Что показывают муниципальные выборы в Ливане

В Ливане 29 мая с.г. финишируют многоэтапные муниципальные выборы. Для нас сей факт интересен только с точки зрения демонстрации среза общественного мнения в стране как с учетом вовлечения Ливана в сирийские события, так и с учетом затянувшихся уже до неприличия президентских выборов. Напомним, что в Ливане основной пик борьбы происходит между двумя основными коалициями — условно просудовской в лице Коалиции 14 марта и, опять же условно, «проиранской» и «просирйиской»» Коалиции 8 марта. В последней, естественно, доминируют шииты в лице «Хизбаллы» и «Амаль» с примкнувшей к ним частью маронитской общины в лице М.Ауна. Есть еще и друзы в лице их многолетнего харизматичного лидера В.Джумблата, который в последнее время демонстрирует очень завидную гибкость в зависимости от хода боевых действий на сирийских фронтах. Причем друзы не монолитны — есть еще группа Т.Арслана, которая официально входит в Коалицию 14 марта. Сразу же надо учитывать и то, что когда мы говорим об этих коалициях и политических силах, которые в них участвуют, то всегда надо иметь в виду, что эти коалиции имеют очень подвижную составляющую, которая складывается вокруг основных антагонистов, которых примирить уже не может ничто, в лице «Хизбаллы» и сторонников бывшего премьер-министра С.Харири. Существуют и так называемые «колеблющиеся» в лице, прежде всего, друзов и христиан-маронитов, которые меняют свои политические устремления в зависимости от динамики борьбы за влияние внутри их общин. На последних по времени выборах, например, М.Аун вошел в клинч через своих сторонников на ряде участков с еще одним видным представителем христиан-маронитов С.Джаджа. Последний был обвинен в коррупции, но не напрямую, а через подконтрольные СМИ. Это очень интересный момент борьбы, поскольку убежденный сторонник минимизации сирийского влияния в Ливане, глава партии «Ливанские силы» С.Джаджа в принципе сейчас блокируется как раз с М.Ауном, который уже долгое время солидаризируется именно с «Хизбаллой». Такой маневр, который сопровождался выходом С.Джаджа из просаудовской Коалиции 14 марта и переходом в ряды ее оппонентов из Коалиции 8 марта обусловлен очень простым моментом: желанием С.Харири протолкнуть на пост президента Ливана С.Франжье-младшего с целью достижения компромисса с «Хизбаллой». Это игнорирование его собственной кандидатуры и сподвигло С.Джаджа на переход к блокированию с М.Ауном. Как показали выборы, этот альянс также считать прочным нельзя, хотя М.Аун лично и дезавуировал выдвинутые против С.Джаджа обвинения в коррупции. Но, как говорится, «осадочек остался». Такая поразительная политическая гибкость в христианской политической элите Ливана, в общем-то, обусловлена конституцией страны, которая определяет конфессиональный принцип формирования высших органов власти. Президентом страны может быть только маронит, отсюда и стремление продать голоса своих сторонников подороже. Та же логика поведения свойственна и друзам, и армянам. Интересно, что перепись населения Ливана последний раз проводилась в 1932 году, и в случае ее проведения сейчас вполне возможны и демографические сюрпризы, которые в свою очередь стимулируют представителей тех или иных конфессий потребовать расширения своих квот в органах власти страны. Например, считается, что те же представители христианской конфессии насчитывают 30 процентов от всего населения страны, хотя это давно не так, поскольку сильно выросла численность шиитов и суннитов.

Сами же муниципальные выборы (а вернее их три этапа) уже продемонстрировали очень интересный момент. А именно — сокращение электорального базиса и поддержки Коалиции 14 марта. Хотя ее муниципальный список и победил в Бейруте, но он получил только 10% поддержки среди суннитской общины округа. 40% бейрутцев поддержали стихийную коалицию «Мадинати», список которой возглавляли интеллектуалы и представители творческой богемы в основном. То есть налицо протестное голосование жителей столичного округа, которые порядком устали от непримиримости своих традиционных лидеров и их неготовности идти на компромиссы на фоне растущего социального напряжения и вопиющих фактов упадка ЖКХ. Не последнюю роль сыграли и недавние решения Эр-Рияда об аннулировании контракта по финансированию модернизации ливанской армии на сумму 4 млрд долларов. Напомним, что таким образом Саудовская Аравия отреагировала на нежелание ливанского руководства публично негативно отреагировать на разгром посольства КСА в Тегеране. Таким образом, избиратели получили сигнал о том, что С.Харири не сможет обеспечить перевооружение и модернизацию вооруженных сил и создания тем самым альтернативы военному и силовому доминированию шиитских формирований. Как следствие, в суннитских общинах Сайды и Триполи начала крепнуть оппозиция С.Харири, как к безусловному лидеру ливанских суннитов и стала расти база поддержки его оппонентов из коалиции. Последние требуют его ухода от руководства Коалиции 14 марта. Отказ Эр-Рияда финансировать перевооружения ливанской армии — это только вершина айсберга. В реальности упали и темпы саудовских инвестиций не только в экономику страны, но и в поддержку лично С.Харири, который, конечно, не обладает харизмой и деловыми качествами своего отца, но при всем при том у него было главное — фамилия и родство с одним из самых популярных ливанских политиков в новейшей истории. Долгое время это было главным политическим капиталом молодого С.Харири, и теперь, видимо, это уже не имеет такого большого значения. Но основная причина опалы С.Харири в Эр-Рияде — это совсем не его неспособность вывести страну из тупика, а прежде всего очень хорошие и доверительные отношения с кланом бывшего  саудовского короля Абдаллы и бывшим начальником УОР КСА принцем Бандаром. С приходом нового короля и его фактического наследника в лице принца Мухаммеда бен Сальмана началась чистка бывших креатур прежнего монарха. Начали с посредников при заключении крупных контрактов с западными компаниями, а заканчивают политическими фигурами влияния за рубежом. Так что главным недостатком С.Харири полагается считать его неспособность наладить доверительные отношения с Мухаммедом бен Сальманом. Но и «Хизбалла» не показала впечатляющих результатов на прошедших турах выборов. Она уступила своим конкурентам из «Амаль» в принципиальном для нее округе — Баальбек-Хермель.

Все сказанное позволяет сделать следующие выводы. Ливанское общество испытывает серьезную усталость от периода нестабильности и неопределенности, вызванные в первую очередь событиями в соседней Сирии. Эр-Рияд в этой ситуации явно взял паузу и ищет новых политиков, которые можно было бы использовать в качестве устраивающих большинство в суннитской общине центральных фигур, и которые могли бы объединить вокруг себя силы, оппонирующие сирийскому и иранскому влиянию в стране.

42.83MB | MySQL:87 | 0,722sec