Американские аналитики о военной операции России в Сирии

Американские эксперты сделали первые выводы в отношении военных результатов боевых действий российских ВКС в Сирии. По их оценке, результаты этой военной операции можно признать успешными. До появления российской авиагруппы в очень ограниченном составе ситуация на фронтах была плачевной и складывалась явно не в пользу Дамаска. Правительственные силы потеряли практически все базы ВВС, противники режима Б.Асада  захватили Идлиб, Пальмиру с угрозой блокирования стратегической трассы М5, что автоматически означало разрыв единого фронта, контролировали солидную часть пригородов Хомса и Дамаска, и фактически начали наступление на колыбель алавитов Латакию и готовили окружение и взятие Алеппо. За шесть месяцев после начала действия российской авиации ситуация кардинальным образом изменилась. Боевики фактически выбиты из горной части Латакии, блокированы в Пальмире. К северу от Алеппо удалось разблокировать две алавитские деревни Нубла и Захра, что позволило практически выбить оппозиционные отряды из северо-востока провинции и серьезно осложнить их материально-техническое снабжение с турецкой территории через коридор между Джараблусом и Азазом. Созданы оптимальные, с военной точки зрения, условия для окончательного блокирования Идлиба. Было остановлено наступление оппозиционеров под Хамой. На юге захвачен стратегический пункт Шейх-Мискин, несмотря на ожесточенные бои в городских условиях. Это то, что касается действий против отрядов просаудовскойкоалиции «Джейш аль-фатх». Против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) правительственные силы действовали также успешно. На юге провинции Алеппо разблокирована база ВВВ Квейрис, очищены окрестности города Сафира. Снята угроза блокирования трассы М5, стабилизирована ситуация вокруг блокированного сторонниками ИГ Дейр эз-Зора. По оценке американских аналитиков, за время российской военной операции в Сирии потенциал исламистов и остальных оппозиционных групп снизился практически вдвое, они утеряли военную инициативу, а контролируемая ими территория сократилась на 300 тыс. квадратных километров. Если называтьситуацию более приземленно — за полгода присутствия российских военных была снята угроза насильственного свержения президента Б.Асада, а сам он получил законное право полноценного участия в переговорном процессе. Американцы также отмечают, что Москва не ограничилась исключительно воздушной поддержкой Дамаска, хотя она, по их оценке, была ключом к успеху. Действия российских ВКС были организованы на порядок лучше и качественнее, чем у ВВС международной коалиции, руководимой США.. Во-первых, в силу четких задач, которые необходимо было решить. Во-вторых, с учетом налаженной координации с наземными подразделениями правительственных сил, которые постоянно уточняли и наводили самолеты на цель. Само применение авиации позволило не только кардинальным образом разрушить инфраструктуру антиасадовских сил, резко повысить риски для логистических каналов материально-технического снабжения, а также вынудить противника перейти действиями мелкими группами, что резко минимизировало возможность проведения крупных наступательных операций. Одновременно Россия снабдила сирийскую армию рядом современных средств артиллерийской поддержки, связи, приборами ночного видения, что резко повысило уровень координации и управляемости в целом. Российские советники участвовали в разработке операций в штабах дивизионного и батальонного уровня, что сразу же сказалось на тактике сирийских правительственных сил. Значительную роль сыграл в этой ситуации Иран. Он также передал Дамаску большое количество оружия, советники из КСИР участвовали в боях и понесли серьезные потери, но самым основным американцы считают то, что Тегеран смог мобилизовать и направить на сирийские фронты несколько тысяч боевиков из шиитских милиций Ливана, Ирака, Афганистана и Пакистана, которые серьезно сократили дефицит живой силы сирийской армии. Сейчас на полях сражений остались только иракцы и афганцы, а ливанцы из «Хизбаллы» сконцентрировали свои подразделения в подавляющей части на ливано-сирийской границе по ее периметру.

Американские эксперты также отмечают, что российское руководство четко уяснило уроки афганской и иракской кампаний США, которые увязли в этих странах. Собственно, неожиданный частичный вывод российской группировки из Сирии объясняется не интересами предвыборной кампании. В данном случае американские эксперты серьезного уровня, в отличие от доморощенных отечественных «экспертов», не сомневаются в том, что по сирийской ситуации в российском обществе наблюдается консолидация. Мотивы Москвы в данном случае заключается в стремлении избежать вероятности увязывания в этом конфликте. Ровно то, на что у американцев долгое время не хватало духу. Американские аналитики также прогнозируют скорое начало наступления оппозиционных сил, и особенно «непримиримой» ее части в лице «Джебхат ан-нусры» и ИГ (обе организации запрещены в России), которые однозначно должны «клюнуть на наживку» и перейти к контратаке. Для них перелом нынешней динамики развития событий является вопросом жизни или смерти. В данном случае важно понимать, какое количество авиации остается у Москвы на базе «Хмеймим», и достаточно ли ее возможностей будет для того, чтобы нанести удары по вновь сконцентрированным силам противника. Наступление (или, скорее всего, его имитация) вероятно начнется на юге Сирии для отвлечения сил и средств правительственных, а основной удар следует ожидать на северо-востоке из Идлиба. В случае провала этих планов справедливо и обоснованно можно будет говорить о том, что таким образом создаются оптимальные условия для начала процесса внутринациональной консолидации. Племена и группы окончательно поймут, что возрождения оппозиции в том смысле, который гарантирует некую стабильность, ожидать не приходится. Успех оппозиции принесет обратный результат и фактический срыв перемирия. Аналитики из США уверены, что Москва сохранит достаточное количество самолетов  для адекватного ответа на этот сценарий. То есть Москва выбрала тактику оптимального присутствия в этом регионе, который позволяет с одной стороны, не увязнуть в сирийском «болоте», а с другой адекватно и своевременно реагировать на возникающие угрозы. Одновременно запущен процесс внутреннего и внешнеполитического примирения и переговорного процесса, который позиционируется в качестве единственно возможного сценария выхода из сирийского кризиса.

62.35MB | MySQL:101 | 0,479sec