Положения дел в ядерной области в Южной Азии: взгляд из Пакистана

По мнению пакистанских аналитиков, в частности,  Усмана Али Хана*, вся история распространения ядерного оружия в Южной Азии и, соответственно, озабоченности по поводу ядерного нераспространения в регионе начались после того, как 18 мая 1974 года, т.е. ровно 42 года назад, Индия провела свои первые ядерные испытания, утверждая при этом, что это было т.н. «мирное ядерное испытание». Это испытание, которое вероятно было лишь частично успешным, было подано индийцами, как «не имеющее военных целей». Индийское ядерное испытание 1974 года было встречено в мире очень критически,  международное сообщество ввело тогда санкции против Нью-Дели. Однако Индия далее подчеркнула, что ее ядерные взрывные устройства (ЯВУ) были разработаны «для использования в мирных целях», таких, как «прокладка гидроканалов» и «производства крупных земляных работ».

Однако, в то время, как правительство Индии продолжало придерживаться выше упомянутой позиции по отношению к своему ядерному испытанию, известный индийский атомщик, Радж Раманна – бывший директор индийской ядерной программы – никогда не соглашался с таким мнением.

В своем интервью,  данном им за несколько месяцев до вторых индийских ядерных испытаний  в мае 1998 года он высказал такую точку зрения на индийские ядерные испытания 1974 года:

«Ядерные испытания в Покхаране были испытания ядерной бомбы… Взрыв – это взрыв, ружье – это ружье, и не важно, стреляете ли Вы в кого либо или стрельба направлена на землю…. Я хочу лишь внести ясность в том, чтоэто ядерное испытание было совсем не мирным».

Ранее, по мнению Усмана Али Хана, разработка индийцами военных ядерных вооружений проходило под прикрытием гражданской ядерной установки – реактора типа CANDU –наработчика оружейного плутония, скопированного с канадского ( а первый индийский атомных взрыв был испытанием плутониевой бомбы – авт.),  наработку оружейного плутония на котором индийцы держали в тайне и, как недавно было раскрыто, на основе которого они разрабатывают проект целого секретного «города водородной бомбы».

В целом, Индия имеет хорошо разработанные гражданскую и военную ядерную программу. Не являясь подписантом Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) ее усилия по продвижению большего количества ядерных анклавов  может, по мнению Усмана Али Хана, «зажечь новые искры пламени гонки ядерных вооружений», которая сегодня существует в регионе Южная Азия.

В то время, когда открываются новые обстоятельства, ведущие к первому индийскому ядерному испытанию и последующей за ним нуклеаризации страны, существует довольно много оценок количества ядерных боеприпасов, находящихся в индийском арсенале ядерного оружия, хотя точное число их до сих пор не подтверждено индийскими официальными лицами.

Поддерживая свой собственный курс на дальнейшее наращивание своего ядерного арсенала, тем не менее, в 2004 году была произведена оценка индийского арсенала ядерных вооружений, соответствующая тому, что «Индия располагала бы 300-400 атомных и термоядерных боеприпасов  в своем арсенале в течение ближайших 5-7 лет», но до сих пор не существует какого-либо доказательства или публичного свидетельства того, что Нью-Дели уже располагает таким крупным атомным арсеналом.

Стратегические атомные подводные лодки

За прошедшее десятилетие Индия одновременно сконцентрировалась на разработке ядерной триады . Признанием этого факта является то, что индийское семейство ядерных ракет «К», включая ракеты К-15 («Сагарика»); К-4 (в стадии разработки), и К-5 (по слухам, разрабатывается) предназначено для запуска с атомных подводных ракетоносцев. Индия начала разработку баллистической ракеты «Сагарика» (К-15) для запуска ч подводных лодок в середине 90-х годов прошлого века. Индия, находясь близкой к достижению полностью операционной «ядерной триады» для доставки своих ядерных боеприпасов, подобные расширения своего атомного арсенала вызывают волны шока по всему региону Южная Азия.

Парк авиационных носителей ядерного оружия

Интересно отметить, указывает далее Усман Али Хан, что не существует точных данных о числе боевых самолетов –носителей ядерного оружия индийских ВВС в том, что касается количества ядерных боеприпасов, которые они могут потенциально доставлять до целей. Носителями ядерного оружия могут являться самолеты Mirage 2000H:, которые имеют способность  доставки гравитационных авиабомб; Jaguar IS, которые ранее использовались Королевскими военно-воздушными силами Великобритании и ВВС Франции, для подчеркнутой роли ядерного удара, все еще находящиеся в распоряжении индийских ВВС. Как носителя ядерного оружия, остаются все еще неясности,  в отношении самолета СУ -30 MKИ, который является двухдвигательным многоцелевым истребителем, разработанным Россией и производящимся по российской лицензии индийской корпорацией India’s Aeronautics Limited.

 

Разработки ракетной ядерной программы

На вооружении индийской армии в настоящее время имеются  ракеты средней и малой дальности (РСМД), а также баллистические ракеты большей дальности. Они включают в себя такие ракеты, как класса «Агни» (Agni) – Agni –I, Agni-II  и   Agni – III ( разрабатывается), Prinhvi, Dhanush, Akash, Brahmos, Nigbhay, большинство из которых будучи операционно развернутыми имеют отчетливо выраженную роль носителей ядерных боеголовок, давая возможность Индии достичь почти межконтинентальной дальности. Интересно отметить, что Индийская организация по оборонным исследованиям и разработкам (DRDO) объявила о том, что имеет предварительные планы начать в 2017 г испытательные запуски стратегической баллистической ракеты Agni –VI, возможно снабженной боеголовкой с разделяющимися головными частями (MIRV)

         Запасы расщепляющихся материалов

Находясь вне рамок ДНЯО, Индия имеет развивающуюся и крупную программу ядерной энергетики. Она опирается на производство плутония для разработки ядерного оружия – такого же типа, которые были использованы в индийском ядерном испытании Pokhran –I  1974 г. и в ядерных испытаниях Pokhran –II в мае 1998 года. Имея масштабное производство расщепляющихся материалов  на таких быстрых реакторах – бридерах, как реактор с электрической мощностью 1250 MW, Индия продолжает производить оружейные расщепляющиеся материалы на реакторах, эксплуатируя реактор, производящий плутоний типа Dhruva, а также установку по обогащению урана, которые не находятся под гарантиями МАГАТЭ.

Увеличивая свой ядерный арсенал на 28-35 боеприпасов ежегодно, Индия в настоящее время расширяет свой потенциал обогащения урана. Согласно информации «Ежегодника СИПРИ 2014», Индия начала строительство второго предприятия по обогащению урана в промышленном масштабе в Карнатаке, причем этот завод также не будет находится под гарантиями МАГАТЭ.

Таким образом, для остальных стран наступило критически важное время обратить серьезное внимание на причины, ведущие к количественному и качественному наращиванию  ядерных арсеналов Индией В качестве выводов пакистанский аналитик приводит мысль о том, что держа в уме все ядерные разработки со времени независимости Индии, развитие индийских оборонных, ракетной и ядерной программы были и остаются источником озабоченности. Усман Али Хан также подчеркивает, что США не придают серьезного значения индийскому ядерному наращиванию (что на самом деле не соответствует действительности – авт.) и однажды в будущем оно может представлять для них прямую ядерную угрозу (что скорее является весьма отдаленной перспективой, но другой стороны растущий ядерный арсенал Индии необходимо учитывать при попытке подключения Индии и Пакистана к процессу ограничения ядерных вооружений и ядерному разоружению, наряду с официальными ядерными державами по ДНЯО – авт.). Именно поэтому Пакистан, заключает пакистанский аналитик, резервирует за собой право предпринять все необходимые меры для обеспечения своей безопасности.

*Пакистанская газета «The News, April 16, 2016

24.56MB | MySQL:59 | 0,539sec