Алжир: Али Бенфлис против Абдельазиза Бутефлики

Главным событием на внутриалжирской политической арене в сентябре — октябре с.г. стал кризис одного из трех столпов существующего режима — партии Фронт национального освобождения /ФНО/. Он стал следствием острейшей борьбы между действующим президентом АНДР Абдельазизом Бутефликой и бывшим до недавнего времени премьер-министром страны Али Бенфлисом за влияние в этой партии в преддверии намеченных на весну будущего года президентских выборов.

До кризиса формально оба политика относились к лагерю ФНО — Бутефлика до избрания в 1999г.на пост главы государства входил в руководство Фронта, имеющего после парламентских /2002 года/ выборов абсолютное большинство мест в Национальной народной ассамблее. В ННА — нижней палате алжирского парламента — ФНО располагает 203 мандатами из 389. Успех ФНО на выборах во многом был связан с деятельностью Бенфлиса, сумевшего провести внутреннюю реформу Фронта. Еще раньше, когда ФНО единолично правил страной, Бутефлика в период с 1963 по 1978гг.занимал пост министра внутренних дел. На выборах 1999г.Бутефлика победил во многом благодаря поддержке ФНО, причем Бенфлис возглавлял его предвыборный штаб. Он же долгое время считался доверенным лицом главы государства. Бенфлис в первый раз возглавил алжирский кабинет министров 26 августа 2000г., сменив на этом посту Ахмеда Уяхью. До этого достаточно долгое время занимал пост директора кабинета Бутефлики. На этом посту принимал участие в выработке важных решений, касавшихся управления страной.

Бенфлис является генеральным секретарем партии. «Черная кошка» пробежала между ними после того, как лидер ФНО заявил о намерении баллотироваться на выборах в качестве кандидата в президенты. В этом стремлении его поддержал партийный аппарат, оформивший 5 сентября соответствующее решение ЦК ФНО.

Действующий глава государства еще не объявлял о своем намерении добиваться переизбрания, но об этом в Алжире говорят как о деле уже решенном.

Еще один повод для ссоры — незадолго до отставки Бенфлиса с поста премьера между ним и Бутефликой возникли разногласия в части, касающейся реформы нефте- газодобывающего сектора, приватизации, а также путей урегулирования ситуации в Кабилии, с апреля 2001г.живущей в условиях перманентного восстания против центральных властей. В частности, Бутефлика выступает за такой проект закона об углеводородах, который позволил бы более широкое привлечение иностранных компаний к добыче нефти и газа. Бенфлис был против этого варианта, равно как и могущественное профобъединение Всеобщий союз алжирских трудящихся /ВСАТ/. Слово последнего всегда было решающим при выборе того или иного кандидата на пост главы государства.

Примечательно, что сразу после ухода в отставку с поста премьера лидер ФНО встретился с генеральным секретарем ВСАТ Абдельмаджидом Сиди-Саидом. Ранее в алжирской политической истории такого просто не бывало — ушедшие в отставку больше никого не интересовали. В распространенном после встречи коммюнике ФНО отмечалось, что «Сиди-Саид выразил солидарность ВСАТ с позицией ФНО по основным вопросам, интересующим алжирское общество, и в частности, касающимся чаяний трудящихся и членов их семей». Как уже отмечалось, одной из алжирских реалий является невозможность победы на президентских выборах без предварительной поддержки со стороны могущественного ВСАТ. Подобная встреча заставила сделать вывод, что ФНО заручился этой поддержкой.

Поскольку окончательное решение ФНО относительно того или иного кандидата должно быть оформлено в виде решения чрезвычайного съезда партии, немедленно оба политика развернули борьбу за умы рядовых членов Фронта. Тем более, что наблюдатели сразу же оценили Бенфлиса как наиболее серьезного противника Бутефлики на пути переизбрания последнего.

Здесь стоит напомнить, что со времени достижения Алжиром независимости в 1962 году и до 1988 года ФНО правил в Алжире в условиях однопартийного режима. Именно в этот период из-за многочисленных просчетов руководства партии страна оказалась в острейшем системном кризисе, выход из которого не найден до сих пор. Последующие лет десть ФНО находился на вторых ролях. Ситуация изменилась только в мае 2002 года. До кризиса между Бенфлисом и Бутефликой ФНО наравне с другой национал-консервативной партией — Национальное демократическое объединение /НДО/ и исламистским Движением общества мира /ДОМ/ составляли правительственную коалицию.

Разрыв между Бутефликой и Бенфлисом ведет отсчет с марта 2003 года, когда 8-й съезд ФНО принял линию своего генерального секретаря, бывшего в то время и главой правительства. Такое своеволие тут же — уже 5 мая — стоило ему поста премьер-министра.

ФНО оказался расколотым на два лагеря — сторонников Бенфлиса и приверженцев Бутефлики. Последние выступили с идеей созыва 8-го /бис/ съезда ФНО с тем, чтобы исправить «ошибку» мартовского форума. Они же создали Временную исполнительную инстанцию движения за оздоровление ФНО /ВИИДО — ФНО/. В не вошли 21 человек, в том числе несколько министров, не пожелавших ради сохранения своих портфелей идти на конфликт с президентом.

Тут же началась «война цифр». Как утверждал представитель ВИИДО — ФНО, «мы контролируем свыше 1500 первичных ячеек, с нами 72 депутата ННА из 203 членов фракции ФНО, а также десяток министров». Эти данные тут же — и не без основания — были опровергнуты сторонниками Бенфлиса. Они утверждали, что в лагерь «оздоровителей» переметнулись лишь порядка 30 депутатов и 4 министра.

Но вернемся к событиям 5 сентября. Они не завершились на уже упоминавшемся решении ЦК ФНО. В тот же день Бутефлика произвел перестановки в кабинете Ахмеда Уяхьи, отправив в отставку семь министров, в том числе шесть — представлявших в правительстве ФНО и считавшихся сторонниками Бенфлиса. Канцелярия президента не потрудилась объяснить, чем были вызваны перестановки в кабинете. Зато это сделала газета «Матэн», последовательно критикующая Бутефлику:»Эти перестановки…ускоряют течение кризиса на верхушке власти. Чтобы добиться второго мандата, Бутефлика ведет войну против всех, кто, как он считает, может преградить ему путь к победе на выборах — 2004″. По мнению наблюдателей, эти перестановки могут быть прелюдией более серьезных решений, и в частности — роспуска ННА.

Три дня спустя на решение демарш отреагировал ФНО. В распространенном в Алжире коммюнике он обвинил Бутефлику в том, что решение об изгнании шести министров от этой партии принималось главой государства единолично, «без каких-либо консультаций с политическими партнерами, и в частности, с политической формацией, имеющей большинство в парламенте». По версии Бенфлиса, он олицетворяет себя с «будущим, прогрессом, плюрализмом, свободами, демократией, в то время как его оппонент защищает «отжившую концепцию», состоящую в «централизации» власти, что чревато «опасностью» для будущего страны. Лидер ФНО обвинил главу государства в «заговоре» против Фронта, исполнителями которого являются «высшие должностные лица государства» в лице министра внутренних дел Язида Зерхуни и главы МИД Абдельазиза Бельхадема. Последнему, в частности, было поручено организовать альтернативный съезд ФНО, который должен объединить противников Бенфлиса.

Еще одно главное — прежде — действующее «лицо» алжирской внутриполитической арены — алжирская армия — первоначально, как представляется, решило остаться в стороне от политических баталий. Однако эта внешняя самоустраненность не означает, что «великий немой» не вмешается в события, когда это потребуется.

Чрезвычайный съезд ФНО был запланирован на 4 октября в столице страны. За два дня до этого Бенфлис, по оценке западных дипломатов, «сжег за собой мосты». Он предложил остававшимся в правительстве пяти своим сторонникам выйти из кабинета министров в связи с «безответственным поведением президента — кандидата». Одновременно было объявлено, что министры, «поставившие» на Бутефлику, отныне не являются членами ФНО. Последнее решение прежде всего касалось Бельхадема и министра сельского хозяйства Саида Барката.

До самого последнего момента не было полной ясности — состоится форум или нет, поскольку власти поспешили задействовать административный ресурс: столичный суд запретил проведение съезда после того, как в него был подан иск сторонников ВИИДО — ФНО. В ответ представители Бенфлиса пригрозили, что поставят в ННА вопрос о недоверии правительству Уяхьи. Для их возмущения была причина — впервые власти попытались вмешаться во внутреннюю жизнь политической партии, поскольку вопрос о созыве съезда касается только той или иной партии и никак не связан с действующим законодательством. Как отмечалось в коммюнике парламентской группы ФНО в ННА, «подобная практика идет вразрез с ценностями конституции и правового государства, тем более, что эти ценности нарушены тем, кто должен стоять на страже закона — гарантом выполнения конституции».

Чтобы не допустить срыва съезда, сторонники линии генерального секретаря пренебрегли запретом и собрались на форум на день раньше. В съезде приняли участие около 1500 делегатов. За выдвижение Бенфлиса в качестве кандидата на пост главы государства проголосовало подавляющее большинство участников форума — 1375. Выступивший на съезде генсек ФНО высказался за «автономность партии, которая должна стоять на службе демократии политического плюрализма».

Нельзя исключать, что попытка проведения съезда ФНО увенчалась успехом только по одной причине — его негласно поддержал «великий немой» — алжирская армия.

Пока власти никак не отреагировали ни на факт проведения съезда, ни на его решения. Они, судя по всему, оказались в весьма затруднительном положении. Ведь дальнейшее использование административного ресурса в поддержку президента-кандидата может привести только к одному — разрушению с таким трудом созданного имиджа Алжира как демократической страны. Подобная ситуация, считает директор формально независимой, однако считающейся близкой к армейским кругам газеты «Аль-Ватан» Омар Белушет, чревата гражданской войной. В свою очередь проберберская газета «Либерте» пишет, что «если не призвать пироманов к порядку, в ближайшие дни можно ожидать самого худшего».

42.16MB | MySQL:92 | 1,002sec