Курдский фактор в кризисной ситуации вокруг Ирака

Курды — один из древних народов Передней Азии. Живут главным образом в Иране, Турции, Ираке, Сирии (на территории Курдистана) и некоторых других странах. Общая численность (на 1971 год), по различным приблизительным оценкам, от 7,5 до 12 млн. человек. Говорят на нескольких диалектах курдского языка. Подавляющее большинство курдов (порядка 75%) исповедуют ислам суннитского толка, значительна часть — мусульмане-шииты и алавиты, также есть христиане. Относительно небольшая часть курдов исповедуют доисламскую курдскую религию — езидизм. Но, независимо от вероисповедания, курды своей «исконной» религией считают зороастризм.

Иракские курды и Саддам Хуссейн.

Отношения курдского народа и Саддама Хуссейна всегда были весьма сложными.

Несмотря на то, что 11 марта 1970 года иракское правительство официально признало право курдов на автономию, сам закон об автономии, принятый четыре года спустя без какого-либо согласования с курдами, на практике не оправдывал себя и постоянно нарушался. По мнению курдов, политика, проводимая Багдадом, всегда была направлена на то, чтобы максимально сохранить контроль над Курдистаном, причем все действия в отношении курдского народа носили отчетливый тоталитарный характер. К тому же багдадский режим взял на вооружение все основные приёмы геноцида: насильственная «арабизация» курдских земель, этнические чистки, массовое физическое уничтожение населения (с применением химического оружия). Символом этой «политики по уничтожению курдского народа» стала химическая атака города Халабджи в марте 1988 года.

После событий 1991 г. положение курдов заметно улучшилось. Введение санкций против Ирака, создание бесполётных зон привели к тому, что власть над территориями Южного Курдистана ускользнула из рук Саддама Хуссейна, и эти территории, таким образом, стали фактически независимыми и управляемыми самими курдами. Уже в 1992 году были проведены выборы в парламент Свободного Курдистана и сформировано правительство. Впервые судьба курдов оказалась в их собственных руках.

Однако, столкнувшись с тем, что нужно было достаточно быстро переориентироваться из «вождей» вооруженных повстанческих группировок в подлинных государственных деятелей, лидеры Демократической партии Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК) не сумели сразу и с полной эффективностью использовать открывшиеся возможности. На практике Курдистан был поделён на две зоны: зону, подконтрольную ДПК (провинции Эрбиль и Дохук) и зону, подконтрольную ПСК (провинция Сулеймания). Тем не менее, с течением временем курдское руководство стало более опытным в плане государственного управления, что стало особенно заметно в последние годы. Мирный процесс между основными курдскими партиями резко ускорился. Сейчас идут разговоры о формировании общих государственных структур и подготовке новых выборов. Однако нельзя не отметить, что даже в период противостояния между ДПК и ПСК позиции этих организаций в отношении будущего устройства Ирака были идентичны.

Тем не менее, курдская проблема всё ещё остается нерешенной. Курдские лидеры прекрасно знают, что нынешняя ситуация, которая продолжается уже более десяти лет, не может оставаться в таком виде всегда, и что судьба Курдистана будет решаться в Багдаде. Что же касается действующей политической системы Ирака, то она, по мнению курдских лидеров, основана прежде всего на жёсткой централизации власти меньшинства, и единственный выход здесь — смещение Саддама с поста главы государства. Однако лидеры ДПК и ПСК понимают, что они не в силах в одиночку изменить существующий иракский режим, и что в стране нет никакой реальной оппозиционной силы, в союзе с которой можно было бы решить эту задачу. В идеале курды видят себя в качестве членов равноправной арабско-курдской федерации в демократическом Ираке. При этом свободное национальное развитие курского народа, по их мнению, абсолютно невозможно в рамках автономии, по той простой причине, что любая автономия, зависимая от центра, станет лишь ширмой для авторитарного багдадского режима.

Проблема иракских курдов давно вышла за пределы Ирака. Курды не верят в возможность диалога с Саддамом Хуссейном. По словам Гасана аль-Атия, известного иракского политолога и публициста, главного редактора издаваемого в Лондоне информационного бюллетеня «Иракский файл», «никто не знает цену обещаниям Саддама Хуссейна лучше, чем курды. Они в течение длительного времени подвергались жестокому подавлению, следовательно, они нуждаются в международных гарантиях своей безопасности. Но Саддам не желает принять это, ссылаясь на «суверенитет и невмешательство во внутренние дела государства»».

Для курдского населения Ирака смещение Саддама Хуссейна с поста главы государства является в какой-то степени гарантом того, что «скоро придет конец … этому кошмару для всего иракского народа» (Бархам Салех, представитель Патриотического Союза Курдистана (ПСК)). Как справедливо заметил академик РАН, директор Центра курдских исследований Шакро Мгои, «то, что курды заинтересованы в свержении этого режима, совершенно очевидно. Это исходит не от курдов, а от самого режима, который причинил курдам неисчислимые бедствия от геноцида, применения химического оружия».

Предполагаемые военные действия США против Ирака. Мнение курдской оппозиции относительно ситуации в пост-саддамовском Ираке.

Лидеры крупнейших курдских партий Ирака — Джаляль Талабани (ПСК) и Масуд Барзани (ДПК) имеют серьёзные опасения, что, если Саддам Хуссейн будет свергнут и, вполне вероятно, ему на смену придет новая диктатура, которая устроит Запад, то в этом случае курды потеряют всё. Поэтому последние весьма осторожны и избирательны в своих высказываниях по поводу предполагаемого американского вторжения в Ирак. С одной стороны, они выступают на стороне США, выражая обеспокоенность по поводу наличия ОМУ у Багдада и настаивая на том, что режим Саддама Хуссейна не несёт иракскому народу ничего, кроме мучений и геноцида, а силы мирового сообщества во главе с США должны помочь стране выйти из-под власти Саддама. С другой стороны, курды утверждают, что в том случае, если война всё-таки состоится, на сцену должна будет выйти именно иракская оппозиция, которая будет в состоянии управлять страной в переходный период и предотвратит анархию; в противном же случае (т.е. если США решат сменить власть в Ираке, не прибегая к помощи оппозиции) региону обеспечено длительное кровопролитие и грандиозная гуманитарная катастрофа, жестокая партизанская война и миллионы беженцев, и, что особенно страшно, будет неслыханный взлет экстремизма и терроризма по всему миру. Как сказал Бархам Салех (представитель ПСК), «мы не можем позволить, чтобы будущее страны решалось без нашего непосредственного участия, ведь только наша активная позиция в вопросах государственного строительства может гарантировать, что будущий Ирак станет отличаться от ужасного прошлого. И эти наши желания абсолютно совместимы с принципом сохранения территориальной целостности Ирака, который мы однозначно разделяем. Иракские курды становятся ключевыми игроками в иракской и региональной политике…». «Пока нет ни одного сценаpия об устpойстве Иpака после Саддама и мы не хотим опять остаться ни с чем… Для нас главное — место иpакской оппозиции в будущем Иpаке», — заявил куpдский пpедставитель ДПК Зебаpи.

В свете последних событий вокруг Ирака становится понятно, что курды, скорее всего, не будут принимать активного участия в военной операции США против Ирака. Тем не менее, они готовы оказать пассивную поддержку Вашингтону. Курды, несомненно, также очень надеются на то, что, сотрудничая с Вашингтоном, в пост-саддамовском Ираке они смогут стать одной из главных политических сил, а их лидеры смогут получить ключевые посты в будущем правительстве. Как сказал лидер Патриотического союза Курдистана (ПСК) Джаляль Талабани в своём интервью ежедневной арабской газете «Шарк Аль-Аусат», «…курды будут приветствовать присутствие американских военных, которые будут защищать их свободу и позволят предотвратить использование оружия массового поражения. Таково мнение курдского населения после того, как в 1991 году американцы спасли их от трагедии и массового изгнания. Имеется объяснение столь либерального отношения курдов к американцам — это их воздушная защита «зоны безопасности», которая защищает свободу курдских провинций, гарантируя культурное, социальное и экономическое развитие в Иракском Курдистане. Именно поэтому курдский народ одобрил бы американское присутствие в Курдистане. Но это нельзя путать с идеей относительно вторжения в Ирак. Мы, иракская оппозиция, имеем единое мнение, что всесторонние демократические изменения в стране должны осуществляться силами оппозиции при поддержке региональных и международных сил, включая Соединенные Штаты… Мы против вторжения, мы поддерживаем принцип демократических преобразований, пусть и с американской помощью. Мы полагаем, что Соединенные Штаты должны координировать работу и сотрудничать с иракской оппозицией, и не должны вынашивать идею изменения режима без учета мнения и интересов оппозиции».

Курдский народ стремится к тому, чтобы всё мировое сообщество осознало, что курды — не объект, а субъект международных отношений, и он, как и все народы мира, имеет свои законные права и интересы, игнорирование которых или же недостаточное внимание к которым может привести к тяжёлым последствиям для всего региона.

По материалам www.kurdistan.ru, www.rusenergy.com, www.com2com.ru, http://www.dailystar.com/star/today/30207imilitary-IraqsKurd.html.

50.38MB | MySQL:110 | 0,730sec