О планах Ирана реформировать сирийскую армию

Тегеран не оставляет свои попытки добиться от Дамаска реорганизации сирийской армии. Недавно командующий элитным подразделением «Аль-Кудс» КСИР генерал К.Сулеймани вновь представил в Дамаске свои соображения на эту тему министру обороны генералу Фахду Джассему аль-Фрейджу и начальнику Генерального штаба генералу Али Абдулле Айюбу. Согласно иранскому проекту предусматривается создание двух основных и автономных друг от друга структур, которые будут подчиняться координационному комитету. В качестве их вспомогательной силы планируется создать на основе вооруженных иррегулярных милиций единую структуру наподобие иранского «Басиджа». Первая структура должна практически полностью копировать иранский Корпус стражей исламской революции и включать в себя 4-ю бронетанковую дивизию, которой сейчас командует генерал Талал Махлюф. Эта новая структура будет включать в себя сухопутные силы, военно-морские и авиационные подразделения. Во вторую структуру должны войти оставшиеся части вооруженных сил САР. Естественно, что эта идея, которая озвучивается иранцами уже не в первый раз, не нашла горячего отклика в Дамаске. Интересно, что ранее ярый противник любой реорганизации вооруженных сил, брат президента Махер Асад, которого месяц назад вывели из состава координационного совета по вопросам национальной безопасности и отстранили от командования воинскими подразделениями, неожиданно поддержал инициативу К.Сулеймани. Зная крайне напряженные отношения между двумя этими персонажами, можно сделать вывод о том, что Махер Асад очень сильно обижен на своего брата и делает все нарочито «назло». Это плохой признак для сохранения единства в алавитской верхушке, хотя отношения между братьями уже давно далеки от идеала. По крайней мере, высшее военное командование сирийских вооруженных сил четко стоит в оппозиции иранским предложениям, справедливо полагая, что в таком случае армия превратится в непонятный придаток и обслуживающее звено нового сирийского аналога КСИР, как это и произошло в том же Иране. Иррегулярные милиции и ополчения, которые сейчас в Сирии присутствуют в качестве «Национальных сил обороны» под командованием генерала Хауха Мохаммада должны включить в себя все основные лояльные режиму добровольческие батальоны и племенные формирования, которых сейчас в Сирии насчитывается 25. Туда также должны войти и иностранные отряды милиции типа палестинских групп, афганскиххазарейцев и частично иракских шиитов.

Возникает закономерный вопрос в этой связи: а зачем Тегерану все это нужно? Особенно, если учесть, что такие же идеи иранцы пытаются пролоббировать и в Ираке. И везде шиитская элита встречает эти предложения вроде бы поначалу приветливо, но затем начинает всячески тормозить эти реформы вооруженных сил. В предложениях Ирана есть двоякий смысл. Первый — это то, что согласно планам Тегерана, а если конкретнее — руководства КСИР, создаются зарубежные филиалы этой организации, командный состав которых, в общем-то, в той или иной степени будет находиться в плотной орбите КСИР. Подразумевается, что офицеры, да и рядовые будут проходить тренинг в лагерях КСИР в Иране, иранцы также берут на себя значительную нагрузку в рамках материально-технического обеспечения этих структур. Местной элите в этой связи не хочется остаться в своей стране без надежных армейских частей. На примере той же 4-й дивизии  режим Б.Асада сейчас имеет свою личную, свободную от всех влияний «преторианскую гвардию». Менять ее на сомнительный вариант сирийского КСИРа при доминирующей роли Ирана в Дамаске никто не хочет. Никто не может гарантировать, что безоблачные отношения с Тегераном будут длиться вечно. Все дело в персоналиях — стоило иракскому премьер-министру Х.аль-Абади поссориться с креатурой Ирана Н.аль-Малики, и отношения между Багдадом и Тегераном если не охладились, то, по крайней мере, сильно напряглись. Второй повод для возражений — вектор использования этой вновь создаваемой структуры. Если учитывать те тезисы, которые были изложены в Ливане новым начальником Объединенного генерального штаба Ирана М.Багери лидеру «Хизбаллы» шейху Х.Насралле, то вырисовывается интересная картина. КСИР, а М.Багери в свое время курировал в этом ведомстве разведку, предполагает создать на базе ливанской «Хизбаллы», а затем и новой структуры сирийского и иракского аналогов КСИР «силы быстрого развертывания», которые, естественно, будут использоваться Тегераном за границей в рамках своего глобального противостояния с суннитами и, прежде всего, КСА. Сказать, что такая перспектива очень нравится шиитским элитам в Багдаде и Дамаске, было бы натяжкой. Командование КСИР за счет таких инициатив пытается решить и серьезную внутриполитическую задачу. А именно — за счет своего контроля над внешними филиалами резко укрепить свои пошатнувшиеся после заключения соглашения по иранской ядерной программе  и снятия санкций позиции во внутрииранском политическом раскладе. Но вероятность такого реформирования иракской и сирийской армий (или, вернее, того, что от них осталось), по нашей оценке равна нулю. И по вышеназванным причинам, к которым еще надо приплюсовать нежелание традиционно влиятельной военной элиты в той же Сирии менять правила игры и, тем самым, оставаться на политической обочине, и еще по причине того, что и сами ксировцы пока на поле боя не смогли внятно доказать, что их схема построения вооруженных сил действеннее и эффективнее, нежели чем  классическая регулярная армия. Иранский  КСИР не смог противопоставить антиасадовским силам ничего внятного ни в рганизации штабной работы, ни в проведении непосредственных боевых действий на поле боя. Не сыграл в данном случае и тезис о том, что «партизанам должны противостоять практически такие же партизаны». Ничего положительного из этой схемы не получилось, именно по причине того, что ставка на исключительно состояние боевого духа, а не на военную науку никогда не приносит успеха на поле боя. По крайней мере, в долгосрочном плане.

40.45MB | MySQL:92 | 1,116sec