О нарастании политической борьбы в Иране

Последние две недели отмечены восходящей динамикой политического противоборства в иранском истеблишменте. Поводом для нападок оппозиции, которую очень условно можно охарактеризовать как «консервативный лагерь» на правительство Хасана Роухани стали дебаты вокруг экономического развития страны. Несмотря на успешную имплементацию Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной проблемы, нынешнее состояние иранской экономики не демонстрирует положительную динамику развития. На состоявшихся в Меджлисе были оглашены данные о том, что 40 тысяч мелких и средних иранских предприятий являются фактически убыточными и находятся в состоянии застоя. Наблюдается замедление темпов даже в таком секторе как строительство. По данным иранского экономического журнала «Пайам-э-эктесади», в 1394 году (март 2015-март 2016 годов) внутренний спрос на сталь и стальные изделия в Иране составил 5,46 миллионов тонн, продемонстрировав падение по сравнению с 2014-2015 годами на 31%. В 1393 году этот спрос равнялся соответственно 7,9 миллионов тонн. Внутренний спрос на медь упал за тот же период на 20%. Иранские экономисты связывают данное явление с уменьшением капитального строительства и рецессией в промышленности. Заметен спад и в иранском автомобилестроении, обеспечивающем значительную часть национального дохода. По данным иранского Министерства промышленности, шахт и торговли, производство автомобилей в 2015-2016 годах показало спад на 13,5%. В то же время в санкционные 2013-2015 годы был отмечен подъем на 54%. Доля правительственных расходов в капитальном строительстве снизилась с 65% в 2009-2010 годах до 19,5% в 2013-2015 годах. Это позволяет оппозиционным силам говорить о том, что правительство расходует деньги на что угодно, только не на развитие страны.

Значительные разногласия в последнее время обозначились и в экономическом блоке самого иранского правительства. К ним относится, в частности, спор между министром экономики и финансов ИРИ Али Таебния с директором Центробанка Ирана Валиуллой Сейфом. 6 июня А.Таебния обратился с посланием к правительству, в котором подверг иранскую банковскую систему жесткой критике. В частности, он обвинил иранские банки в пассивной кредитной политике и в том, что проценты по вкладам в иранских банках неоправданно завышены. Высокий уровень ставки по кредитам, доходящей до 22% и ставки доходов по депозитам, доходящие до 18%, делают заимствования мелкого и среднего бизнеса у банков практически нерентабельными. Это еще можно было понять в 2012-2013 годах, когда инфляция в стране доходила до 40%, но при нынешнем уровне инфляции в 13,5% такая практика, по мнению А.Таебния, совершенно необъяснима. При этом министр экономики раскритиковал Центробанк за то, что тот не выполняет свои регулятивные и координирующие функции. В оправдательном слове В.Сейф отметил, что процесс пересмотра процентных ставок должен быть постепенным и в качестве первой меры Центробанк ИРИ рассматривает снизить проценты по кредитам в рамках межбанковских заимствований с 29% до 17%.

В связи с тем, что экономика в современном Иране является проблемой №1, неудивительно, что экономические дискуссии переходят в политические баталии и рассматриваются противниками правительства Хасан Роухани из консервативного лагеря в качестве средства для подрыва его позиций. С 10 июня консервативными СМИ Ирана (газетами «Кейхан» и «Ватан-э-эмруз») разворачивается пропагандистская кампания, касающаяся расследования получения рядом иранских чиновников сверхвысоких зарплат (50 миллионов туманов и более), контрастирующих с низкими доходами большинства иранцев. Расследование уже привело к отставке генерального директора Центрального страхового агентства Ирана («Биме маркази») Мохаммада Ибрагима Амина. В числе других получателей неоправданно высоких зарплат называют бывшего директора «Сина банка» Али Седги, директора Центробанка Валиуллу Сейфа, заместителя директора «Биме маркази» Абдулнасера Хеммати, руководителя президентской администрации Мохаммада Нехавандияна и брата президента Роухани Хусейна Феридуна. Нет сомнений в том, что факты неоправданно высоких зарплат будут использованы как средства в PR-войне против нынешнего правительства.

Что касается перестановок в Национальной иранской нефтяной компании (NIOC), то, как представляется, они вызваны желанием нынешнего министра нефти ИРИ Бижана Намдара Зангене укрепить свои позиции в преддверии презентации им в Меджлисе новой схемы нефтяных контрактов (Iranian Petroleum Contract, IPC). На пути экспансии западноевропейских нефтяных компаний на иранском рынке существует одно препятствие. Иранское инвестиционное законодательство признавало только систему buy-back, в рамках которой иностранная компания, помогавшая в освоении какого-либо нефтяного месторождения, получала за это вознаграждение (в денежной форме или в форме добытых нефти и газа) в течение фиксированного промежутка времени (например, 10 лет). Контракты, заключенные правительством ИРИ с иностранными компаниями, согласно иранскому законодательству, не считаются международными, что делает невозможным оспаривать действия Тегерана в международном суде.

В ноябре 2015 года правительством Ирана при активном участии Б.Зангене была разработана новая схема иностранного участия под названием Iran Petroleum Contract (IPC). Она не является соглашением о разделе продукции (СРП) в строгом смысле слова, но предусматривает более приемлемую для инвестора норму прибыли и более долгосрочные контракты.  В настоящее время закон об IPC находится на рассмотрении Меджлиса. Критики новых контрактов говорят о том, что они противоречат ряду статей иранской конституции. В частности, статья 44 Конституции ИРИ постулирует то, что именно государство должно распоряжаться крупной промышленностью и месторождениями полезных ископаемых (шахтами). Статья 45 говорит о том, что шахты являются частью анфаль (собственности всей исламской уммы) и ими нужно управлять в общественных интересах и согласно исламскому законодательству. В то же время можно с высокой степенью вероятности предполагать, что при нынешнем составе Меджлиса сторонникам либеральной экономической политики удастся продавить  закон об IPC. В этих условиях бывший генеральный директор (CEO) NIOC Рукнаддин Джавади был сменен на Али Кардора, ранее выполнявшего обязанности директора компании по финансам и инвестициям. А.Кардор считается давним соратником Б.Зангене, который собственно и издал приказ о смене CEO компании. В условиях, когда министру придется отстаивать условия новых инвестиционных контрактов подобное назначение вполне логично.

Кроме того, в скором времени Бижана Намдара Зангене должны вызвать на парламентские слушания, где он будет давать объяснения по нефтяным контрактам 2000-2006 годов, нанесших, по мнению некоторых депутатов Меджлиса, большой ущерб иранской экономике. Министр нефти Ирана известен своими тесными отношениями с французской компанией Total, а в европейских столицах его считают «своим человеком». Совсем недавно в Иране разгорелся коррупционный скандал, связанный с компанией Crescent Oil Petroleum. Эта компания была основана в Дубае в 2001 году в то время, когда Б.Зангене занимал пост министра нефти в правительстве М.Хатами. В период, когда цена нефти колебалась в пределах 80-100 долл. за баррелей, нефть поставлялась иранской стороной этой компании по цене 18-40 долларов за баррель. В 2006 году договоры с Crescent Oil Petroleum были расторгнуты Ираном как экономически невыгодные. Интересно, что первое расследование по деятельности Б.Зангене в тот период инициировал ни кто иной как нынешний президент Ирана Хасан Роухани, занимавший в 2006 году пост секретаря Высшего совета национальной безопасности ИРИ. Впрочем, в тот период эти деятели еще не были политическими соратниками. Расследование Меджлиса по деятельности Зангене (если, конечно, оно состоится) должно рассматриваться как один из боев в войне компроматов, разворачивающейся в настоящее время в Иране.

6 марта с.г. Верховный суд Ирана приговорил к смерти иранского олигарха Бабака Занджани, одного из бизнесменов, помогавших иранскому государству продавать нефть ИРИ в обход санкций по  схемам в обход международных санкций во время президентства Махмуда Ахмадинежада. Б.Занджани занимался продажей иранской нефти в страны Европы под маркой нефти третьих стран. Базируясь в Дубае он управлял 60 компаниями, занимавшимися всем от нефтеторговли и авиаперелетов до туризма и производства косметики, и аккумулировал в своих руках финансовые средства в размере 10 миллиардов долларов. Министр нефти ИРИ Б.Зангене заявил, что Б.Занджани должен его министерству 2,7 миллиардов долларов, переведенных в малайзийский банк First Islamic Investment Bank и предназначенных для оплаты контрактов с исполнителями работ в нефтеперерабатывающем секторе ИРИ. Против Занджани было также выдвинуто  обвинение в невозврате 17 миллиардов долларов от продажи нефти, размещенных на счетах его фирм за рубежом. Иранский предприниматель оправдывался тем, что не мог вовремя вернуться деньги в банки ИРИ из-за санкций. Примечательно, что Занджани был арестован в конце 2013 года, через несколько месяцев после прихода к власти правительства Х.Роухани. По-видимому, кабинет М.Ахмадинежада закрывал глаза на некоторые его «шалости», так как олигарх выполнял ответственную работу. Одновременно в 2014-2015 годах были выдвинуты обвинения против Резы Зерраба, еще одного крупного иранского бизнесмена, помогавшего Ирану обходить санкции и ведшего коммерческие и финансовые дела на турецком направлении. Р.Зерраб предусмотрительно выехал в США. В начале 2016 года он был арестован американским правосудием, но суд Флориды так и не сумел предъявить ему по существу ни одного обвинения. Таким образом антикоррупционная кампания против Б.Зангене может быть ответом на преследования правительством Х.Роухани олигархов, приближенных к М.Ахмадинежаду.

Данные расследования и слушания можно воспринимать как признаки обострения борьбы в политической элите Ирана.  Эта борьба связана как с выбором пути дальнейшего экономического развития страны, так и с приближающейся президентской избирательной кампанией 2017 года. По существу их можно рассматривать в качестве первых залпов артиллерийской подготовки этой кампании.

40.78MB | MySQL:68 | 1,698sec