Визит министра иностранных дел РФ С.Лаврова в Алжир

«Сотрудничество между Алжиром и Москвой усилилось», «Алжир поддерживает российские усилия в Сирии», «Отношения между Алжиром и Россией лучше, чем когда-либо» и другие заголовки подобного рода можно встретить в алжирской прессе по итогам визита главы МИД РФ Сергея Лаврова в АНДР, состоявшегося 29 февраля – 1 марта.

На такие оптимистичные выводы местных журналистов подвигло обилие заключенных двусторонних соглашений. В частности, стороны «договорились активизировать обмен информацией для мирного урегулирования кризисов в Северной Африке и на Ближнем Востоке и укреплять сотрудничество в борьбе с терроризмом и экстремизмом».

По словам самого Лаврова, это будет осуществляться «с помощью конфиденциальных каналов информации о ситуации».

Также среди основных соглашений, подписанных сторонами, следует выделить дополнительные протоколы к Декларации о стратегическом партнерстве, о политических консультациях между министерствами иностранных дел, соглашение о торгово-экономической, финансовой и лечения долга, соглашение о сотрудничестве в области культуры, науки, образования, спорта, туризма и архивного дела, меморандумы о сотрудничестве между Министерством по чрезвычайным ситуациям РФ и алжирским Министерством внутренних дел.

Также Лавров заявил, что обе страны выразили свою «привязанность» к Декларации о стратегическом партнерстве, подписанного в 2001 году во время визита президента А.Бутефлики в Москву.

Были заключены и ряд экономических договоренностей: Конвенция об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество, Протокол о сотрудничестве между торгово-промышленными палатами двух стран, а также соглашения о воздушном сообщении и о создании совета российско-алжирского бизнеса.

Кроме того, в прессу просочилась информация о том, что стороны обсуждали возможное расширение поставок из Алжира некоторых продуктов питания в условиях сохранения антироссийских санкций со стороны Запада и в то же время алжирская сторона стремится сохранить гарантированное снабжение российским зерном по льготным ценам.

Однако все это далеко не исчерпывает реальных перспектив, открывающихся между сторонами. Следует заметить, что официальное посещение этой страны главой российского внешнеполитического ведомства состоялось по алжирскому приглашению.

Соответственно, важность обсуждаемых Сергеем Лавровым вопросов подчеркивается тем, что в АНДР он встречался с высшими представителями руководства Алжира, включая своего коллегу Рамтана Ламамру и президента Абдельазиза Бутефлику.

Также Лавров оценил «позитивную динамику» встреч на высшем уровне глав и в частности, двух визитов президента А.Бутефлики в РФ в 2001 и 2008 годах, а также президентов Владимира Путина и Дмитрия Медведева в АНДР в 2006 и 2010 годах.

По словам самого главы российского МИД, это его четвертый визит в Алжир. Он охарактеризовал двусторонние отношения как «очень хорошие, и импульс им придал недавний визит Рамтана Ламамры в Москву».

Не случайно и то, что ради этой поездки Лавров фактически перекроил свой и без того напряженный график, на два дня «выпав» из него из-за Алжира.

И дипломатическая «мишура», сказанная на публику и попавшая в СМИ, скрывает действительное обсуждение сторонами животрепещущих вопросов, включая положение «на международном рынке нефти» и ситуацию, связанную с недовольством алжирской стороны относительно действий России, способствовавших, по мнению алжирского руководства, снижению нефтяных цен..

Одним из самых важных вопросов стала Сирия. По итогам встречи С.Лавров заявил, что президент А.Бутефлика «полностью поддерживает политику России по урегулированию ситуации в Сирии без каких-либо условий, чтобы сформировать единый фронт против терроризма в соответствии с выдвинутым в сентябре 2015 г. предложением президентом Владимиром Путиным в Генеральной Ассамблее ООН».

Однако в алжирских источниках реакция Бутефлики на предложения Лаврова по сирийской ситуации выглядит несколько иной. В частности, там прямо говорится о том, что АНДР «полностью одобряет деятельность Международной Группы поддержки Сирии, сопредседателями которой являются Россия и США».

Таким образом, можно предположить, что, несмотря на некоторое потепление в двусторонних отношениях, поведение алжирского руководства в данном случае преследует цель не испортить отношения с Вашингтоном.

Иными словами, в присущей лидерам АНДР манере тот одновременно поддержал двух конкурентов на дальнейшее мирное обустройство данной страны.

Особое внимание стороны уделили ситуации в Ливии. Примечательно, что Лавров по прилету в АНДР в Международный аэропорт Бумедьен особо указал, что в ходе визита будут подробно обсуждаться «региональные проблемы, включая ситуацию на алжирской границе и в других местах».

По словам Сергея Лаврова, «последствия ситуации в Ливии в настоящее время ощущается повсюду, особенно в регионе Сахеля, где существует реальный риск дестабилизация, обусловленный в основном торговлей оружием из этой страны. Наша общая позиция заключается в восстановлении Ливии на основе всеобъемлющего национального диалога с участием всех политических и военных сил в этой стране».

Одновременно С.Лавров высоко оценил «усилия Алжира по разрешению кризиса в Ливии и Мали и, в целом, в регионе Сахеля, отметив, что «анализ и подходы АНДР и России в решении этих проблем близки или сближаются».

Одна из причин – недоверие алжирских лидеров по отношению к Западу, опасающихся его односторонних действий на ливийской территории, и в этом в Алжире усматривают для себя потенциальную угрозу.

Соответственно, Алжир нуждается в поддержке своих возможных действий со стороны Москвы уже не только в Ливии, но и в Тунисе, которые ему, судя по негативному сценарию развития обстановки, рано или поздно придется предпринять.

Более того – алжирские источники подробно указывают и другие страны, по которым были достигнуты договоренности по взаимодействию – Ирак и Йемен, что напрямую пересекается с саудовскими интересами.

Также С.Лавров заявил о возможной реализации дальнейших шагов в развитии антитеррористического взаимодействия двух стран. В частности, это заключается в «создании в течение пяти последующих лет межведомственной рабочей группы по борьбе с терроризмом и организованной преступностью ради интересов мирового сообщества».

Также стороны затронули и экономический блок вопросов. Например, в ходе визита С.Лаврова были подведены итоги проведенного в Москве в июле 2015 года 7-го заседания Алжиро-российского объединенного комитета.

В связи с этим он также призвал «активизировать» работу межправительственной комиссии по вопросам двустороннего сотрудничества, отметив, что основной целью его визита было согласовать «практические меры» по осуществлению декларации о стратегическом партнерстве, подписанной в 2001 году».

По его словам, «Мы составили планы и конкретные проекты в области торгово-экономического и военно-технического сотрудничества, а также предложили конкретные формы сотрудничества между министерствами и деловыми кругами обеих стран».

Кроме того, особое внимание было уделено энергетическому сотрудничеству. В частности, стороны продекларировали «Устойчивое развитие связей между российскими компаниями и алжирской компанией Sonatrach» (несмотря на то, что в отличие от других стран, особенно Италии, Франции и др. успехи России на данном направлении выглядят очень блекло).

Как бы там ни было, усиление политического взаимодействия между Алжиром и Москвой представляется возможным лишь в случае заметного расширения экономических связей. И конфронтация России с Западом дает сторонам козыри для этого – в частности, через налаживание нового согласованного энергетического фронта как по нефти, так и по газу.

Не случайно, что Сергей Лавров подчеркнул, что «президент Бутефлика выразил заинтересованность алжирского правительства сотрудничать с Россией в рамках Форума стран-экспортеров газа и иметь регулярные связи относительно влияния на изменение ситуации на рынке нефти».

В частности, под этим подразумевается заметное увеличение ее добычи в РФ в 2015 г.

Важно отметить, что алжирская сторона позитивно восприняла решение России о приостановке наращивания производства «черного золота», что она ей уже неоднократно предлагала сделать.

Не менее важное значение имеют под собой и переговоры по газу. В частности, по данным алжирских источников, российская сторона в лице С.Лаврова получила пока еще необнародованные предложения алжирской стороны по данному вопросу, связанному с главным экспортным товаром, в том числе возможно, касавшиеся газовой «отвязки» от стоимости нефти.

Среди них якобы были различные варианты реанимации прежнего «газового союза» между двумя странами от 2012 г., предполагающего сохранение долговременных контрактов на сырье и нарушенного в 2014 г. в результате осуществления Россией на европейском рынке, главном месте сбыта алжирского газа, спотовых продаж.

Причем отчасти эти переговоры можно воспринимать и как продолжение недавних консультаций в Катаре, поскольку Доха также озабочена из-за заметного снижения стоимости газа на мировом рынке и к тому же она ратифицировала в 2014 г. особое соглашение по развитию газовой отрасли с АНДР.

Соответственно, представляется неудивительным, что катарская сторона пытается закулисно, в том числе через своих алжирских партнеров и прочих крупных производителей сырья изменить ситуацию в свою пользу. Поэтому у РФ есть шансы изменить отношения не только с Алжиром, но и с Катаром.

Другое дело, что получить непосредственную поддержку Алжира для России по волнующим ее вопросам проблематично. Впрочем, как таковая присылка подразделений его армии в Сирию и не требуется. Ведь «особое» мнение Алжира по данному вопросу и так парирует все усилия Саудовской Аравии по использованию против САР ЛАГ и лишает Эр-Рияд возможности выступать в данном случае от имени всего арабского мира.

В любом случае, для того, чтобы реально воплотить в жизнь политические декларации, сторонам необходимо в первую очередь начать их воплощение в экономической плоскости, что представляется весьма сложным. И решения о «заморозке» нефтедобычи тут мало – Алжир действительно ожидает от России ее сокращения согласованно с ОПЕК, которая, как ожидается, должна объявить об этом 20 марта.

Однако и это вряд ли в состоянии удовлетворить алжирские ожидания от взаимодействия с Москвой. Несмотря на то, что «на публике», в интервью местной прессе С.Лавров исключил превращения ФСЭГ в «газовый картель по типу ОПЕК», за что выступают алжирские лидеры, а в будущем стороны способны заключить новый «газовый союз».

Вместе с тем, необходимо понимать, что в данный момент существуют препятствия, мешающие руководству АНДР в «полную силу» поддержать Россию – в том числе это касается всестороннего (особенно экономического) усиления двусторонних связей Алжира с Турцией, о чем свидетельствуют их показатели торговли, превышающие в разы соответствующие данные первого с РФ.

Кроме того, в определенной и немалой степени на это влияет и наличие многочисленных представителей алжирских турок в руководстве АНДР.

39.73MB | MySQL:91 | 0,941sec