О развитии торгово-экономических связей по линии ЕС-Иран. Часть 2

Нефтегазовый сектор. Страны Европейского союза проявляют интерес как к увеличению импорта иранской нефти, так и к инвестициям в нефтегазовый сектор Ирана. Во время визита президента ИРИ Хасана Роухани во Францию и в Италию, состоявшегося 26-28 января 2016 года, было достигнуто соглашение с французской компанией Total о закупках ею в Иране 200 тысяч баррелей нефти в день. Вообще, у этой французской компании сложились особые отношения с Ираном. Новый-старый министр нефти ИРИ Бижан Намдар Зангене (он занимал этот пост в президентство Мохаммеда Хатами, затем при Махмуде Ахмадинежаде был заменен на выдвиженца КСИР Рустама Каземи, а при Х.Роухани вновь вошел в состав правительства) считается в Тегеране лоббистом Total. Интерес к разработке иранских нефтяных месторождений проявляют также немецкая компания Wintershall и итальянская ENI. Однако на пути экспансии западноевропейских нефтяных компаний на иранском рынке до недавнего времени было одно существенное препятствие. Иранское инвестиционное законодательство признавало только систему buy-back, в рамках которой иностранная компания, помогавшая в освоении какого-либо нефтяного месторождения, получала за это вознаграждение (в денежной форме или в форме добытых нефти и газа) в течение фиксированного промежутка времени (например, 10 лет). Контракты, заключенные правительством ИРИ с иностранными компаниями, согласно иранскому законодательству, не считаются международными, что делает невозможным оспаривать действия Тегерана в международном суде.

В ноябре 2015 года правительством Ирана при активном участии Б.Зангене была разработана новая схема иностранного участия под названием Iran Petroleum Contract (IPC). Она не является соглашением о разделе продукции (СРП) в строгом смысле слова, но предусматривает более приемлемую для инвестора норму прибыли и более долгосрочные контракты.  В настоящее время закон об IPC находится на рассмотрении Меджлиса. Критики новых контрактов говорят о том, что они противоречат ряду статей иранской конституции. В частности, статья 44 Конституции ИРИ постулирует то, что именно государство должно распоряжаться крупной промышленностью и месторождениями полезных ископаемых (шахтами). Статья 45 говорит о том, что шахты являются частью анфаль (собственности всей исламской уммы) и ими нужно управлять в общественных интересах и согласно исламскому законодательству. В то же время можно с высокой степенью вероятности предполагать, что при нынешнем составе Меджлиса сторонникам либеральной экономической политики удастся продавить  закон об IPC.

Инфраструктурные проекты. Иран остро нуждается в модернизации портов, аэродромов, железных дорог, водопроводных сетей. Исходя из этого, нынешнее руководство ИРИ приветствует участие европейских компаний в  инфраструктурных проектах на территории страны. Данные вопросы поднимались в ходе январского турне Хасана Роухани по странам Европы. Например, во время посещения Италии были заключены договор на 3,7 миллиарда евро с  компанией Saipem о модернизации ряда нефтедобывающих предприятий Ирана, контракт на 5,7 миллиарда евро с итальянской металлургической компанией Danielli, на 4 миллиарда долларов с итальянской железнодорожной компанией Gavio о модернизации иранских железных дорог, на 4 миллиарда евро с компанией Condotte d’Aqua, занимающейся инфраструктурными проектами и на 400 миллионов евро с компанией Finmeccanica, которая будет заниматься обслуживанием и тюнингом иранских самолетов гражданской авиации.

В ходе январского пребывания президента ИРИ во Франции иранская делегация высказала намерение приобрести 118 самолетов Airbus, производимых франко-немецко-испанским концерном на общую сумму 25 миллиардов евро. Национальное общество железных дорог (NSCF) и компания «Иранские железные дороги» подписали протокол о намерениях по строительству новых вокзалов в Иране и проведению в этой стране скоростных железнодорожных линий. Крупные французские строительные компании  Bouygues и  Vinci подписали протокол об участии в модернизации трех иранских аэропортов. После того как информация о предполагаемой покупке самолетов гражданской авиации дошла до США, американское правительство, невзирая на антииранские санкции напряженные политические отношения, дала добро компании «Боинг» направить свою делегацию в Иран, что и было сделано в апреле с.г. Напомним, что американское казначейство запрещает все финансовые сделки компаний США с Ираном кроме связанных с сельским хозяйством и фармацевтикой. В апреле в этот перечень срочно добавили самолеты гражданской авиации и запчасти к ним, лишний раз подтвердив тезис о том, что «если нельзя, но очень хочется, то можно».

Автомобильная промышленность. Первой европейской компанией, заявившей о своем желании войти на иранский рынок, стала французская PSA Peugeot Citroen. 6 апреля президент этой компании по Африке и Ближнему Востоку Жан Кристоф Кенар объявил о намерении создать совместное предприятие с крупнейшей компанией иранского автопрома «Иран ходро». Учитывая наличие в Иране запретительных пошлин на ввоз иномарок единственным путем проникновения на иранский авторынок является создание в этой стране автомобилестроительного производства. Компания «Пежо-Ситроен» уже возобновила поставки запчастей на предприятия «Иран ходро», прервавшееся в связи с санкциями в 2012 году. Французы и иранцы создадут СП для производства в ИРИ автомобилей «Пежо-208» и «Пежо-301» сроком на пять лет. Компании внесут в него равные доли (по 50%) от общей суммы в 452 миллиона евро. Одновременно «Иран ходро» рассматривает совместный проект с немецкой компанией «Даймлер-Бенц» о производстве в Иране как легковых автомобилей марки «Мерседес», так и пассажирских автобусов. С санкционным периодом был связан глубокий спад в производстве иранских автомобилей. В 2009 году в Иране было произведено 1,6 миллиона автомобилей. В то же время в 2013 году этот показатель упал до 600 тысяч. К концу этого года планируется довести количество производимых в стране автомобилей до одного миллиона.

Второй по величине производитель иранских автомобилей, компания «Сайпа» рассматривает продажу 49% своих акций компании «Пежо Ситроен» и рассчитывает на получение иностранных инвестиций в размере 500 миллионов евро. Данная компания уже создала СП с южнокорейским производителем KIA и рассматривает совместное производство с французской компанией «Рено». Что касается германского гиганта «Фольксваген», то он намерен создать совместное производство с  одной из мелких иранских автомобильных компаний «Керман ходро» или «Маммут групп».

Банковский сектор. На пути развития полноценных экономических отношений по линии Иран-ЕС лежит одно препятствие. Несмотря на официальное снятие 16 января ограничений, касающихся сотрудничества с банковско-финансовым сектором Ирана, крупные европейские банки до сих пор уклоняются от полноценного сотрудничества с ИРИ. Иранцы пробуют зайти на европейскую финансовую площадку через Великобританию. Этому была посвящена поездка в Лондон 10-11 марта с.г. руководителя президентской администрации Мохаммада Нехавандияна. М.Нехавандиян известен как один из убежденных иранских глобалистов, отстаивающих необходимость полной интеграции иранской экономики в глобальную систему. Этот иранский политик воспользовался лондонской трибуной для того, чтобы пропагандировать успехи администрации Х.Роухани. По его словам, Хасан Роухани выполнил оба своих предвыборных обещания. Он добился подписания договора об урегулировании иранской ядерной проблемы и улучшил ситуацию в экономике (снижение инфляции с 35% до 13%). В связи с этим М.Нехавандиян призвал британские финансовые круги быть пионерами в установлении связей с иранскими банками. По его словам, «все иранские банки уже получили подключение к SWIFT, многие установили корреспондентские счета с европейскими банками, некоторые оперируют LC, но полноценное сотрудничество все еще не налажено».

Следует отметить, что в Великобритании действует сильное иранское лобби, отстаивающее необходимость развития полноценных экономических отношений с ИРИ. Возглавляет это лобби бывший министр в правительстве Джона Мейджора Норман Лемон. Норман Лемон тесно связан с многими сильными фигурами в иранском правительстве и деловых кругах. Среди них один из иранских металлургических олигархов Вахид Аллакхбанд, личный друг М.Нехавандияна и председатель Ирано-Британской торговой палаты Али Наджид Саид Хамуши, председатель Форума стран экспортеров газа (ФСЭГ) Мохаммед Сайед Хусейн Адели.  В январе 2016 года он был назначен Дэвидом Кэмероном торговым представителем Соединенного Королевства в Иране.

Таким образом, экономическое сотрудничество Ирана и ЕС принимает серьезные обороты. 16 апреля верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, находясь в Тегеране, заявила, что «Европа, которая когда-то была первым экономическим партнером Ирана, приложит все силы, чтобы вновь занять это место». Учитывая то, что в санкционный период на иранском рынке прочно закрепились китайские компании, российским бизнес-структурам будет очень сложно соревноваться с такими мощными конкурентами. Как отметил один иранский обозреватель, «иранский рынок принадлежит обладателям львиного сердца».

49.59MB | MySQL:112 | 0,667sec