Краткая характеристика национальной армии Афганистана

На сегодняшний день коалиционная группировка войск НАТО в Афганистане, костяк которой составляют соединения и части США, на себе все явственнее ощущают действия боевых групп различных оппозиционных движений и групп, в том числе и террористических. Однако многонациональные силы до сих пор вынуждены выполнять многочисленные функции, присущие национальной армии. И этому главная причина — отсутствие в Афганистане национальных вооруженных сил.

Переходное правительство Афганистана обнародовало 20 июня 2002 г. указ о создании добровольной национальной армии Афганистана, которая будет обеспечивать безопасность страны после вывода Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF). Формирование многонациональной армии численностью (по разным источникам) от 60 до 80 тыс. человек (от 50 до 83 батальонов) является основным аспектом плана восстановления страны, представленного переходным правительством Афганистана и международным сообществом после падения режима талибов осенью 2001 г. С помощью регулярной, подготовленной, дисциплинированной и предельно деполитизированной армии правительство Х.Карзая стремится распространить свою власть за пределы Кабула. Однако в обозримом будущем (на среднесрочную перспективу до 2010 года) эта задача остается невыполнимой.

Это связано, прежде всего, с ненадежности вновь сформированных частей и подразделений афганской армии, костях которой составляют боевые формирования Северного альянса. Кроме того, часть полевых командиров вообще отказываются от признания легитимности власти и полномочий Х.Карзая и не стремятся разоружить своим отряды. Примером тому — постоянные вооруженные стычки на севере Афганистана между формированиями генерала Достума (узбека) с отрядами таджикских и пуштунских полевых командиров. Хотя еще совсем недавно они воевали рука об руку против талибов.

В соответствии с решением состоявшегося 2 мая 2002 г. в Вашингтоне саммита США и стран Европейского союза ответственность за формирование Национальной афганской армии возложена на Объединенное Центральное командование Министерства обороны США. В рамках программы зарубежного военного финансирования администрация Дж. Буша выделила 50 млн. долл. США для обучения и снаряжения афганских национальных вооруженных сил. Кроме США, о готовности оказать финансовую и техническую помощь временному правительству Афганистана в формировании новой регулярной армии объявили Бангладеш, Китай, ФРГ, Индия, Иран, Италия, Пакистан, Турция и Великобритания.

Особо примечателен факт оказания помощи Национальной армии Афганистана вооружением и военной техникой (ВВТ). Министр обороны и большая часть полевых командиров, оставшаяся верными Х.Карзаю, категорически отказалась от поставок афганским частям ВВТ западных образцов, при этом выразив приверженность вооружению и военной технике советского и китайского (аналогов советского) производства. Чтобы разрешить это противоречие, американцы, конечно же, отказались принять предложения Российской Федерации и Китая о безвозмездных поставках указанного специмущества; тем более, не рассматривались варианты помощи со стороны Ирана. Однако в этом случае проблема была решена очень просто со свойственной американцам деловитостью: они собрали часть стрелкового оружия, боеприпасов к ним, несколько единиц бронетанковой техники, артиллерийских систем и вертолетов, отремонтировали их в Иордании и после восстановления направили в адрес… Посольства США в Кабуле. Как представляется, таким образом США (опять же в обход международного права не использовать ни при каких обстоятельствах захваченное вооружение и военную технику в других странах и регионах) намерено вооружать Национальную армию Афганистана.

Международная помощь позволит подготовить в течение пяти лет 30 тыс. солдат, которые в свою очередь обучат другие подразделения. По первоначальным подсчетам численность сухопутных войск составит около 60 тыс. человек, ВВС — 8 тыс., пограничных войск — около 12 тыс. В настоящее время речь идет о формировании пехотной бригады, предназначенной для действия в горах, численностью 2400 человек.

3 апреля 2002 г. первый батальон Национальной афганской гвардии численностью 600 человек завершил шестинедельный курс основной подготовки. На первых порах батальон, получивший название «1 BANG», используется в качестве президентской гвардии — ему поручена охрана правительственных зданий, в частности дворца переходного правительства Хамида Карзая в Кабуле. В июне «гвардейцы» были привлечены к обеспечению безопасности Лойя джирги, которая выбирала новое афганское правительство. В конце февраля — начале марта 2002 г. 600 афганских солдат участвовали в операции американского спецназа против боевиков «Талибана» и «Аль-Каиды» в укрепленном районе Шах-э-кот в восточном Афганистане. Они прошли базовую военную подготовку в различных областях — от охраны объектов до тактических приемов окружения позиций противника. Кроме строевой и стрелковой подготовки, новобранцев обучали приемам борьбы с террористами и методам подавления антиправительственных выступлений. На протяжении трех недель, непосредственно пред началом операции в Шах-э-кот, они также прошли интенсивный курс обучения огневой подготовке из стрелкового оружия и легких минометов.

Подготовку четырех батальонов афганской армии (по 600 человек каждый) курируют Франция и США. С середины мая 2002 г. американские военнослужащие Командования специальных операций проводят подготовку второго батальона. С 8 июня нынешнего года к занятиям приступили 60 инструкторов из 27 горнопехотной бригады французских вооруженных сил, базирующейся в Гренобле. На подготовку двух афганских батальонов французским правительством выделено 3,5 млн. евро.

Занятия проводятся в центре подготовки Кабульской военной академии в восточном пригороде Кабула. На курсах задействованы 250 военнослужащих США, большая часть из которых занимается охраной лагеря и материально-техническим обеспечением. Французские военные занимаются перевозкой добровольцев, в том числе солдат, которых готовят американцы. Они также нанимают переводчиков, обеспечивают продовольствием, постельными принадлежностями и обмундированием. Кроме того, ими восстановлены казармы для рекрутов.

Набор новобранцев в новую афганскую армию проводит Министерство обороны Афганистана. Согласно указу афганского правительства, на добровольную военную службу сроком на 4 года приглашаются афганцы в возрасте от 22 до 30 лет. Официально набор производится на добровольной основе, но фактически новобранцы направляются в Кабул местными полевыми командирами, стремящимися заиметь своих представителей в национальной афганской армии.

Основным принципом комплектования новой афганской армии является многонациональность и этническая сбалансированность. Тем самым правительство надеется заменить многочисленные вооруженные отряды полевых командиров, которые сформированы в основном по национальному и даже племенному принципу.

Поскольку добровольцы направляются в Кабул местными органами власти, то они фактически несут ответственность за соблюдение этнического баланса в формирующейся армии Афганистана. Полиэтничность обеспечивается на основе квот — 20 солдат от каждой провинции. Такая система гарантирует в батальоне состав, близкий этнической карте страны: около половины солдат — пуштуны, 40 % — таджики, 7 % — узбеки, 5 % — хазарейцы, остальные принадлежат к менее многочисленным группам.

По прибытии в Кабульский центр подготовки, новобранцы проходят собеседование с американскими и французскими солдатами, медицинский осмотр, фотографируются.

Главными критериями отбора добровольцев является хорошее здоровье и отсутствие компрометирующих связей с режимом талибов. Однако, несмотря на это, в рядах новобранцев, по всей видимости, есть и бывшие талибы.

Единственным более-менее однородным по своему составу является офицерский корпус: почти все офицеры — бывшие армейские кадры ВС ДРА.

По словам руководителя курсов французского полковника Филиппа Сежерана, остальные стажеры еще молоды и малообразованны. У многих молодых афганцев война отняла возможность нормально учиться. Программа боевой и морально-психологической подготовки афганской армии контролируется американцами и соответствует натовским стандартам. В программу обучения входят маневры на пересеченной местности, огневая и тактическая подготовка, теоретические курсы. Все занятия строго лимитированы по времени. Обучение юных афганцев проходит в экстремальных условиях

Между тем западные военные специалисты считают, что десять недель достаточно для обучения нового контингента основам военной науки. По словам представителя министерства обороны Афганистана в Кабульской военной академии полковника Хоссена, большая часть новобранцев имеет немалый боевой опыт. Однако имеют место и нарушения воинской дисциплины. Новобранцы неохотно выполняют свои обязанности, напрямую не связанные с несением службы. Некоторые новобранцы приходят в центр подготовки лишь за оружием и обмундированием. Поскольку ранее часть стажеров покинули Академию как только полностью экипировались, то, по словам французского офицера, призывникам не выдают снаряжение в первый день прибытия на службу.

При подготовке военнослужащих новой афганской армии существуют и языковые проблемы. Традиционно в Афганистане военным языком является пушту. Однако, учитывая многонациональный состав будущей афганской армии, все команды нужно еще переводить на фарси для персоязычных солдат.

В июне 2002 г. остро проявились трудности с набором добровольцев. По словам командира батальона полковника Аминуллы, в то время на начало июня из запланированных 600 человек к ним прибыли лишь 37 офицеров и 352 рядовых. По этой причине французские военные специалисты вынуждены были даже перенести начало занятий со 2 на 8 июня.

Проблемы с набором добровольцев в регулярную армию Афганистана, вероятно, вызваны крайне низким уровнем денежного содержания новоиспеченных военнослужащих. Согласно указу о создании добровольной Национальной армии Афганистана от 20 июня 2002 г., военнослужащим будет выплачиваться денежное содержание в размере 30 долларов в месяц во время обучения и 50 долларов во время прохождения действительной службы. Однако зарплата в 30-50 долларов в месяц кажется новобранцам крайне недостаточной.

Как известно, военнослужащим первого батальона, приступившего к исполнению своих обязанностей в апреле 2002 г., первоначально выплачивалась зарплата 200 долларов в месяц, а за участие в боевых действиях во время мусульманского праздника «Эйд-аль аддха» в конце февраля выдавалась премия в размере 50 долларов. По словам старшего научного сотрудника Центра оборонных исследований лондонского Королевского колледжа полковника Филиппа Уилкинсона, военная подготовка и выплачиваемое американскими войсками жалование являются составной частью программы Командования сил специальных операций по привлечению афганских солдат на свою сторону и обеспечению дополнительного притока военных кадров. Сегодня этот стимул явно не работает.

Кроме того, проблемы с набором рекрутов могут быть связаны с нежеланием афганских полевых командиров, разделивших страну на «сферы влияния», лишиться собственных армий по мере создания национальных вооруженных сил, подконтрольных центральному правительству. Ведь в Афганистане ничто не ценится так высоко, как сила, власть и деньги. Без собственной армии нет силы, а значит, меньше власти и соответственно денег.

В этом контексте необходимо обратить внимание на слабость будущей афганской армии и с исторической точки зрения. Еще со времен эмира Абдуррахмана, силой объединившего афганское государство в конце XIX века, правительственные войска никогда не представляли силу, способную противостоять полевым командирам, закрепившимся в своих провинциальных вотчинах. Армия короля Амануллы, подготовленная Турцией, была разгромлена во время мятежа племен в 1929 г. Пятьдесят лет спустя коммунистическая афганская армия распалась под натиском моджахедов.

Между тем наемные военнослужащие новой афганской армии (в основном те, кто входил в боевые формирования Северного альянса) гордятся тем, что носят форму западных армий и представляют солдат и офицеров будущей Национальной афганской армии. Именно представители офицерского корпуса высокопарно отзываются о будущих боевых возможностях новой армии. Более осторожен в суждениях представитель Корпуса морской пехоты США майор Ральф Миллс. «Наивно было бы думать, что они афганцы) справятся с любой задачей, в частности с преследованием талибов, действующих на востоке страны. Подготовка даст лишь базу, над которой надо будет работать. Мы научим их основам пехотной тактики, и это все, в чем мы им можем помочь», — признался он.

Главная же цель подготовки — превратить боевиков в дисциплинированных солдат, полностью подчиненных правительству и способных интегрироваться в западную группировку войск. Неудивительно, что при обучении афганских военных особый упор делается на отработку подчинения гражданским властям и военному командованию НАТО. Однако технической подготовки, проводимой западными инструкторами, вряд ли будет достаточно для того, чтобы внушить солдатам настоящий корпоративный дух. «Конечно, никто не думает, что за несколько месяцев можно создать эффективную армию, — объяснил американский морской пехотинец из западного командования в Кабуле, — Но у нас нет другого выбора, кроме как попробовать это сделать!»

Пристальное внимание к афганской проблеме привлекает и руководство соседних государств — Ирана и Китая, что обусловлено наличием общих и достаточно протяженных границ с Афганистаном. Военно-политическая нестабильность в этой стране, а также присутствие там западных военных контингентов вызывают в Тегеране и Пекине серьезное беспокойство. Официальные лица КНР и ИРИ высказываются в поддержку сохранения территориальной целостности Афганистана, формирования там широкопредставительного правительства и демократического общества на основе своих исторических традиций и культуры с учетом интересов всех группировок и слоев населения. И в этом иранская и китайская позиция очень близки.

Таким образом, при формировании единой, дисциплинированной и политически нейтральной национальной армии Афганистана западные военные инструкторы сталкиваются с многочисленными трудностями. Они связаны, в первую очередь, с характерным для афганцев недоверием к иностранному военному присутствию, их желанием извлечь из сотрудничества с иностранцами финансовую и материальную выгоду (оружие, обмундирование, деньги), соперничеством за власть между разрозненными группировками полевых командиров, постоянно меняющих политическую ориентацию.

42.18MB | MySQL:92 | 1,043sec