиде» или «Исламскому государству» (обе организации запрещены в России). В этих условиях, как предсказывалось ранее, можно было ожидать активизации обеих фракций движения, каждой из которых необходимо было подтвердить их жизнеспособность с тем, чтобы обеспечить приток как финансовых, так и человеческих ресурсов. Почему к этим предсказаниям остались глухи те, кто командует Amisom, понять по меньшей мере трудно. Но именно командование миротворцев должно нести ответственность за то, что произошло в Эль-Адде. Двух предупреждений ему оказалось мало.

52.5MB | MySQL:102 | 0,618sec