О роли исламских негосударственных организаций в финансировании деятельность экстремистских формирований

Террористическая деятельность в современных условиях характеризуется следующими основными факторами:

— широким размахом, отсутствием явно выраженных государственных границ, наличием связи и взаимодействием с международными террористическими центрами и организациями;

— жесткой внутренней организационной структурой, состоящей из руководящего и оперативного звена, подразделений разведки и контрразведки, материально-технического обеспечения, боевых групп и прикрытия;

— жесткой конспирацией и тщательным отбором кадров; наличием агентуры в правоохранительных и государственных органах;

— хорошим техническим оснащением, конкурирующим, а то и превосходящим оснащение подразделений правительственных войск;

— наличием разветвленной сети конспиративных укрытий, учебных баз и полигонов. Характерно, что, получая в свои руки современные средства ведения информационной войны, международный терроризм навязывает народам свои идеи и свои оценки ситуации, широко и небезуспешно решает мобилизационные задачи по привлечению в свои ряды молодежи, не говоря уже о профессиональных наемниках.

Так, финансирование деятельности Международного исламского фонда (МИФ), афганского движения «Талибан» (ДТ) и других радикальных исламских организаций производится, в основном, из двух источников: помощь спонсоров (мусульманские и некоторые другие государства неофициально через систему банков и специальных фондов, международные и национальные исламские экстремистские организации, частные лица) и доходы от наркобизнеса, которые, как правило, поступают через образованный при «Высшем руководящем совете» МИФ фонд поддержки «Бейт-аль-Маль». Кроме того, крупные денежные суммы выделяются заинтересованными сторонами непосредственно лидерам конкретных организаций и движений для поощрения их деятельности по реализации интересов «благодетелей» в той или иной стране.

В целях реализации своих планов и замыслов религиозными экстремистами организована и совершенствуется разветвленная сеть обеспечивающих структур различного характера. В качестве прикрытия создана собственная и используется существующая система банков, финансовых компаний и фондов, имеющая глобальный размах и в той или иной мере охватывающая национальные и международные учреждения и структуры подобного характера.

В настоящее время значительная финансовая поддержка и материально-техническая помощь исламским экстремистам оказывается со стороны негосударственных организаций и фондов (НОФ), организуемых и поддерживаемых фундаменталистами в Пакистане, странах-членах ССАГПЗ (в основном Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, и ОАЭ), Иордании, Алжире, Марокко и Судане.

Для сбора средств и обеспечения транзита капиталов используются также возможности мусульманских общин в государствах с развитыми банковскими системами, демократическими правозащитными институтами и законодательствами, позволяющими осуществлять практически бесконтрольно со стороны официальных властей деятельность различных благотворительных и гуманитарных организаций и миссий. К таким странам можно отнести США, Великобританию, Германию, Францию, Бельгию и Италию, а в последнее время — скандинавские и балтийские государства.

Особую опасность представляет сращивание деятельности НОФ с криминальными структурами, которые, оказывая поддержку эмиссарам исламистов в развитых странах Запада, способствуют созданию и развитию подконтрольных негосударственным организациям и фондам «мусульманских промышленных теневых концернов».

В свою очередь, международные террористические группировки через связанные с ними исламские НОФ в развитых странах пытаются проникнуть в общественные организации, государственные структуры, промышленные и финансовые круги с целью вербовки агентуры, осуществления контроля за сферами политической, экономической и социальной жизни западных обществ, а также оказания соответствующего воздействия на направленность их деятельности.

Сращивание экстремистских структур с организованной преступностью, в том числе через действующие в большинстве случаев вполне официально исламские негосударственные организации, позволяет исламистам получать в виде пожертвований и прямой «дани» значительную материальную помощь, легализовывать полученные средства для создания и развития собственной, так называемой «исламской экономики», которая, по их замыслам, станет основой будущего «единого исламского государства». Представители преступного мира строят отношения с лидерами исламских фундаменталистов, исходя из соображений собственной выгоды, и вносят крупные пожертвования, например, в те мечети или медресе, функционирование которых в большей степени способно поднять их авторитет среди мусульман и придать им имидж ревностных приверженцев ислама или «борцов за права человека».

Значительную финансовую поддержку экстремистам оказывают некоторые мусульманские и неисламские государства (Саудовская Аравия, Пакистан, Иран, Турция, США и др.), а также частные лица, рассматривающие исламские экстремистские организации (ИЭО) в качестве инструмента для укрепления своих позиций и расширении влияния в том или ином регионе или стране (например, «Исламские группы» в Египте снабжал деньгами богатейший человек страны — Осман Ахмад Осман, а одним из основных спонсоров экстремистской деятельности исламистов на Ближнем и Среднем Востоке, в ЦАР и других районах мира в настоящее время является саудовский миллионер Усама бен Ладен). Некоторые из них являются членами указанных организаций (так, членами египетского отделения религиозно-политической организации «Братья-мусульмане» являются представители восьми из восемнадцати самых богатых семейств Египта — Аш-Шарифы, Ан-Наджжары, Ас-Саады, Ар-Рийаны и др.).

Сбор средств в интересах исламских экстремистов в Центральноазиатском регионе осуществляют: Всемирная исламская организация спасения (Королевство Саудовской Аравии (КСА), благотворительные организации «Аль-Харамейн» (КСА) и «Зубейр фонд» (Судан), Всемирная исламская благотворительная организация (Кувейт), Общество социальной реформы («Братья-мусульмане», Кувейт), Общество возрождения исламского наследия (Кувейт), Лига исламского мира (КСА), Всемирная ассоциация исламской молодежи (КСА), Объединенный кувейтский комитет спасения, Общество исламской помощи (Кувейт), Катарское благотворительное общество, Ассоциация благотворительной деятельности (ОАЭ), Исламская лига Бахрейна и другие.

Важным источником финансирования деятельности исламских экстремистов в ЦАР являются доходы от реализации наркотиков. Объем их производства в Афганистане постоянно наращивается. В 1998 г. в стране было собрано 2800 т опия — 58 % мирового количества незаконно произведенных опиатов (из этого количества в страны Европы поступило 140 т героина на сумму более 40 млрд. долл.), в 1999 году — 4600 т, а в 2000 году — планировалось собрать около семи тысяч тонн, однако из-за сильнейшей засухи, постигшей центральноазиатские государства, было собрано в два раза меньше, т.е. нескольким более 3500 тонн. Кроме того, для реализации в России и европейских странах используются наркотики, выращиваемые в Таджикистане и Киргизии.

Основной их поток через центральноазиатские республики СНГ идет в нашу страну, часть — переправляется в Европу (В Москве и Санкт-Петербурге ежемесячный оборот наркорынка составляет порядка 90 миллионов долларов, а в целом по стране, по предварительным оценкам — до 500 млн. долларов США).

40.55MB | MySQL:92 | 0,929sec