Конгресс США о геноциде религиозных меньшинств в Ираке

Еще в марте госсекретарь США Джон Керри назвал действия «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) против религиозных меньшинств в Ираке геноцидом. Конгресс США в свою очередь поддержал заявление госсекретаря и призвал правительство и международное сообщество принять дополнительные меры по защите меньшинств в Ираке.

Из-за действий ИГ более 3,3 миллионов человек были вынуждены покинуть свои жилища в Ираке, из них около 1 миллиона человек относится к религиозным меньшинствам. Из-за преследований и атак со стороны ИГ численность религиозных меньшинств в Ираке значительно сократилась. Многие из них были вынуждены мигрировать в страны Запада, что, в частности, увеличивает социальную напряженность в обществах данных стран. В то же время, те, кто решился вернуться на покинутые земли, испытывают большое недоверие к тем, кто продолжал жить под управлением экстремистов.

По мнению председателя Подкомитета по делам Африки, всеобщему здравоохранению, правам человека и международным организациям Палаты представителей Конгресса США, победа над ИГ является не только одной из приоритетных задач американского правительства, но и единственным шансом на выживание меньшинств в Ираке и соседних странах.

«Американская демократическая модель – это подтверждение того, что этнически и конфессионально разнообразное общество может мирно сосуществовать. Ближний Восток представляет собой регион с наибольшим разнообразием народностей и религий. И мы считаем,  по-прежнему возможной идею мирного и разнообразного Ирака и Ближнего Востока», — подчеркнул председатель Подкомитета  Кристофер Смит.

В качестве выступающих были приглашены старший сотрудник Американского института мира Сарханд Хамасаид, верховный рыцарь из Рыцарей Колумба Карл Андерсон и Наоми Киколер из Центра по предупреждению геноцида.

Старший сотрудник Американского института мира Сарханд Хамасаид в начале своего выступления отметил, что религиозные меньшинства в Ираке на протяжении долгого времени сталкивались с насилием и гонениями из-за различных конфликтов в регионе, деятельности экстремистов и прочих обстоятельств, находящихся вне их контроля.

«Действия ИГ — это одновременно и причина насилия и геноцида, и симптом неэффективности управления страной из-за внутреннего раскола верхушки власти. В то же время ИГ опирается на идею о том, что исключительно насилие может решить проблемы и привести к победе. Религиозные меньшинства Ирака находятся в паутине споров иракского правительства и Регионального правительства Курдистана по поводу территории и разделения власти. В то же время, у религиозных меньшинств, безусловно, есть и свои внутренние разногласия», — отметил С. Хамасаид.

По его мнению, религиозные меньшинства разочарованы в правительстве и армии Ирака, поскольку считают, что те не смогли защитить их. Многие из тех, кто был вынужден бежать из своих домов, нашли временную защиту на территории, курдской автономии. Однако, в глобальном смысле меньшинства не доверяют ни одной из сторон.

Тем не менее, иракское правительство и РегПК продолжают оказывать помощь вынужденным переселенцам, создавая убежища, снабжая их продовольствием и необходимой медицинской помощью. ООН, прочие международные организации и национальные правительства поддерживают данные усилия наряду с проведением собственных программ помощи. Но, к сожалению,  они не имеют особого успеха по ряду причин.

Так, например, иракское правительство предоставляет каждому вынужденно переселенному гражданину единовременное пособие в 833 доллара. Но из-за коррупции, недостающих документов, низкого качества работы соответствующих министерств выплата пособий задерживается, а иногда и вовсе не производится.

Около 1,5 миллионов вынужденных переселенцев нашло убежище на территории Иракского  Курдистана, в том числе и 250 тысяч сирийских беженцев. С.Хамасаид отметил, что «Иракский Курдистан исторически принимал на своей территории переселенцев и беженцев, при этом многие из них предпочли остаться там жить. В этот раз число людей, ищущих убежище, побило все рекорды, и наложило большой отпечаток на жизнь региона: многие общественные здания, школы и недостроенные здания стали лагерями для вынужденных переселенцев; местные жители собирают одежду, еду и медикаменты для беженцев».

«Однако ни иракское правительство, ни РегПК не в состоянии далее оказывать переселенцам помощь, поскольку они экономически истощены. Международные организации же не в состоянии собрать необходимые средства и справиться с распространяющимся гуманитарным кризисом в Ираке и Сирии», — добавил он.

Если говорить об оказании финансовой помощи, Министерство Обороны  США уже предоставило 3,1 миллиардов долларов иракскому правительству для борьбы с ИГ. Также планируется выделить 415 миллионов долларов курдским силам пешмерга в ответ на запрос РегПК. США активно поставляет вооружение и спецтехнику, а также советников для помощи иракским вооруженным силам, и в ближайшее время их количество планируется увеличить. В то же время, начиная с 2014 года США предоставили более 750 миллионов долларов гуманитарной помощи Ираку.

С.Хамасаид сделал акцент на том, что в большинстве случаев религиозные меньшинства просят международное сообщество о создании «зон безопасности» и автономных территорий. Такие просьбы существовали еще задолго до геноцида со стороны ИГ. Однако создание подобных зон вовсе не гарантирует безопасность религиозных меньшинств, и даже напротив, может лишь усугубить ситуацию.

«Безусловно, религиозные меньшинства нуждаются в физической защите, они также нуждаются в защите своей культуры, религии и языка. Если мы позволим им самостоятельно защищать территорию, на которой они живут, это, конечно, улучшить ситуацию, но они всегда будут нуждаться в поддержке правительства», — заключил он.

«Из-за продолжающихся конфликтов и распространения ИГ на Ближнем Востоке население Ирака начало вооружаться, и сейчас уровень вооружения достиг небывалых масштабов. Многие граждане все чаще прибегают к оружию для решения любых спорных моментов и конфликтов. Некоторые из религиозных меньшинств создали свои собственные вооруженные силы и примкнули к пешмерга или иракской армии. С одной стороны, это можно трактовать как самозащиту, но с другой стороны, существует большой риск обострения текущих и зарождения новых конфликтов», — добавил старший сотрудник Американского института мира Сарханд Хамасаид.

В качестве рекомендаций Сарханд Хамасаид предлагает: во-первых, заняться разрешением наиболее крупных проблем, с которыми столкнулся Ирак, поскольку они лежат в основе всех конфликтов; во-вторых, правительство Ирака, РегПК, США, ООН и другие международные акторы должны разработать механизмы раннего реагирования для предотвращения насилия, как со стороны большинства, так и меньшинств; в-третьих, необходимо разработать механизмы для снижения напряжения и урегулирования конфликтов, как между самими меньшинствами, так и между различными группами иракского общества в целом. Он также заявил о необходимости продолжать оказывать финансовую и техническую помощь меньшинствам, правительству Ирака и РегПК, и поддерживать программы, проповедующие идею мирного сосуществования на освобожденных территориях.

Верховный рыцарь из Рыцарей Колумба Карл Андерсон назвал происходящее на Ближнем Востоке величайшей трагедией со времен Второй мировой войны.

«Помимо миллионов беженцев, многие меньшинства стоят перед угрозой исчезновения в ближайшие 10 лет. Но это не неизбежно, и США могут предотвратить подобную трагедию», — заявил он.

К.Андерсон назвал 6 основополагающих принципов продуманной политики по отношению к региону:

1.Увеличение помощи и удостоверение в том, что она оказывается действительно нуждающимся: в лагерях и убежищах помимо меньшинств находится большое количество других беженцев, и зачастую меньшинства не получают специально выделенных для них средств;

2.Постоянная поддержка и охрана меньшинств, оставшихся на территории в зоне конфликта;

3.Наказание виновных в геноциде и преступлениях против человечества;

4.Помощь жертвам геноцида при получении статуса беженцев: многие из переживших геноцид боятся идти в лагеря беженцев, созданные ООН, опасаясь новой волны насилия, в связи с чем они лишаются возможности получить статус беженцев и мигрировать;

5.Быть готовым к новому гуманитарному кризису после освобождения территорий из-под контроля ИГ;

6.Гарантия предоставления полного перечня прав и свобод человека для этнических и религиозных меньшинств, аналогичного тем, которым обладает большинство.

Верховный рыцарь Карл Андерсон считает, что значительную роль в оказании помощи религиозным меньшинствам могут и должны играть неправительственные организации, поскольку они могут более точечно выделять средства. Так, например, Рыцари Колумба предоставили более 10,5 миллионов долларов христианам, бежавшим из Ирака, Сирии, Ливана и Иордании.

Наоми Киколер из Центра по предупреждению геноцида разделила точку зрению предыдущих выступающих касательно недоверия меньшинств, как к иракским, так и к курдским властям, и также выразила опасения по поводу вооружения мирного населения.

По ее мнению, под угрозой находятся и арабы-сунниты, которые могут стать следующей целью экстремистов. В связи с этим необходимо взять под защиту и контроль все население Ирака. Н.Киколер предлагает следующие шаги для смягчения конфликта и обеспечения безопасности меньшинствам: во-первых, обеспечение физической защиты силами международной коалиции и местных военнослужащих и полицейских; во-вторых, проведение работ по стабилизации ситуации и реконструкции инфраструктуры на освобожденных территориях; в-третьих, привлечение к ответственности виновных в преступлениях против человечества и предотвращение новых преступлений; в-четвертых, содействие в разрешении споров между правительством Ирака и РегПК.

«Признать, что был совершен геноцид, — это означает признать наш провал. Сейчас США и международное сообщество должны поставить во главу угла защиту населения и предотвращение насилия. Должно происходить постоянное отслеживание и анализ всех предупреждающих индикаторов, на основе чего будет формироваться план действий», — подытожила Наоми Киколер из Центра по предупреждению геноцида.

В дальнейшем обсуждении конгрессмены затронули вопрос, действительно ли в случае религиозных меньшинств в Ираке применим термин «геноцид», или здесь идет речь о военных преступлениях и преступлениях против человечества. Единого мнения по данному вопросу достигнуто не было.

Что касается дальнейшего оказания помощи меньшинствам Ирака, они единогласно высказались за ее необходимость, подчеркнув важность усовершенствования контрольных механизмов за распределением помощи.

52.71MB | MySQL:101 | 0,393sec