Конвейер мирных инициатив.

Спустя три года после провала мирных переговоров с палестинской администрацией и начала новой волны террора и насилия появилось уже не мало мирных инициатив, самой громкой из которых была, пожалуй, «дорожная карта». И хотя ее основной спонсор — американская администрация по-прежнему продолжает заявлять о своей поддержке этого плана урегулирования, большинство аналитиков сходятся во мнении, что «дорожная карта» уже является частью истории ближневосточного миротворчества, богатой на самые разные мирные планы и инициативы. И судя по всему, в скором времени она пополнится еще одним.

Очередной план палестино-израильского урегулирования был выработан инициативной группой функционеров правительств Израиля разных лет во главе с бывшим министром юстиции Йосси Бейлином, с одной стороны, и палестинскими чиновниками разного уровня во главе с бывшим министром информации Палестинской администрации Ясиром Абед Раббо. Разработка документа, получившего название «Женевской инициативы», велась около двух лет и 12 октября в Иордании состоялась церемония, ознаменовавшая окончание подготовительного этапа. Подписание намечено на 4 ноября, очередную годовщину смерти израильского премьер-министра Ицхака Рабина. Вот основные пункты «Женевской инициативы»:

Палестинцы отказываются от реализации права на возвращение. Беженцам будет предоставлена возможность выбора гражданства таких стран как Великобритания, Германия, Япония, США, Ливан, Иордания. Если они делают свой выбор и их прошение о предоставлении гражданства удовлетворяется принимающей страной, то они теряют право на возвращение в Израиль. Кроме того, сохраняется и опция выбора израильского гражданства, в случае, если Израиль одобрит соответствующее прошение, однако формально это не будет являться реализацией права на возвращение.

Израиль возвращается к границам, существовавшим до Шестидневной войны, однако ряд территорий меняют свой статус по сравнению с 1967 годом. По плану «Женевской инициативы», Иерусалим должен быть разделен, а его восточная часть должна перейти под палестинский суверенитет. Еврейские районы восточной части города (Гиват-Зэев, Маале-Адумим, Гуш-Эцион) остаются под израильским суверенитетом, в отличие от Ариэля, Эфраты и Хар-Хомы. Эти поселения, а также часть пустыни Негев, прилегающая к сектору Газы, будут переданы палестинцам в обмен на некоторые территории на Западном берегу.

Храмовая гора передается под палестинский суверенитет, Западная Стена (Стена Плача) остается за Израилем. На Храмовую гору будут допускаться посетители всех вероисповеданий, свобода доступа будет контролироваться международными силами. Тем не менее, еврейский религиозные службы на Храмовой горе будут запрещены, как и израильские археологические раскопки.

Палестинская сторона обязуется бороться с террором, пресекать подстрекательство к насилию и пропаганду ненависти, разоружить военизированные группировки.

Будущее Палестинское государство должно быть демилитаризовано, его границы будут патрулироваться международными силами, израильские войска в патрулировании участвовать не будут.

История повторяется, — как говорил классик, — сначала как трагедия, а затем, как фарс. Новая инициатива, и по истории создания, и по формулировкам в тексте, и по стилю презентации, очень сильно напоминает другую, появившуюся в 1992-1993 гг., когда израильское общество точно также было поставлено перед фактом состоявшихся в Осло тайных переговоров с палестинцами и достигнутых там договоренностей. Тогда Йосси Бейлин занимал пост заместителя министра иностранных дел в правительстве Ицхака Рабина, что, однако не помешало ему, превысить свои полномочия и без согласования с Рабиным послать эмиссаров для переговоров с ООП. Когда разведка сообщила премьер-министру об этих контактах, он был удивлен и разгневан, т.к. в это же время и от его имени Эльяким Рубинштейн вел официальные переговоры с палестинцами в Вашингтоне. Конец этой истории хорошо известен: Бейлину, при поддержке тогдашнего министра иностранных дел Шимона Переса, удалось убедить Рабина подписать дискредитированные сегодня Ословские соглашения.

Сегодня Бейлин пытается разыграть ту же партию. Он снова предлагает поддержать инициативу, ставшую результатом тайных переговоров его команды с представителями палестинской стороны при финансовой поддержке ряда европейских стран. Тот факт, что инициатива появляется в сложное для страны время и что ни один из участников переговоров, как среди израильтян, так и среди палестинцев, не является официальным представителем, обличенным соответствующими полномочиями и ответственностью перед правительством, ставит правомерность выдвижения инициативы, как с моральной, так и с правовой точки зрения под вопрос.

До церемонии подписания «Женевской инициативы» и ее официальной презентации мировой общественности осталось меньше месяца. За это время Бейлин и Раббо планируют провести кампанию среди населения Израиля и палестинских территорий с целью популяризации идеи договора, и надеются заручиться поддержкой со стороны официальных лиц. Однако волна критики на разных уровнях, последовавшая за презентацией инициативы в Каире, свидетельствует об их неудаче в этом деле.

Реакция израильской стороны на « Женевскую инициативу».

Израильские официальные власти заявили о полной несостоятельности подобного договора. Премьер-министр Ариэль Шарон, резко осудил инициативу Бейлина — Раббо, заявив, что Израиль на официальном уровне поддержал «дорожную карту» и крайне опасно вводить население и международное сообщество в заблуждение, предлагая еще одну опцию, альтернативную политике законного избранного правительства. Заявление Шарона тут же было подвергнуто критике со стороны левого лагеря и названо заявлением премьера, охваченного паникой и не способного контролировать ситуацию. Однако даже партия Труда не решилась высказать одобрение инициативе, которая предполагает разделение Иерусалима, дает палестинцам суверенитет над Храмовой горой и обещает решение проблемы беженцев. По мнению одного из фаворитов партии Труда — Далии Ицхаки, эта инициатива вскоре станет просто очередной папкой, собирающей пыль на полке истории. А такой известный миротворец как бывший премьер-министр от партии Труда Эхуд Барак выступил с критикой инициативы. Он заявил, что документ дает возможность сторонам удалиться от решения наиболее серьезных проблем, как, например, борьба с террором. Представление о том, что должна быть сохранена возможность для возобновления и продолжения диалога с палестинцами на основе того, что было достигнуто в Кэмп-Дэвиде, не вызывает сомнения. Но на настоящий момент у Израиля нет партнера и до тех пор, пока Ясир Арафат остается у власти, у мирного урегулирования нет ни одного шанса. Он уверен, что палестинцы никогда не откажутся от реализации права палестинских беженцев на возвращение в Израиль и никогда не признают его в качестве еврейского государства. По его словам, Кемп-Дэвид провалился именно по этой причине.

Только ветеран мирного процесса Шимон Перес высказался в целом одобрительно, но воздержался от официального заявления в поддержку инициативы, сославшись на то, что необходимо дождаться официального представления окончательного варианта документа. По его словам, из имеющейся информации, можно сделать вывод, что инициатива содержит ряд моментов, способных стать реальной основой для возобновления конструктивного диалога.

Большинство же израильских политиков выступило с критикой «Женевской инициативы». Министр туризма Бенни Элон (Национальное единство) назвал Йосси Бейлина «коллаборантом», а член Кнессета Ури Ариэль призвал генерального прокурора Эльякима Рубинштейна завести дела на участников переговоров. Даже министр Национальной инфрастуктуры Йосси Парицкий (Шинуй), считающийся приверженцем лагеря мира, высказался неодобрительно по поводу инициативы. Министр торговли и труда Эхуд Ольмерт (Ликуд) осудил израильскую делегацию, которая собирается подписать «квазимирный договор», прямо противоречащий политике правительства. Он заявил, что документ предполагает очень много уступок с израильской стороны, но не предлагает ничего взамен.

Мэр Иерусалима Эли Луполянский резко осудил проект «Женевской инициативы». По его мнению, это соглашение, угрожает безопасности израильских граждан, и способно нанести ущерб израильской способности вести серьезные переговоры в будущем, когда сложится нормальная обстановка, а не в ситуации военных действий. Первый мэр Иерусалима от ортодоксального сектора, Эли Луполянский заявил, что «Женевская инициатива» создаст абсурдную ситуацию, когда евреи, желающие помолиться у Западной стены, окажутся всецело в зависимости от произвола Палестинской администрации, которая будет осуществлять полный контроль над входами в Старый город и собственно к святыни иудаизма — Храмовой горе.

Министр юстиции Йосеф Лапид (Шинуй) заявил, что никакой официальной силы инициатива иметь не может. По его словам, она включает уступки, которые еще можно представить в конце переговоров, как их результат, но начинать переговоры со столь серьезной сдачи позиций никак нельзя: «Палестинцы одобрили «дорожную карту», содержащую гораздо больше уступок с их стороны, чем «Женевская инициатива», как основу для переговоров, и у Израиля нет смысла отказываться от уже согласованного». Инициатива представляется ему безответственным шагом, даже со стороны тех, кто во главу угла ставит достижение мира с палестинцами. Лапид заявил также, что должна быть использована любая возможность для возобновления диалога с палестинцами, но это должно быть сделано по инициативе «законно избранного правительства и командой специалистов, а не политиков-неудачников какими являются Йосси Бейлин, Амрам Мицна и Авраам Бург».

По словам главного раввина поселения Эфрата Шломо Рискина, «Женевская инициатива» не особенно взволновала его жителей, несмотря на то, что в соответствии с этим документом их поселение должны остаться вне израильской территории. Рискин убежден, что инициатива Бейлина не сможет получить широкой поддержки на официальном уровне и не станет реальной угрозой для Эфраты. «Это абсурдно, что люди, которые не имеют никаких полномочий, ведут переговоры о передаче палестинцам Храмовой горы», — сказал он. Единственное, что действительно беспокоит Рискина, это то, что террористы могут сделать для себя вывод, что агрессия приносит свои плоды, а террор — верная тактика, т.к. после волны насилия последнего времени «план, по которому Израиль отдает такое количество территории Иудеи и Самарии — это действительно вознаграждение агрессии».

И на дипломатическом уровне реакция на инициативу Бейлина-Раббо была далека от позитивной. Посол Израиля в Швейцарии Авив Широн был приглашен 15 октября в Министерство иностранных дел в Женеве для обсуждения волны неодобрения, поднявшиеся в Израиле в связи с инициативой, получившей финансовую и техническую помощь от правительств Швейцарии, Великобритании, Норвегии и Швеции. Авив Широн заявил, что участие Швейцарии в подготовке инициативы представляется израильской стороне недопустимым. Он напомнил также, что Израиль официально поддержал «дорожную карту» и намерен выполнять взятые на себя обязательства.

Пресс-секретарь премьер-министра Израиля, Раанан Гиссин также заявил, что швейцарское участие в этом деле не соответствует принятым нормам поведения одного суверенного государства в отношении другого: «Как бы швейцарское правительство среагировало на наше вмешательство во внутренние дела его страны, попытайся мы изменить границы страны или ее конституцию? Я уверен, они бы сочли это бесправным вмешательством».

Соответствующее заявление было сделано и израильским министерством иностранных дел. Пресс-секретарь Йонатан Пелед заявил, что Израиль недоволен тем участием, которое Швейцария принимает в этом деле, но пока министерство намерено изучить степень участия Женевы, и не планирует пока направлять ноту протеста: «Мы попытаемся объяснить, что проведение переговоров и заключение соглашений — это прерогатива правительств, а не частных лиц». Пелед также заявил, что Израиль не намерен пока отзывать своего посла.

Сотрудник департамента Ближнего Востока Швейцарского министерства иностранных дел Пол Фиват заявил, что его сторона рассматривает «Женевскую инициативу», как проект, инициированный гражданским обществом, и он соответствует швейцарской политике в области миротворчества, а также, что Швейцария не является посредником в переговорах, а лишь оказывает техническую поддержку.

Администрация премьер-министра Великобритании Тони Блэра опровергла заявления прессы о том, что она стоит за подготовкой «Женевской инициативы». В заявлении также говорилось, что Тони Блэр является горячим сторонником «дорожной карты». Министерство иностранных дел заявило, что некоторым британским официальным лицам было известно о переговорах и они даже встречались с их участниками, но это были лишь встречи частного характера и они не имели отношения к официальной позиции страны по вопросу ближневосточного урегулирования. При этом в соответствии с некоторыми сообщениями средств массовой информации именно британские политики сыграли важнейшую посредническую роль при подготовке документа. Джек Стро, выступая перед парламентом, заявил, что он приветствует мужество израильских и палестинских участников переговоров, подготовивших «Женевскую инициативу». Он сказал также, что план предлагает реалистическое решение, основанное на идее двух государств для двух народов и соответствующее формуле земля в обмен на мир.

Он отметил также, что документ практически полностью повторяет положения, сформулированные в Табе и заслуживает поддержки.

Пресс-секретарь Государственного департамента США заявил, что США по-прежнему поддерживают «дорожную карту», а не частный план урегулирования известный как «Женевская инициатива»: «По нашему мнению, мы должны придерживаться того видения урегулирования, которое предложил президент, а именно урегулирования на основе мирного сосуществования двух независимых государств — еврейского и арабского, и «дорожная карта» наилучший способ для достижения этого».

По мнению Ричарда Перла (советника Пентагона), все политические переговоры с палестинцами обречены на неудачу до тех пор, пока Палестинская администрация не станет привержена демократической модели. Все проблемы, которые так активно обсуждаются в настоящее время, включая назначение нового палестинского премьер-министра и «Женевскую инициативу», являются искусственными и не затрагивают сути проблемы, которой является необходимость проведения фундаментальной политической, социальной и культурной трансформацию палестинского общества. Он также заявил, что не возможно вести переговоры об урегулировании со стороной, которая использует террористические акты против мирного населения, как основное политическое оружие и воспитывает молодежь в духе ненависти к Израилю и еврейскому народу. По мнению Перла, на настоящий момент у Израиля нет иного выхода, кроме как рассчитывать на свое военное превосходство. Он также назвал «Женевскую инициативу» «антидемократичной» и сказал, что в США такое было бы невозможным.

Реакция палестинской стороны на Женевскую инициативу.

Заявления палестинской стороны, как всегда, противоречивы. По одним источникам, Арафат назвал «Женевскую инициативу» еще одной возможностью для достижения мира на Ближнем Востоке, но подчеркнул, что на настоящий момент инициатива не имеет никакого официального статуса: «Наша политика заключается в том, чтобы не препятствовать никакой смелой попытке достичь мира». Приводятся и слова юридического консультанта Палестинской администрации Саиба Ариката, который заявил, что реакция Арафата на инициативу была более, чем положительной. Он также сказал, что как официальное лицо он не может вдаваться в комментарии документа, но, по его мнению, документ обладает существенной значимостью для палестино-израильских отношений, т.к. доказывает, что и у палестинцев, и у израильтян есть партнер для ведения переговоров. Советник Арафата Басам Абу Шариф, также поддержал инициативу. Он сказал, что считает этот документ позитивным и логичным продолжением всех предыдущих переговоров и хорошей возможностью заставить стороны отказаться от экстремизма и вернуть их к конструктивному диалогу. По мнению Абу Шарифа, выступить против этого плана могут только экстремисты, экстремистским он назвал и правительство Шарона. «Инициатива основана на взаимопонимании, достигнутом в Табе, а, как известно, Арафат лично инструктировал палестинскую группу, участвовавшую в этих переговорах», — сказал Абу Шариф в ответ на вопрос, поддерживает ли палестинский лидер «Женевскую инициативу». Ясер Абед Раббо, который прибыл 13 октября в Каир, чтобы ознакомить египетские официальные лица с проектом инициативы, заявил, что Арафат звонил ему, чтобы поздравить с завершением подготовительной фазы. Вместе с тем, один из функционеров Палестинской администрации опроверг утверждения о том, что Арафат одобрил инициативу, и тем более о том, что палестинский лидер стоит за ее разработкой. Некоторые члены Палестинского исполнительного комитета заявили, что на их вопрос о «Женевской инициативе», Арафат завил, что ничего про это не знает.

Другой же палестинский источник выразил свою уверенность в том, что Абед Раббо обговаривал каждый свой шаг с Арафатом. По его мнению, невозможно представить, чтобы Раббо, который достаточно близок к Арафату, решился бы на какие-либо действия без благословения последнего. Однако он выразил сомнение относительно возможности того, что Палестинская администрация выступит с официальной поддержкой инициативы, т.к. это может подорвать ее позиции на будущих переговорах.

Большинство же заявлений относительно «Женевской инициативы» последовало от различных палестинских организаций, представляющих интересы беженцев, а также самых разных политических фигур Палестинской администрации, которые выразили свое резкое недовольство и осудили инициативу.

Комитет по защите прав палестинских беженцев заявил, что никакая политическая фигура, либо группа не вправе проводить секретные переговоры, касающиеся прав беженцев, ни тем более идти на уступки в этом болезненном вопросе. Комитет счел инициативу крайне опасной, т.к. он может создать впечатление, как у арабского мира, так и у международного сообщества, что можно с легкостью поступиться интересами трех миллионов беженцев. Комитет призвал палестинцев, участвовавших в подготовке этого документа, отказаться от него и исправить ошибку пока не поздно, т.к. любое проявление слабости и любая уступка только увеличат аппетиты израильской стороны.

Вифлеемский Центр по защите прав палестинцев-резидентов и палестинских беженцев в специальном заявлении предостерег стороны, что любое соглашение между Израилем и палестинцами, не учитывающее прав беженцев, признанных международным правом и конвенциями по правам человека, не смогут стать основой для стабильного мира.

По словам Джамиль Маждалауи — лидера Народного фронта освобождения Палестины, любые уступки по праву на возвращение, в конечном счете, приведут к уничтожению палестинского вопроса как такового: «Этот документ представляет точку зрения людей, которые его подписали, но не мнение палестинского народа». Маждалауи заявил, что реализация прав палестинских беженцев — это один из центральных аспектов палестинской национальной стратегии, и принесение этого аспекта в жертву, может означать конец палестинской национальной борьбы. Он назвал «Женевскую инициативу» искажением идеи Ословских соглашений, которые в свою очередь, по его словам, были искажением идеи 242 Резолюции ООН.

Пресс-секретарь Хамас выступил с резкой критикой палестинцев участвовавших в подготовке документа, назвав их эгоистичными провокаторами.

Абдалла Хурани — глава департамента по делам беженцев ООП, также осудил инициативу: «Я говорю о 5 (!) миллионах беженцев. Ни у кого нет права за них отказываться от права на возвращение в свои дома, откуда они были изгнаны под дулом винтовок». Хурани назвал право на возвращение одной из важнейших образующих идей ООП.

Таисер Насралла член Палестинского Национального Совета и глава Палестинского комитета по защите прав беженцев, завил, что подобный документ является свидетельством беспомощности и слабости палестинцев.

Доказательством того насколько сложно будет для палестинцев официально заявить об изменении позиции по проблеме палестинских беженцев, стали заявления некоторых участников переговоров с палестинской стороны. Бывший министр по делам заключенных Палестинской администрации Хишам Абдель Разик, а также один из участников переговоров лидер организации Танзим Хадура Фарес, заявили, что инициатива дает реальный шанс для решения проблемы палестинских беженцев. Вместе с тем, газета аль-Кудс приводит слова Абдель Разика, о том, что, несмотря на заявления прессы, соглашение с израильтянами не включает в себя обязательство палестинской стороны отказаться от права беженцев на возвращение. Остальные палестинские средства массовой информации полностью проигнорировали появление «Женевской инициативы».

Юсуф Абу Сафийя, занимавший один из министерских постов и по сообщениям СМИ один из членов палестинской инициативной группы, опроверг сообщения о своем участии в переговорах с израильтянами и заявил, что никогда бы не подписал документа, который включает отказ от права палестинских беженцев на возвращение. Таким образом, и Палестинская администрация оказалась далека от того, чтобы поддержать инициативу.

Большое количество инициатив свидетельствует не о прогрессе на пути достижения урегулирования и не об оформлении стабильного лагеря мира, а о том, что создание мирных инициатив поставлено едва ли не на конвейер. Неизбежным результатом этого становится обесценивание самой идеи миротворчества, ее составляющие превращаются в шаблонные заготовки, которые можно свободно перетасовывать, предлагая все «новые» и «новые» мирные инициативы. Ведь действие этого механизма уже известно: инициатива привлечет внимание средств массовой информации по всему миру, международное сообщество по сложившейся традиции поддержит очередных миротворцев, которые получат свой политический бонус уже вне зависимости от того, какая судьба ждет предложенный ими план. К сожалению, очередная инициатива Бейлина выглядит именно как попытка политиков-аутсайдеров дискредитировать правительство в надежде выиграть дополнительные очки в большой политической игре.

В то время как израильская армия проводит антитеррористическую операцию в Рафахе, пытаясь ликвидировать последствия предыдущего мирного проекта Бейлина, когда страна фактически находится в состоянии войны, он проводит тайные переговоры с палестинцами и готовится подписать соглашение, касающееся жизненно важных для государства вопросов, не имея на то полномочий и идя вразрез с политикой законно избранного правительства. Бейлин и Раббо нашли решения самым сложным проблемам в палестино-израильских отношениях. Однако ключевая проблема из богатого наследства Осло не нашла своего отражения и в новой инициативе — как превратить громкие слова в реальное действие?

Неисчислимое количество раз с 1988 г. Арафат и его соратники клялись в своей верности духу и букве мирных соглашений, заверяли израильскую сторону и международное сообщество, что приложат все силы для борьбы с террором и пропагандой ненависти и насилия, но эти слова так и остались пустыми декларациями. «Женевская инициатива» вновь заверяет, что будущее палестинское государство будет демилитаризовано под контролем международного сообщества. Это практически слово в слово формула из Ословских соглашений, которая в свое время оправдывала создание Палестинской администрации. В соглашении по Газе и Иерихону детально оговаривались точные размеры палестинской полиции, которая будет создана для борьбы с террором, а также количество и тип вооружения, которое она сможет использовать (при чем серийные номера были сообщены израильской стороне, чтобы последняя смогла отслеживать случаи его незаконного использования). Отдельные параграфы договора были посвящены тому, как будет организована инспекция перемещений по территории сектора Газы и аэропорта, чтобы исключить возможность незаконного ввоза вооружения. В действительности же, ни один из этих пунктов не соблюдался палестинской стороной с самого начала. Очень показательна в этой связи широко известная история об историческом возвращении Арафата из тунисского изгнания в Газу. Тогда одному израильскому солдату на КПП показалось подозрительным, что низкорослый палестинский лидер упирается головой в крышу автомобиля. Арафата попросили выйти, и оказалось, что он сидел (!) на известном террористе, чей въезд на территорию сектора Газы был категорически запрещен, что специально оговаривалось в соглашении, подписанном Арафатом. Эту тактику, а также аэропорт в Газе и тоннели, выводившие к египетской территории, палестинский лидер использовал для ввоза оружия, благодаря чему, ООП, Хамас и другие военизированные группировки создали на территориях целый арсенал незаконного вооружения и взрывчатых веществ. Три года назад Израиль решился на закрытие палестинского аэропорта, и прекратил воздушные поставки оружия — подземные тоннели Рафаха стали основным канал для его ввоза на территории. Несмотря на то, что израильской стороне все было известно об этом канале, в Рафахе долгое время никаких операций не проводилось в силу того, что прямо над тоннелями были построены дома, в которых жили палестинские семьи, служившие фактически живым щитом для подземной контрабанды оружия.

Теперь, когда, наконец, было принято непростое решение о начале операции в Рафахе, стали поступать сообщения о жертвах среди мирного населения и разрушении палестинской собственности. И, как и рассчитывал Арафат, за этими сообщениями последовали осуждения действий Израиля и его обвинения со стороны ООН, европейских стран и десятка негосударственных организаций. Незаконное сооружение тоннелей и их использование для ввоза вооружения из Египта, как и факт умышленного расположения гражданского населения для их защиты, был полностью проигнорирован международным сообществом, которое, в соответствии с многочисленными соглашениями, должно было отвечать за демилитаризацию палестинских территорий.

Но, похоже, печальный опыт ничему не научил Бейлина и его команду, повторяющую все те же ошибки и в новой инициативе. Правда три года насилия и террора многому научили израильское общество, теперь оно не так легко верит многообещающим политическим декларациям и документам, подписанным на пышных официальных церемониях. И это еще один результат «конвейерного миротворчества» — израильское общество все труднее соглашается верить в возможность достижения мира. Разочарование и безысходность — это тоже наследие Ословского процесса.

Для заключения мира необходимы другие условия — условия взаимного доверия между сторонами, которое может последовать только при соблюдении взятых на себя ранее обязательств, и первое среди них — обязательство палестинской стороны бороться с террором. Как только эти условия будут созданы, заключение мирного соглашения не потребует секретных встреч, тайных переговоров и частных инициатив.

40.92MB | MySQL:66 | 0,939sec