Как ОАЭ и КСА влияют на президентские выборы во Франции

Наследный принц ОАЭ Мухаммед бен Зайед отдал секретное распоряжение о приостановке планирующейся сделки по покупке французских боевых самолетов Rafale до проведения во Франции президентских выборов. Заключение этого контракта, по оценке Мухаммеда бен Зайеда, должно стать своеобразным «подарком» новому президенту Франции. Из этого следует простой вывод о том, что Абу-Даби крайне недоволен политикой нынешнего президента Ф.Олланда и его шансы на переизбрание рассматривает как «ничтожные». В любом случае «помогать» ему укреплять свою электоральную базу среди крупных французских оборонных компаний в руководстве ОАЭ явно не хотят. Предполагается, что этот сигнал о недовольстве Абу-Даби должны услышать в топ-менеджменте крупных оружейных концернов Франции и сделать соответствующие выводы о своих предпочтениях по вопросу будущего президента страны. Ровно такая же политика сейчас и у Саудовской Аравии. Если крупнейшая сделка по закупке спутников слежения и будет заключена с французскими компаниями Thales Alenia Space (TAS) и Airbus Defense & Space (ADS), то только после мая 2017 года. Такая практика выводит в лидеры по этой сделке США в лице Orbital ATK, которые предложили недавно Эр-Рияду более совершенные по сравнению с французами технические решения в плане получения снимков из космоса с более высокой разрешимостью. Это делает США лидерами этой гонки, поскольку саудовскому Министерству обороны крайне важно установить более тщательный контроль над территорией Йемена, и оно заинтересовано как можно в более четких снимках. На этом фоне известный посредник в оружейных сделках, который долгое время работает с членами королевской семьи КСА, Абдулла аль-Шугейр активизировал свои контакты с представителями французского оборонного-промышленного комплекса, в частности экспортного агентства ODAS и DCNS. С руководством последних саудовский бизнесмен, который руководит консультативной фирмой «Сумо аль-Мамляка», имеет очень давние и стратегические связи. На встречах в Париже в июле с.г. обсуждались и последние известия о заморозке практически всех оборонных контрактов Саудовской Аравии с французскими компаниями до президентских выборов, а также возможности по входу после мая 2017 года на французский оружейный рынок представителей саудовского клана Аль Исса. Этот клан из Неджда известен своими близкими связями с правящим кланом Аль Сауд и несколько его представителей занимают очень серьезные позиции в саудовском руководстве. Наиболее принципиальным для А.аль-Шугейра является его давний доверительный контакт Халед бен Абдурахман аль-Исса, который с 2015 года занимает пост руководителя канцелярии короля. Кстати, он был правой рукой руководителя канцелярии прежнего короля Халеда аль-Туваджири. Это несколько не сходится с утверждениями ряда экспертов о том, что новый король Сальман заменил абсолютно всех старых работников своего предшественника. Халед аль-Исса начал свою карьеру простым клерком королевского совета во времена короля Фахда в начале 1980-х годов. Затем он был переведен на работу в секретный офис короля, который отвечал за поддержание деликатных и секретных контактов. Один из его родственников Фахд бен Мухаммед аль-Исса является директором канцелярии министра обороны и сына короля Мухаммеда бен Сальмана. Он является экспертом по отношениям между Эр-Риядом и Саной. В принципе именно его можно считать основным «теневым архитектором» нынешней саудовской политики на йеменском направлении. В конце 1990-х годов он принимал участие в переговорах по спорным территориям с Йеменом, который был заключен в Джидде в 2000 году. Напомним, что по нему КСА получало право на управление спорными территориями в Джизане, но при этом полный суверенитет над этими территориями королевство могло получить только в случае, если три президента ЙР подряд ратифицируют данное соглашение. Затем Фахд аль-Исса отвечал за поддержание отношений между Эр-Риядом и организациями ССАПГЗ и ЛАГ. В настоящее время он еще и выполняет функции консультанта для ряда принципиальных органов монархии, включая Министерство по делам коммуникаций и информации, «город короля Абдул Азиза по науке и технологиям» (KACST) и Саудовские железные дороги (SRO). Теперь клан Аль-Исса начинает выходить на европейский оружейный рынок, что делается, как предполагается, по прямому указанию министра обороны Мухаммеда бен Сальмана. Но опять же все это должно реализоваться в какие-то практически вещи только после ухода Ф.Олланда.

В любом случае мы имеем в настоящее время налицо консолидированную позицию и Абу-Даби, и Эр-Рияда по созданию очень негативного имиджа действующего французского президента. Делается это, видимо, все-таки в расчете склонить крупный оружейный бизнес к поддержке Н.Саркози, который, правда, больше известен своими неформальными отношениями с Катаром. Это выразилось, прежде всего, в организации и проведении ливийской авантюры. Справедливости ради отметим, что на первом этапе свержения М.Каддафи Эр-Рияд и Доха действовали единым фронтом. Почему КСА и ОАЭ не устраивает Ф.Олланд, сказать сложно. У него с самого начала президентского срока не заладились отношения с Эр-Риядом. Даже несмотря на несколько личных визитов он не смог активизировать двусторонние контакты в сфере ВТС. Если мы возьмем сейчас ту же самую Ливию, то именно французские вооруженные силы поддерживают креатуру ОАЭ генерала Х.Хафтара и помогают ему взять под свой контроль Бенгази. Не исключено, что с Н.Саркози представители аравийских монархий связывают надежды на то, что эти усилия будут еще более целеустремленными. Но в любом случае, до мая следующего года французский оборонн-промышленный комплекс ждет простой.

44.77MB | MySQL:115 | 2,349sec